О трудовой доблести

Тыл – это половина Победы, даже больше

Маршал Г.К. Жуков

Опыт войн показывает, что победы куются не только на полях сражений, но и в цехах заводов и фабрик, в кабинетах научно-исследовательских институтов, на нефтяных промыслах и крестьянских нивах.

Одним из основных источников силы нашей армии была связь тыла с фронтом. Оттуда отправлялось оружие, боеприпасы, снаряды и продовольствие. Во всех уголках страны шла перестройка промышленных предприятий на военный лад, всюду изыскивали, мобилизовывали средства и ресурсы для оказания помощи фронту.

“Всё для фронта! всё для победы!” – этот лозунг военного времени, появившийся 1 июля в газете «Правда»,  требовал огромных усилий в работе, полной отдачи от каждого.

Фундамент будущей победы Советского Союза в экономическом противоборстве с Германией удалось заложить еще до начала войны. Сложная международная обстановка, угроза вооруженного нападения извне вынуждали советское руководство укреплять обороноспособность государства. Правительство настойчиво и целеустремленно, пренебрегая во многом жизненными интересами своего народа, готовило страну к отражению агрессии.

За годы довоенных пятилеток в СССР был достигнут значительный уровень развития производительных сил. С 1928 по 1940 г. национальный доход увеличился более чем в 5 раз, производство электроэнергии — в 9,7 раза, добыча угля — в 4,7 раза, нефти — в 2 раза, выплавка стали — более чем в 4 раза, выпуск продукции машиностроения — в 20 раз. Были возведены такие машиностроительные гиганты, как Горьковский автозавод, Челябинский и Сталинградский тракторные заводы, Уральский завод тяжелого машиностроения, крупные заводы в Омске, Новосибирске, Красноярске, Иркутске, оборудованные по последнему слову техники. Началось сооружение крупных судостроительных заводов на Дальнем Востоке и на Севере. На востоке страны была создана вторая угольно-металлургическая база: Урало-Кузнецкий комплекс, который включал Магнитогорский и Кузнецкий комбинаты и сыграл во время войны очень важную роль в обеспечении страны металлом, углем и химической продукцией. Стремительно развивался Карагандинский угольный бассейн, а между Волгой и Уралом создавалась новая нефтяная база. Накануне войны восточные районы давали уже около 20% всей промышленной продукции СССР.

Особое внимание уделялось развитию военной промышленности. Были значительно увеличены ассигнования на военные нужды: в 1940 г. они составили 32% государственного бюджета и выросли до 56,8 млрд рублей против 17,5 млрд в 1937 г. (тогда эта сумма составляла всего 10%). Развертывались новые военно-промышленные базы в Поволжье, на Урале и в Сибири. Там строились заводы-дублеры, оснащенные современным оборудованием, которые опирались на местную топливно-металлургическую базу. Одновременно ряд гражданских предприятий был переведен на выпуск военной продукции. Большое внимание уделялось накоплению государственных резервов и мобилизационных запасов, общая стоимость которых с 1940 по июнь 1941 г. увеличилась почти вдвое.

Таким образом, в Советском Союзе накануне войны был создан солидный материально-производственный потенциал, необходимый для оснащения армии и флота различными видами оружия и военной техники. Однако не все намеченные мероприятия по укреплению обороны страны удалось тогда осуществить. Выявились и слабые стороны в подготовке советской экономики к отражению агрессии. Были допущены отдельные диспропорции. Отставали от потребностей народного хозяйства добыча нефти, производство металлов и химической продукции. Для ускоренного развития промышленности в восточных районах не хватало электроэнергии. В ряде районов оставалась низкой пропускная способность железных дорог. Не были решены проблемы сельского хозяйства, особенно отставало животноводство. Во многих отраслях промышленности и в сельском хозяйстве была низкая производительность труда.

Территориальное размещение оборонных предприятий определялось не столько геостратегическими требованиями, сколько имеющейся инфраструктурой. Большинство из них располагалось в Центральном, Северо-Западном и Южном промышленных районах. Слабо учитывались изменившиеся после Первой мировой войны характер и особенности вооруженной борьбы, связанные с повышением маневренности войск, их способностью действовать в высоких темпах и на большую глубину, наносить воздушные удары по тыловым военно-экономическим центрам. Последствия такого подхода оказались катастрофическими: летом 1941 г. свыше 80% всех предприятий оборонной промышленности, в том числе 94% авиационных заводов, оказались в зоне боевых действий или в прифронтовых районах.

Планы расширения военного производства на востоке страны к началу войны не были в полной мере осуществлены: промышленные предприятия Урала, Поволжья, Западной и Восточной Сибири, а также Средней Азии и Дальнего Востока производили всего 18,5% военной продукции от намеченного уровня. До 1941 г. в восточных районах отсутствовали даже прокатные станы для изготовления танковой брони, так что здесь не было выпущено ни одного танка.

Созданная в начале 1930-х гг. колхозная система сельского хозяйства оказалась приспособленной к максимальной мобилизации материальных ресурсов села на нужды войны. Обязательные государственные поставки, которые в мирное время являлись тормозом для развития сельского хозяйства, в условиях войны позволили государству создать необходимый продовольственный фонд. Распределялся он строго централизованно путем установления нормированного снабжения, в котором на первом месте стояли  потребности действующей армии. Она регулярно получала продовольствие, положенное по нормам обеспечения.

Несмотря на имевшиеся недостатки в развитии военного производства и размещении производительных сил, советская экономика по сравнению с германской имела и ряд преимуществ. В их числе были огромная территория, все основные виды стратегического сырья и значительные людские ресурсы, а также относительная независимость от внешней торговли.

В первые месяцы войны Красная армия в приграничных и последующих сражениях потеряла значительное количество вооружения, военной техники. Она лишилась 40-70% боеприпасов, горючего, продовольствия и других видов материальных средств, размещенных на территории приграничных военных округов. Только Западный фронт к 29 июня лишился более 60 складов, в том числе 10 артиллерийских, 25 складов горючего, 14 продовольственных, трех автобронетанковых и других. Потери к этому времени составили: боеприпасов — 2 тыс. вагонов (30% всех запасов округа), горючего — более 50 тыс. тонн (50% запасов), продфуража — около 40 тыс. тонн (50% запасов), вещевого имущества — около 400 тыс. основных комплектов (90% запасов). Потери инженерного, обозно-хозяйственного, медицинского имущества и средств противохимической защиты достигли 85-90% всех запасов округа. Все это отрицательно влияло на боеспособность войск.

Кроме того, на оккупированной к ноябрю 1941 г. территории СССР до войны проживали 40% населения страны, добывалось 63% каменного угля и 65% железной руды, вырабатывалось 53% электроэнергии, собиралось 38% валовой продукции зерна, производилось 84% сахара, численность крупного рогатого скота составляла 38%, поголовье свиней — 60%. Страна лишилась 41% протяженности железнодорожных путей. До сего времени одни называют этот период катастрофой для Советского Союза, другие — поражением вооруженных сил. Одни говорят, что руководство государства, правительство страны растерялись, были парализованы и находились в шоке, другие, наоборот, что наркоматы напрягались до предела и превратились в своего рода монолит.

В первые месяцы войны осуществлялась энергичная работа по поиску путей выхода из создавшегося положения. Проводилась поистине титаническая работа по перестройке народного хозяйства на военный лад. Требовалось мобилизовать производственные мощности промышленности, материальные, а главное трудовые ресурсы на нужды фронта, быстро и в значительных размерах развернуть производство военной продукции, по-военному организовать работу транспорта. Необходимо было перестроить саму структуру народного хозяйства, перераспределить материальные, трудовые и финансовые ресурсы, создать новую систему производственного кооперирования предприятий, изменить во многих случаях коренным образом технологию производства и осуществить другие технические и организационные мероприятия. Все это невозможно было бы осуществить без самоотверженного труда и усилий  рабочих, колхозников, инженерно-технических работников, ученых.

Военно-хозяйственный план перестройки экономики  и мобилизация ресурсов

Основополагающим документом в деле перевода советской экономики на военные рельсы являлось постановление ГКО от 4 июля 1941 г. «О выработке военно-хозяйственного плана обеспечения обороны страны». В нем ставилась задача выработать план работы, «имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозимых в указанные районы в порядке эвакуации». Это означало доведение военного производства до уровня, обеспечивающего все потребности фронта, создание в короткие сроки на востоке основной промышленной базы страны и достижение военно-экономического перевеса над нацистской Германией. «Интересы быстрейшего создания слаженного военного хозяйства в чрезвычайных условиях побуждали органы советской власти к активным неотложным действиям. Дело облегчалось в этом случае тем, что господствующей формой собственности в народном хозяйстве была общественная, а конкретно — государственная. Другой формой собственности была кооперативно-колхозная, также легко регулируемая государством».

Важную роль в перестройке советской экономики на военный лад и ее развитии в последующие годы войны сыграл разработанный Госпланом СССР военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. Он был одобрен 16 августа 1941 г. Совнаркомом СССР и ЦК ВКП(б). Документ представлял собой программу развития основной военно-промышленной базы в восточных регионах. В ней были сформулированы новые принципы маневрирования экономическими ресурсами страны в таких масштабах, каких ранее не знала история. Принимались чрезвычайные меры для развития на востоке страны тяжелой промышленности, увеличения выработки электроэнергии, добычи угля, нефти, увеличения роста военного производства.

Одним из самых главных показателей результатов перестройки народного хозяйства на военный лад явилось перераспределение ресурсов в интересах войны, а также увеличение выпуска и улучшение качества военной продукции. Уже в августе 1941 г. производство танков в нашей стране по сравнению со среднемесячным выпуском в 1940 г. увеличилось более чем в три раза. Всего в 1941 г. советской промышленностью было произведено свыше 15,7 тыс. боевых самолетов, более 6,5 тыс. танков, свыше 38,3 тыс. орудий (калибра 76 мм и крупнее, без танковых) и минометов (калибра 82—120 мм).

Об огромных масштабах, в которых происходило перераспределение ресурсов в интересах увеличения военного производства, свидетельствуют и такие данные. Только на выпуск боеприпасов в 1941 г. было переключено 382 предприятия 34 наркоматов и ведомств. В 1942 г. уже 1108 предприятий 58 наркоматов и ведомств занимались производством боеприпасов.

Мобилизация трудовых ресурсов

Превращение страны в единый военный лагерь и перевод народного хозяйства на военный лад в решающей степени зависели от кадрового потенциала государства. Проблема кадров в годы войны стала одной из острейших. Помимо мобилизации в вооруженные силы значительное число работоспособного мужского населения ушло в истребительные батальоны, партизанские отряды, народное ополчение. Требовалось непрерывное восполнение боевых потерь на фронте, обеспечение расширения военного производства, нужд гражданской обороны и строительства оборонительных сооружений, перебазирование в восточные районы страны огромных материальных ресурсов и культурных ценностей. Трудности усугублялись тем, что фашисты оккупировали советские территории, где до войны жили 12 млн рабочих и служащих. В тоже время потребность народного хозяйства, особенно тяжёлой и оборонной промышленности, в рабочей силе возрастала.

В июне 1941 г. при Бюро Совнаркома СССР был образован специальный Комитет по распределению рабочей силы. Средняя численность рабочих и служащих в народном хозяйстве страны уменьшилась с 31,8 млн человек в первом полугодии 1941 г. до 22,8 млн во втором полугодии и до 18,4 млн в 1942 г. Требовалось рационально распределить оставшиеся трудовые ресурсы, изыскать новые, чтобы обеспечить кадрами военную промышленность и связанные с ней отрасли. Позже на этот комитет были возложены функции учета рабочей силы. Перестройка аппарата управления сопровождалась резким сокращением штатов наркоматов, различных учреждений и всего управленческого аппарата. Многие специалисты из учреждений направлялись на заводы и фабрики.

Мобилизация трудовых ресурсов на нужды войны была связана с осуществлением и ряда других важных мер политического и организационного характера. Одним из них стало ужесточение режима работы. На пятый день войны, 26 июня, Указом Президиума Верховного Совета СССР «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» был увеличен рабочий день, отменялись отпуска, вводились обязательные сверхурочные работы продолжительностью от одного до трех часов в день. Рабочий день для взрослых увеличился до одиннадцати часов при шестидневной рабочей неделе.

Для решения проблемы рабочей силы огромное значение имело развернувшееся с первых дней войны массовое патриотическое движение женщин-домохозяек, учащихся старших классов, студентов, кадровых рабочих-пенсионеров, которые пошли на производство, чтобы заменить на трудовом посту своих мужей, отцов, сыновей, ушедших на фронт. Только в течение второй половины 1941 г. на производство пришли 500 тыс. женщин-домохозяек и 360 тыс. учащихся 8-10-х классов средних школ. Важным источником пополнения квалифицированных кадров в решающих отраслях военной экономики была созданная перед войной система государственных трудовых резервов. Новые кадры квалифицированных рабочих готовились в условиях военного времени прямо у станка при помощи опытных рабочих, инженеров и техников.

В соответствии с постановлением СНК СССР в военную промышленность и связанные с ней отрасли направлялись рабочие из легкой и пищевой промышленности, коммунального хозяйства, служащие из управленческого аппарата, мобилизовалось незанятое население. В декабре 1941 г. был принят указ «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий», по которому самовольный уход приравнивался к дезертирству из армии. Высококвалифицированные рабочие и специалисты в решающих отраслях промышленности бронировались от призыва в армию.

В результате всех перечисленных мер примерно на треть была повышена загрузка производственных мощностей без увеличения численности рабочих и служащих.

Важным шагом на пути преодоления кадрового дефицита стал Указ Президиума Верховного Совета СССР “О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве”, изданный 13 февраля 1942 г. В условиях войны трудовые мобилизации населения представляли собой вынужденную меру, которая позволила государству обеспечить кадрами наиболее важные участки производства и выполнение оборонных работ.

С 1942  г. по июль 1945 г. было привлечено на постоянную работу в промышленность, строительство и на транспорт 3010,4 тыс. человек городского и сельского населения, в ремесленные училища и школы фабрично-заводского обучения было направлено 2121,4 тыс. подростков.

Мобилизованное трудоспособное население направлялось прежде всего в ведущие отрасли тяжелой промышленности и на оборонные предприятия. Основную часть мобилизованных составляли женщины.

Граждане привлекались также для выполнения оборонных работ и заготовок топлива, охраны путей сообщения и сооружений, борьбы с пожарами, эпидемиями и стихийными бедствиями, а также для иных государственных заданий.

Повышение творческой активности трудящихся

Важнейшим средством увеличения трудовых ресурсов являлось повышение творческой активности масс. Уже с первых дней войны началось массовое движение за перевыполнение производственных норм.

5 октября 1941 г. передовица газеты  «Правда» была посвящена движению двухсотников. Движение двухсотников  зародилось в предвоенные годы и  выражалось в увеличения выработки продукции до 200 % плана. Новый размах оно  получило в годы войны и велось под лозунгом: «Работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт!»

Инициатором движения стали молодые рабочие промышленных предприятий в Горьком: Ф. М. Букин (машиностроительный завод) и В. Ф. Шубин (Автозавод). Двухсотниками становились рабочие совхозов и МТС. Движение двухсотников переросло движение трёхсотников, пятисотников, а впоследствии – в движение тысячников. Появилось соревнование за совмещение профессий и многостаночное обслуживание. Эти формы трудовой активности открыли новые резервы для развития военной экономики.

Острая кадровая проблема в сельскохозяйственном производстве, колхозах и совхозах, на машинно-тракторных станциях  разрешалась путем расширения занятости сельского населения, главным образом женщин, подростков и пожилых людей, в том числе эвакуированных, привлечения их к работе на полях и фермах.

В новых условиях по сокращенным программам работали высшие и средние специальные учебные заведения, а также разветвленная сеть курсов, которые готовили руководящие кадры для различных отраслей народного хозяйства.

Финансовые органы государства после анализа сложившейся обстановки пришли к выводу о необходимости проведения ряда мероприятий, направленных на пополнение государственного бюджета в целях резкого увеличения производства военной продукции.

В результате проведенных мер страна превратилась в единый военно-трудовой комплекс. Фронт и тыл жили, воевали и работали под единым лозунгом: «Все для фронта, все для победы!», и это был не просто лозунг, а реальная действительность.

Эвакуация людских и материальных ресурсов на Восток

Как писал Маршал Г.К. Жуков: “Народная трудовая эпопея по эвакуации и восстановлению производственных мощностей в годы войны по размаху и значению своему для судьбы нашей Родины равна величайшим битвам второй мировой войны”.

С самого начала войны перед тылом встала совершенно необычная и чрезвычайно важная стратегическая задача — перебазирование крупных людских и материальных ресурсов из угрожаемых районов в тыл страны.  Центральный комитет партии и правительство в первые дни войны определили порядок и организацию эвакуации и создали для этого специальные органы. 24 июня 1941 г. был создан Совет по эвакуации, председателем которого назначен Л. М. Каганович, а с 3 июля — Н. М. Шверник. 27 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли совместное постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Оно предписывало вывозить квалифицированных рабочих и служащих, женщин, стариков и детей. Для бесперебойной работы в наркоматах, рес­пуб­ли­ках и об­лас­тях соз­да­ва­лись ко­мис­сии по эвакуации. На мно­гих железнодорожных уз­лах, стан­ци­ях и при­ста­нях бы­ли об­ра­зо­ва­ны эвакопункты.

Совет по эвакуации немедленно приступил к работе. Он опирался на институт своих уполномоченных, на бюро и комитеты по эвакуации, созданные при наркоматах и ведомствах, а также на помощь партийных и советских организаций. В союзных республиках, оказавшихся под угрозой вражеского нашествия, также были созданы органы по эвакуации.

В тыловые районы были вывезены железнодорожным транспортом более 10 млн человек, водным — более 2 млн. К весне 1942 г. 5914 тыс. эвакуированных были размещены в автономных республиках, краях и областях РСФСР, остальные — в основном в Казахской ССР, республиках Средней Азии и Закавказье. Эвакуированному населению оказывалась помощь и поддержка. Только во втором полугодии 1941 г. ассигнования из бюджета страны в помощь эвакуированным составили почти 3 млрд рублей.

Одной из самой масштабных за всю историю войны стала эвакуация населения из блокадного Ленинграда. Она началась 29 июня 1941 г. и завершилась лишь 1 апреля 1943 г. За это время из осаждённого города были вывезены 1 743 129 человек, в том числе ленинградцы, жители области и прибалтийских республик. Они располагались как в соседних, так и в самых отдалённых областях СССР. Основная часть культурных учреждений была вывезена в Пермь, Киров (Вятку), города Средней Азии. На базе учебных заведений, размещённых в Саратове, Кыштыме и Ташкенте, позже были учреждены известные вузы. Ленинградские заводы и фабрики и вовсе были рассредоточены по 50-ти и более городам тыла. Позднее, с 1 апреля по 17 декабря 1943 г. из города были эвакуированы ещё 20 тыс. человек.

Статистика: в 1941-1942 гг. были эвакуированы порядка 17 млн человек, 12 млн  из которых были вывезены на восток до конца 1941 г. Размещение населения  производилось на Урале, в Поволжье, Западной Сибири, Средней Азии и Дальний Восток.

Таких масштабов и сроков перебазирования промышленных предприятий с тысячами станков и механизмов и с их трудовыми коллективами не знала ни мировая, ни отечественная практика!

Эвакуация предприятий

В течение второй половины 1941 г. была проведена огромная по масштабам работа по перебазированию промышленности из западных районов в глубокий тыл страны. В восточные районы были перемещены сотни металлургических, машиностроительных и других предприятий, в том числе такие гиганты, как Ворошиловградский, Бежицкий и Коломенский паровозостроительные заводы, Краматорский машиностроительный, Харьковский турбинный и другие. Только по железной дороге с Украины было вывезено 550 крупных предприятий, из Белоруссии — 109, из Эстонии — 62, из Ленинграда — 92, из Москвы и Московской области — 498, из других районов — 212. В Поволжье было направлено 226 предприятий, на Урал — 667, в Западную Сибирь — 224, в Казахстан и Среднюю Азию — 308. Некоторые предприятия эвакуировались в Азербайджан, Армению, Грузию. Одновременно с монтажом и пуском эвакуированных заводов в этих районах развернулось строительство оборонных предприятий.

Сроки эвакуации были предельно сжаты. Например, к концу августа 1941 г. из Ленинграда в глубокий тыл отправили около 100 крупных предприятий, вывезли более 600 тыс. человек. Из Москвы и области к концу ноября 1941 г. было эвакуировано почти 500 крупных предприятий. Из Запорожья за 45 дней вывезли около 320 тыс. тонн станков, конструкций, металла и других грузов. На новых местах в среднем через полтора-два месяца предприятия начинали давать продукцию. Решению задач по размещению и скорейшему возобновлению работы эвакуируемых предприятий способствовали осуществленные еще накануне войны меры по строительству в Поволжье, на Урале и в Западной Сибири ряда предприятий-дублеров машиностроительной, химической и других важных отраслей промышленности.

29 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение об эвакуации в тыл из прифронтовой полосы авиационных заводов, 3 июля ГКО принял постановление  об эвакуации из центральных районов и Ленинграда в города Поволжья, Урала, Сибири и Средней Азии 26 заводов Наркомата вооружения; 5 июля – о вывозе из центральных областей в Западную Сибирь оборудования для производства авиаприборов, а оборудования Харьковского дизельного завода и дизельных цехов ленинградского Кировского и Харьковского тракторного заводов в Челябинск.

В июле 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял решение об эвакуации из Москвы ряда крупнейших предприятий.

Наркоматы некоторых ключевых отраслей промышленности были вынуждены «ставить на колеса» почти все свои заводы. Так, Наркомат авиационной промышленности вывез 118 заводов, или 85% своих мощностей, Наркомат вооружения — 31 предприятие из 32. Было демонтировано девять основных заводов танковой промышленности, эвакуировано две трети производственных мощностей по выпуску пороха.

По каждому наркомату издавались соответствующие приказы об эвакуации предприятий, рабочих и служащих.

9 октября 1941 г. был издан приказ наркома авиационной промышленности А.И. Шахурина, согласно которому директору московского завода № 1 им. Сталина (ныне – РКЦ «Прогресс») А.Т. Третьякову предписывалось приступить к немедленной эвакуации в Куйбышев на площади завода № 122.

В Куйбышеве их ждали недостроенные корпуса, поэтому нужно было перевести максимально возможное количество инвентаря и оснастки. Грузили всё подряд: трансформаторы, осветительную арматуру, столы, табуретки, сантехнику, оконные рамы. Станки вытаскивали прямо через оконные проёмы и на автомашинах отправляли к вагонам, стоящим на заводских путях. Работали до изнеможения, почти не спали, и за 10 дней отправили столько оборудования, сколько в обычных условиях не перевезти бы и за год. К началу зимы из Москвы в Куйбышев прибыло 24 эшелона, насчитывающих 1400 вагонов.

На 13 декабря было разгружено 1910 станков, из которых 1881 единица оборудования установлена, 1531 подключено и на 1200 станках уже работали. Из-за жилищных трудностей только 7598 рабочих из 13886 прибывших смогли приступить к работе на новом месте.

Строительная площадка завода находилась в районе станции Безымянка, в 13 км от жилья большинства рабочих. В пургу и метель движение замирало – приходилось добираться до завода пешком.

Ещё в середине декабря почти все стены заводских корпусов находились в строительных лесах, сугробами засыпало строительную технику. Тем не менее неимоверными усилиями до наступления нового года коллективу завода удалось сдать три штурмовика Ил-2.

Перебазирование промышленности  происходило в то время, когда фронт постоянно требовал все больше вооружения и боеприпасов. Поэтому демонтаж предприятий, особенно военных, производился с таким расчетом, чтобы возможно дольше продолжать выпуск продукции на старом месте, одновременно перевозя оборудование и людей на новое место. Сложная военная обстановка и ограниченность во времени не могли не влиять на результаты эвакуации. Иногда оставалась невывезенной значительная часть готовой продукции, а некоторые предприятия целиком достались противнику. Однако, несмотря на огромные трудности, перебазирование производственных мощностей из западных районов в восточные было осуществлено.

Всего с июня по декабрь 1941 г. из угрожаемых районов по железной дороге были эвакуированы тысячи заводов и фабрик, в их числе 1523 крупных. 1360 предприятий, главным образом военных, были эвакуированы уже в первые три месяца войны. Нередко под открытым небом в еще не достроенных цехах, едва установив станки, рабочие приступали к выпуску необходимой фронту военной продукции.

В труднейших условиях в восточные районы вывозили сельскохозяйственный инвентарь, многочисленные научные и культурные учреждения, культурные ценности, угоняли скот колхозов и совхозов.

В соответствии с требованиями военного времени быстро была проведена мобилизация и перестройка работы железнодорожного, автомобильного, морского, речного и воздушного транспорта, что позволило наладить переброску войск, доставку различных грузов, необходимых фронту и тылу. Железнодорожники сумели переправить на восток миллионы людей, огромное число промышленных предприятий, колхозов, научных и культурных учреждений. Туда же ушло около 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом и людьми.

Впервые в мировой практике в короткие сроки, по сути, целая индустриальная держава была перемещена на тысячи километров в труднейших условиях войны. Это было поистине великое перемещение, не имевшее прецедента. Оно свидетельствовало о величии духа и героизме народа, имело огромное значение для перестройки экономики на военный лад, обеспечения экономической и военной победы над агрессорами. Этот народный подвиг получил высокую оценку и за рубежом. Так, известный американский журналист Л. Сульцбергер, находившийся в то время в СССР, в статье, опубликованной летом 1942 г. в журнале «Лайф», написал: «Легендарным стал перевод промышленных предприятий из западной части СССР на восток. Теперь десятки сибирских заводов выпускают станки, запчасти, танки, противотанковые ружья, тягачи, самолеты, орудия, снаряды, винтовки, пулеметы, боеприпасы, ручные гранаты, минометы, артиллерию, дизельные моторы, карбюраторы, перерабатывают медную и железную руду, нефть. На юго-востоке страны действуют текстильные предприятия. Этот осуществляемый в гигантских масштабах перевод промышленности на восток — одна из величайших саг в истории».

Не менее высокую и объективную оценку проведенному в СССР перебазированию производительных сил дал в своей книге «Россия в войне. 1941—1945» английский публицист А. Верт: «Эвакуацию промышленности во второй половине 1941 и начале 1942 г. и ее расселение на востоке следует отнести к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны».

В связи с этим интересны следующие факты. К  началу Первой мировой войны на территории Варшавского военного округа находилось 4189 промышленных предприятий, из числа которых было эвакуировано в глубь страны лишь несколько десятков. В результате производственные мощности российской промышленности уменьшились почти на 20%. Когда встал вопрос об их эвакуации, то владельцы заводов и фабрик саботировали это мероприятие. Удалось эвакуировать только чуть больше 3%, которые были размещены на линии Москва — Самара, остальные весь период войны практически работали в интересах противника.  Французское правительство в 1940 г. вообще не сумело организовать эвакуацию промышленности из прифронтовых районов, так как этому воспрепятствовали сами владельцы предприятий.

Перестройка промышленности на военный лад и создание военно-промышленного комплекса на Востоке

Перемещение  промышленности на восток — только одно звено в перестройке всех сфер народного хозяйства на военные рельсы. Мощностей оборонной промышленности, созданной в мирное время,  в условиях военного времени явно не хватало. Для удовлетворения насущных потребностей действующей армии тысячи гражданских заводов с первых дней войны перешли на выпуск военной продукции в соответствии с разработанными ранее мобилизационными планами.

В разных отраслях промышленности и на отдельных предприятиях условия перехода на военное производство были не одинаковы. Так, тракторные и автомобильные заводы сравнительно легко освоили производство танков. На Горьковском автомобильном заводе стали выпускать легкие танки. С лета 1941 г. значительно увеличилось производство средних танков Т-34 на Сталинградском тракторном заводе, продолжавшееся вплоть до выхода немцев к Волге в августе 1942 г. В крупнейший центр по выпуску танков превратился Челябинск, где на базе местного тракторного завода, а также эвакуированного из Ленинграда оборудования Кировского завода, Харьковского дизельного и ряда других предприятий было образовано многопрофильное танковое производственное объединение, названное в годы войны Танкоградом. До лета 1942 г. здесь выпускались тяжелые танки КВ-1, потом перешли на выпуск средних танков Т-34. Еще один мощный центр советского танкостроения расположился в Нижнем Тагиле. Здесь на базе Уралвагонзавода, а также эвакуированного оборудования Харьковского танкового завода № 183 и других предприятий было развернуто крупномасштабное производство, обеспечившее выпуск наибольшего за всю войну количества танков Т-34. В Свердловске на Уралмашзаводе, где раньше выпускались главным образом уникальные крупногабаритные машины, началось серийное производство корпусов и башен для тяжелых танков КВ. Благодаря предпринятым мерам по расширению производственных мощностей танковая промышленность сумела уже во втором полугодии 1941 г. выпустить в 2,8 раза больше боевых машин, чем в первом.

Гораздо меньшее количество гражданских заводов было перепрофилировано  на изготовление такой сложной военной техники, как самолеты, требующей высокого класса точности. С августа 1940 г. Наркомату авиационной промышленности было передано из других отраслей более 60 действующих заводов. В целом к началу войны авиапромышленность СССР располагала большими производственными мощностями, сотнями тысяч высококвалифицированных рабочих и специалистов. Однако большинство авиазаводов было размещено так, что уже в первые недели и месяцы войны их потребовалось срочно эвакуировать на восток. В этих условиях рост выпуска самолетов осуществлялся прежде всего за счет восстановления вывезенных и ускоренного строительства новых авиационных заводов.

Заводы сельскохозяйственного машиностроения стали базой для массового производства минометов. Многие гражданские промышленные предприятия переходили на выпуск стрелкового и артиллерийского оружия, а также боеприпасов и других видов военной продукции, но они не всегда могли самостоятельно справиться с производством сложного многодетального современного вооружения. В этой ситуации единственным выходом были специализация и кооперирование. Принимая во внимание наличие металлообрабатывающего оборудования и квалифицированного состава работников, таким предприятиям поручалось производство отдельных узлов либо деталей винтовок или пулеметов, танков или самолетов, снарядов или бомб. Это позволило быстро и эффективно перевести заводы на выпуск военной продукции.

Как осуществлялся перевод гражданских предприятий на выпуск оборонной продукции, можно увидеть на примере Московской промышленной зоны. Так, столичный завод минеральных вод, изготовлявший в мирное время квас и лимонады, стал выпускать бутылки с горючей смесью, а кондитерская фабрика «Большевик» освоила производство зажигательных ампул для них. Предприятия местной и кооперативной промышленности дали фронту 3896 тыс. гранат, 6215,9 тыс. трассирующих снарядов, 219,8 тыс. стабилизаторов к реактивным снарядам, 328,8 тыс. противотанковых мин, 409,5 тыс. других видов мин, 23 тыс. лож для автоматов.

На Пленуме Московского городского комитета партии 16 октября 1942 г.  обсуждался вопрос о ходе социалистического соревнования на предприятиях города. На Пленуме говорилось, что московская промышленность добилась значительных успехов в производстве автоматов, снарядов, мин и других видов оборонной продукции, а также в выпуске станков, инструментов и подшипников. Городские предприятия  давали и фронту, и тылу все необходимое – от каши в брикетах и кирзовых сапог до самолетов и знаменитой «Катюши». В столице разработали «летающие танки» и шили мундиры для Парада Победы

За годы войны московские заводы произвели 16 тыс. боевых самолетов, 130 тыс. минометов, 3,5 млн автоматов, 3745 ракетных установок, 287 млн тонн боеприпасов, десятки тысяч танков и самоходных установок.

К осени 1941-го около 2 тысяч промышленных предприятий столицы выполняли фронтовые заказы. Среди них – Тушинский машиностроительный завод, выпустивший около 3 тысяч самолётов Як-7 и Як-9Л; авиазавод № 240 (ПАО «Ил»), давшее фронту  более 30% штурмовиков и бомбардировщиков марки «Ил»; Московский станкостроительный завод имени С. Орджоникидзе, направивший промышленности 6 тысяч станков;  завод «Красный пролетарий», выпускавший ручные гранаты, мины и направляющие для «Катюш»; Московский инструментальный завод, производивший инструменты для военных предприятий и давший фронту несколько миллионов стволов ППШ; завод «Каучук», выпускавший аэростаты, которые закрывали небо во время вражеских налетов,  и многие другие. На выпуск военной продукции перешло и старейшее металлургическое предприятие завод «Серп и молот».

В крайне тяжелых условиях к середине 1942 г. экономику страны все же удалось перевести на военные рельсы, что позволило использовать на военные нужды до 60% национального дохода, примерно столько же промышленной и около четверти всей сельскохозяйственной продукции. Успех Советского Союза в перестройке экономики отметил президент США Ф. Рузвельт в своем послании американскому конгрессу от 7 января 1943 г.: «Мы не должны забывать, что наши достижения не более велики, чем достижения русских, которые развили свою военную промышленность в условиях неимоверных трудностей, порожденных войной».

Самыми критическими месяцами для военной экономики оказались ноябрь и декабрь 1941 г. Из-за военных потерь и эвакуации тысяч предприятий объем валовой продукции промышленности с июня по ноябрь сократилась в 2,1 раза. В ноябре и декабре страна не получила ни одной тонны угля из Донецкого и Подмосковного бассейнов. В декабре по сравнению с июнем произошло сокращение производства проката черных металлов, основы военной промышленности, в 3,1 раза, проката цветных металлов — в 430 раз, выпуска подшипников — в 21 раз.

При сокращении общего промышленного производства выпуск военной продукции, на которой концентрировались основные усилия страны, во втором полугодии 1941 г. тем не менее увеличивался, хотя и происходило это весьма неровно. В первые недели войны он возрастал довольно быстро, но затем в связи с эвакуацией многих военных заводов стал снижаться. Лишь к концу декабря наметился перелом. В первой половине следующего года, когда во все большем количестве в строй вводились эвакуированные предприятия и первые новостройки, заложенные уже после начала войны, рост производства важнейших видов вооружения и военной техники неуклонно продолжался.

Таблица 1.

Производство вооружения и боевой техники в СССР в 1941 г. и первом полугодии 1942 г.

Вооружение и боевая техника      Первое полуг. 191941 г. Второе полуг. 1941 г.      Первое полуг. 191942 г.
Танки, тыс. шт. 1,8 4,8 11,2
Боевые самолеты, тыс. шт. 4,0 8,2 8,3
Орудия, тыс. шт. 10,0 30,2 53,6
Минометы, тыс. шт. 10,5 42,2 122,8
Пулеметы, тыс. шт. 42,8 106,2 134,1
Пистолеты-пулеметы, тыс. шт. зд 89,7 535,4
Винтовки и карабины, млн шт.   0,8 1,56 2,0

 

 

Значительно увеличивалось и производство боеприпасов, порохов всех видов и другой военной продукции. В 1942 г. объем валовой продукции всех отраслей промышленности увеличился более чем в 1,5 раза, а количество предприятий, выпускающих военную продукцию, возросло в 2,8 раза по сравнению с довоенным уровнем, при этом на Урале — в 5 раз, в Поволжье — в 9 раз, в Западной Сибири — в 27 раз.

Устойчивое развитие военного производства невозможно без эффективной работы обслуживающих отраслей, прежде всего черной и цветной металлургии, машиностроения, химической промышленности, топливно-энергетического комплекса. В этих критических условиях принимались все возможные меры по наращиванию добычи сырья и увеличению выработки электроэнергии, строительству машиностроительных мощностей, химических предприятий и прочее. Но даже при наличии металла, топлива и электроэнергии нельзя было выпускать вооружение и боеприпасы без оборудования, в первую очередь металлообрабатывающих станков. И эту проблему пришлось решать в условиях резкого сокращения производственных мощностей машиностроения путем строительства новых крупных машиностроительных заводов в Свердловске, Алапаевке и Новосибирске.

Быстро набиравшая темпы военная промышленность потребляла огромное количество металла. Нужны были новые марки чугуна, стали, броневого листа. Требовалось устойчивое развитие машиностроения, химической промышленности, топливно-энергетического комплекса. С большим трудом, но вопросы эти решались. Так, металлурги Магнитогорска, Златоуста, Кузнецкого бассейна в кратчайшие сроки сумели освоить выплавку высококачественной стали, причем в обычных мартеновских печах. Впервые в мировой практике в этих же печах стали варить броневую сталь. Что касается топлива, то ведущими поставщиками угля, являвшегося в то время основным видом топлива, оказались Кузбасс, Урал и Караганда. Была проделана огромная работа по увеличению мощностей действующих и строительству новых электростанций. На востоке страны активизировалось строительство крупных машиностроительных заводов. В Поволжье и за Уралом ускоренными темпами шли добыча и производство горючего и смазочных материалов.

Таким образом, во второй половине 1941 и в 1942 г. в районах Волги, Урала и Западной Сибири был создан мощный военно-промышленный комплекс, который решал триединую задачу: добывал нефть, уголь, руду и другие ископаемые, вырабатывал электроэнергию и производил военную продукцию.

Эта  работа требовала величайшего напряжения сил государства, предприятий, тружеников.

Работа военно-промышленного комплекса в 1942 г.

В 1942 г. в СССР было произведено 25 432 самолета, 24 668 танков, 29 561 артиллерийское орудие, 3237 установок реактивных минометов, 229 645 минометов, 4 045 704 винтовки и карабина, 1 503 017 пистолетов-пулеметов. Это было не только значительно больше, чем сделано в Германии, но и по ряду показателей более высокого качества. Например,  истребители Як-7, Лa-5, штурмовики Ил-2, бомбардировщики Пе-2, новые артиллерийские орудия. Половину всех выпускаемых танков составил на то время лучший в мире танк Т-3452. Вместе с тем предстояло, с одной стороны, закрепить достигнутые экономические успехи и увеличить материально-технические возможности для победы над врагом, с другой — снизить государственные затраты на производство военной продукции. Принятыми мерами впоследствии удалось снизить цены на выпуск вооружения, боевой и другой техники.

Таблица 2.

Стоимость некоторых видов вооружения и военной техники в годы Великой Отечественной войны (в тыс. руб. за единицу по ценам военного времени)

Вооружение и военная техника 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г.
Самолет Ил-4 800 468 380 380
Самолет Ли-2 650 510 424 424
Самолет Пе-2 420 353 265 265
Танк KB 635 295 225
Танк Т-34 269,5 193 135 135
Танк Т-34-85 164 164
122-мм гаубица М-30 94 39 35 35
Пистолет-пулемет ППШ 0,5 0,4 0,14 0,148
7,62-мм винтовка 0,163 0,12 0,1 ОД

Рост индустриальной мощи СССР создавал условия для неуклонного развития военной промышленности. Многие заводы переходили на выпуск более совершенных систем вооружения. Увеличилось производство 152-мм гаубиц, которые имели дальность стрельбы 12,4 км. Промышленность стала выпускать 100-мм противотанковые пушки с высокой начальной скоростью полета снаряда. Увеличилось также производство 85-мм и 122-мм пушек для танков и самоходных артиллерийских установок. Началось изготовление 160-мм минометов — мощного средства уничтожения живой силы и разрушения оборонительных сооружений противника. Промышленность стала изготовлять более совершенный тип реактивной установки — систему БМ-31-12 на автомашинах для стрельбы тяжелыми реактивными снарядами. Значительно обновилось стрелково-пулеметное вооружение, при этом изготовление устаревших образцов прекращалось. В танковой промышленности увеличилось производство новых боевых машин. Налаживался массовый выпуск тяжелого танка ИС и его модификации с мощной броневой защитой, 122-мм пушкой и более сильным двигателем. Танк ИС имел башню сферической формы и по тактико-техническим данным превосходил все зарубежные машины аналогичного класса. Значительный размах приобрел выпуск модернизированных танков Т-34 (Т-34-85), которые обладали большой скоростью, утолщенной броней и пушкой калибра 85 мм вместо прежней 76-мм. Увеличился выпуск самоходных артиллерийских установок СУ-76 (на базе легких танков) и СУ-85, а также ИСУ-122 и ИСУ-152 (на базе танка ИС). Завершилась разработка и подготовка к массовому выпуску самоходной установки СУ-100 (на базе танка Т-34). Производство легких танков прекратилось.

Расширялись производственные мощности авиационной промышленности. С конвейеров заводов стали сходить новые типы самолетов. Среди них истребитель Ла-7, имевший скорость 680 км в час и отличавшийся высокими маневренными качествами и боевыми возможностями. Модернизированный истребитель Як-3 стал выпускаться с более сильным мотором, мощным пушечным вооружением, он имел скорость 650 км в час и являлся самым легким и маневренным истребителем периода Второй мировой войны. На базе серийного истребителя Як-9 были созданы самолеты Як-9Д и Як-9ДД с большей дальностью действия, что повышало боевые действия авиации. Часть истребителей и штурмовиков оснащались ракетным оружием. Переводился на крупносерийное производство скоростной фронтовой бомбардировщик Ту-2, который по летно-техническим данным превосходил немецкий бомбардировщик Ю-88. Выпускались и другие новые и модернизированные самолеты.

Благодаря наращиванию вооружений, изменениям в самой структуре вооруженных сил уже к концу 1942 г. действующая армия в целом была перевооружена. Несмотря на трудности, войска стабильно обеспечивались оружием, боеприпасами, всеми видами довольствия, горючим. У Ставки ВГК появилась возможность создавать крупные стратегические резервы. Так, количество стрелковых соединений увеличилось на 26%, танковых соединений и воинских частей — в 2,5 раза. Были вновь сформированы и переформированы из стрелковых бригад 79 стрелковых дивизий, сформированы 25 стрелковых бригад, 30 танковых и механизированных корпусов, 89 танковых бригад и значительное количество других соединений и воинских частей. К ноябрю 1942 г. Красная армия не только выросла численно, но и догнала противника по ударной силе и огневой мощи.

Уровень производства военной продукции, увеличивавшийся с каждым днем, способствовал накоплению сил и средств для решительных операций в 1943-1945 гг.

Фонд обороны и помощь фронту

С началом войны в стране развернулось всенародное патриотическое движение по созданию Фонда обороны.

29 июля 1941 г.  в обзоре писем, поступивших в газету «Правда», говорилось о том, что  «Трудящиеся предлагают создать Фонд обороны». Интересно, что  сообщение об этой инициативе, имевшей столь колоссальные последствия, было размещено не на первой странице газеты, а лишь на третьей полосе, в левом верхнем углу. «Правда» писала: «С первых же дней войны в редакцию «Правды» и в Наркомфин стали поступать сотни писем с предложением создать народный фонд обороны. Целые коллективы и отдельные граждане отчисляют однодневный заработок, вносят определённые суммы, облигации, золотые вещи, заявляя при этом, что готовы и впредь участвовать в расширении фонда обороны».

Работая с огромным напряжением сил, с удвоенной, утроенной энергией, коллективы заводов, фабрик отчисляли часть заработанных денег на создание госпиталей, приобретение военной техники. Население страны сдавало в Фонд обороны свои личные сбережения, облигации, лотерейные билеты, драгоценности, изделия из серебра, золота, платины. Только в течение 18 месяцев войны (к концу 1942 г.) от трудящихся Советского Союза в фонд обороны поступило 10,5 млрд рублей наличными.

С 1 августа 1941 г. сведения о поступлениях в Фонд систематически публиковались в сводках Совинформбюро. С декабря 1942 г. стал массовым взнос средств и в Фонд Советской Армии на создание вооружения. Многие люди не только в Советском Союзе, но и за рубежом, делали персональные взносы в Фонд обороны. Например, композитор и музыкант Сергей Васильевич Рахманинов перечислил в фонд Красной Армии денежный сбор от нескольких концертов, которые он дал в США.

Несмотря на опубликованное СНК СССР сообщение о прекращении с 7 апреля 1943 г. сбора добровольных индивидуальных и коллективных пожертвований, советские граждане продолжали вносить свой вклад в дело обороны страны.

Всего за годы войны от граждан поступило свыше 17 млрд руб. наличными, 13 кг платины, 131 кг золота, 9519 кг серебра, на 1,7 млрд руб. драгоценностей, свыше 4,5 млрд руб. облигаций государственных  займов, свыше 0,5 млрд руб. вкладов в сберегательные кассы. Эти средства были израсходованы на оборонные цели; на них построено свыше 2,5 тысяч боевых самолётов, несколько тысяч танков, 8 подводных лодок, 16 военных катеров и др.

Почти одновременно с созданием Фонда обороны в стране возникло массовое движение по сбору личных средств на строительство танковых колонн, эскадрилий боевых самолетов, бронепоездов, подводных лодок, боевых катеров, артиллерийских батарей и другого вооружения. Широкую известность приобрел саратовский колхозник Ферапонт Головатов, который  перечислил фронту 100 тыс. рублей на приобретение для фронта истребителя Як-1. По примеру Ф.П. Головатого, по 100 тыс. руб. пожертвовали в Фонд обороны жители Татарстана: член колхоза «Кзыл-Юлдуз» («Красная Звезда») Х. Ахметов, пчеловод колхоза «Комбайн» Г. Габдрашитов и бригадир тракторного отряда Калининской МТС З. Баширов.

Во время битвы за Москву жители Горьковской (ныне Нижегородская) области на свои средства построили и послали защитникам Москвы бронепоезд «Козьма Минин», а из Мурома прибыл бронепоезд «Илья Муромец».

21 марта 1943 г. Красной Армии был передан бронепоезд «Московский метрополитен», построенный на деньги работников московского метрополитена. Всего было собрано 706 тыс. рублей.  Бронепоезд направили на главный участок фронта –  Курскую дугу. В дальнейшем за участие в боевых действиях и  подвиги его экипажа бронепоезд  получил название «Крепость на колесах».

Трудящимися республик и областей Советского Союза за время войны было послано в действующую армию большое количество разнообразных подарков. Отличилась Челябинская область, которая за годы войны отправила на фронт 613 вагонов с продуктовыми и промтоварными подарками. Большим спросом на передовой пользовались туалетные принадлежности, тёплые вещи, продукты.

Основной упор делался на тёплые вещи,  сбор которых осенью 1941 г. принял массовый характер. Уральцы передали войскам более 10 тысяч полушубков, 45,5 тысячи пар валенок, 70 тысяч пар варежек. За осень-зиму 1941 г. из Татарстана на фронт было отправлено 23 тысячи полушубков, 54 тысячи пар валенок, 59 тысяч телогреек и шаровар, 106 тысяч комплектов тёплого белья.

Газета «Красная Татария» 3 октября 1941 г. сообщала: «Домохозяйка Бауманского района г. Казани Максимова сдала два драповых пальто, валенки, теплое одеяло…».

За осень-зиму 1941 г. уральцы передали войскам более 10 тысяч полушубков, 45,5 тысячи пар валенок, 70 тысяч пар варежек. Из Татарстана на фронт было отправлено 23 тысячи полушубков, 54 тысячи пар валенок, 59 тысяч телогреек и шаровар, 106 тысяч комплектов тёплого белья.

По всей стране за сентябрь – ноябрь 1941 для защитников Родины были сданы миллионы тёплых вещей: 1 млн 175 тыс. пар валенок, около 3 млн кг шерсти, свыше 500 тыс. полушубков, свыше 2 млн овчин, миллионы пар шерстяных перчаток и варежек, меховых рукавиц, шерстяных носков, ватных курток, шапок-ушанок и других вещей.

Из воспоминаний П.М. Тюрикова, преподавателя ремесленного училища № 1 в Северодвинске:

«…в те годы носил я валенки – берег больную ногу. Но пришла пора расстаться – решил сдать валенки в фонд Красной Армии. Вместо них родственники сообща подобрали мне непарные и неказистые. Ребята сначала смеялись, но вскоре смех умолк…».  

Только за сентябрь, октябрь и ноябрь 1941 г. от рабочих, служащих, колхозников и интеллигенции поступило: 1 172 972 пары валенок, 2 767 232 кг шерсти, 523 107 полушубков, 2 062 706 штук овчин, 1 245 115 пар шерстяных перчаток, варежек и меховых рукавиц, 2 297 638 пар шерстяных носков, чулок и шерстяных портянок, 1 420 048 единиц теплого белья, свитеров и фуфаек, 1 383 360 шапок-ушанок, 1 293 818 курток и ватных шаровар. Все это позволило войскам хорошо перенести суровые условия зимы 1941—1942 гг. и успешно решать задачи по разгрому противника. Такой огромной материальной поддержки народа не знала ни одна армия мира.

В общей сложности в действующие соединения и воинские части было передано несколько сотен тысяч тонн различного продовольствия: мяса, масла, сахара, меда, сыра, рыбы, печенья, конфет, шоколада, сухарей, фруктов, овощей, вина и водки, миллионы банок консервов, а также огромное количество мыла, табака, папирос, различных предметов первой необходимости. Их общая стоимость определяется миллионами рублей. Только жители Вологодской области, например, за неполные четыре года войны отправили фронтовикам 95 вагонов подарков, жители Кировской области — 130 вагонов, Таджикской ССР — 151, Хабаровского края — 157 (за два с половиной года), Киргизской ССР — 196, Туркменской — 202, Приморского края — 250, Красноярского края — 253, Челябинской области — 613, Казахской ССР — 1600. И это было не плановое снабжение войск, а благородное движение народа всей страны.

Таблица 3.

Производство продукции важнейших отраслей тяжелой индустрии и военной техники в СССР и Германии в 1941—1945 гг.56

Наименование продукции СССР Германия* С 01.07.1941 по 01.07.1945 в среднем за год 1941-1945 гг. в среднем за год
Чугун, млн т 31,5 7,9 98,1 24,5
Сталь, млн т 45,4 11,3 133,7 33,4
Уголь, млн т 441,5 110,4 2151,0 537,6
Электроэнергия, млрд кВт*ч 147,3 36,8 334,0 83,5
Танки и САУ (штурмовые орудия), тыс. шт. 95,1 23,8 53,8 13,5
Боевые самолеты, тыс. шт. 108 27,0 78,9 19,7
Орудия (средних и крупных калибров), ты тыс. шт. 188,1 47,0 102,1 25,5

* Производство чугуна, стали и электроэнергии в Германии показано с учетом оккупированных ею стран.

Сопоставление среднегодового объема производства основных видов вооружений в СССР и Германии (а также ряда других государств) показывает, что в нашей стране оружия и военной техники выпускалось значительно больше. Так, на 1 млн тонн выплавленной стали в СССР производилось самолетов в 1,5 раза больше, чем в Англии, в 2,6 раза больше, чем в Германии, и в 3,2 раза больше, чем в США; бронетанковой техники — в 3 раза больше, чем в Германии, в 3,8 раза больше, чем в Англии, и в 6,3 раза больше, чем в США; артиллерийских орудий — в 5,4 раза больше, чем в Англии, в 7,7 раза больше, чем в США, и в 4 с лишним раза больше, чем в Германии57.

Высокая мобильность военно-промышленного комплекса позволили в суровых условиях военного времени не только ликвидировать превосходство Германии, которая использовала экономику оккупированных стран Европы и богатейших районов Советского Союза, в производстве оружия, военной техники, но и превзойти ее как по количеству, так и по качеству вооружения. С июля 1941 по 30 июня 1945 г. в СССР в среднем в год производилось 27 007 боевых самолетов против 19 725 в Германии, 23 774 танка и самоходные артиллерийские установки против 13 45058.

Работа обеспечивающих отраслей

В области материального обеспечения наиболее важное значение имело непрерывное удовлетворение потребностей действующих фронтов и флотов не только в вооружении и боевой технике, горючем, продовольствии, транспортной технике,  и прочем.

Топливный комплекс

Советский тыл обеспечивал фронт не только оружием и боеприпасами, но и другой продукцией, необходимой для жизнедеятельности войск: горючим, транспортом, продовольствием, обмундированием, обувью и прочим. Исключительное значение имело удовлетворение потребностей фронта в горючем. Эту задачу приходилось решать в условиях, когда нефтяная промышленность СССР сначала снизила уровень переработки нефти, а затем и ее добычи. Уже в первые месяцы войны были демонтированы и эвакуированы нефтеперерабатывающие заводы Одессы, Херсона и Бердянска. С сентября 1941 г. стала падать добыча нефти, особенно сильно — в 1942 и начале 1943 г. в связи с продвижением германских войск к Волге и на Северный Кавказ. Были проведены специальные работы по выводу из строя нефтепроводов и консервации скважин, чтобы ими не мог воспользоваться враг. В 1943 г. было добыто только 17,9 млн тонн нефти, или 57,7% от уровня 1940 г. Даже в 1945 г. нефтяная промышленность достигла всего 62% довоенного уровня. Решить проблему с горючим для фронта удалось путем внесения коренных изменений в программу производства и распределения нефтепродуктов. Внедрение более совершенных технологических систем на существующих предприятиях и пуск в эксплуатацию новых нефтеперегонных установок в восточных регионах позволили увеличить количество выпускаемых светлых нефтепродуктов. За 1940—1944 гг. отбор бензинов всех марок из бакинской сырой нефти повысился с 5,76 до 8,36%, в том числе авиабензина — с 2,56 до 6,15%.

Впервые в мировой практике стали получать авиабензин из низких сортов нефти, освоили извлечение бензина из крекинг-газа и лигроина. На ряде заводов вступили в строй установки для производства высокооктановых добавок к авиабензину, что имело огромное значение, ибо увеличение октанового числа бензина лишь на одну единицу повышало взлетную способность и скорость боевых самолетов на 30—40 км в час.

В соответствии с постановлением ГКО от 14 апреля 1943 г. в Орске, Гурьеве, Красноводске и Куйбышеве были возведены закупленные в США по ленд-лизу четыре нефтеперерабатывающих завода. Их годовая мощность составила 240 тыс. тонн авиабензина Б-78 — самого дефицитного для ВВС, а кроме того, 35 тыс. тонн авиационного масла и 600 тыс. тонн других сортов бензина. Эти меры, а также поставки по ленд-лизу позволили стабилизировать обеспечение авиации горючим. На протяжении всей войны собственное производство авиационного бензина было выше довоенных размеров.

В то же время по сравнению с уровнем 1940 г. сократился выпуск всех остальных видов жидкого топлива: автомобильного бензина, керосина, дизельного и моторного топлива, мазута. Тем не менее, для фронта эти виды горючего поставлялись в необходимых количествах. А в тылу жидкое топливо по возможности заменяли газогенераторным, приспосабливая автомашины для использования твердого топлива.

Транспортные средства

Огромный размах боевых операций и маневренный характер войны предъявляли повышенные требования к оснащению войск средствами передвижения, особенно автомобилями. В первые месяцы войны увеличение автотранспорта в действующей армии шло в основном за счет мобилизации его из гражданских отраслей народного хозяйства. Однако много автомобилей было потеряно в ходе вынужденного отступления. В то время как действующая армия ощущала острый недостаток транспортных средств, промышленность не в силах была удовлетворить потребности, так как значительная часть автомобильных заводов была переключена на выпуск танков и других важных видов военной продукции. Создавшаяся зимой 1941—1942 гг. критическая ситуация с автотранспортом на фронте потребовала принять меры по увеличению производства автомобилей. На базе цехов эвакуированного Московского автозавода создавались новые автомобильные предприятия. Уже в 1942 г. был введен в строй Ульяновский автозавод, выпустивший в том же году первые 2 тыс. автомобилей. В 1944 г. на Южном Урале вошел в строй Миасский автомобильный завод. Продолжали выпуск автомобилей Московский и Горьковский автозаводы. На их долю приходилось свыше 90% всесоюзного выпуска этого вида продукции.

Таблица 4.

Численность автомобильного парка Красной армии в годы войны

Автомобили По состоянию на
22.06.1941 01.01.1942 01.01.1943 01.01.1944 01.01.1945 01.05.1945
Отечественные, тыс. шт., % от всего парка 272,6 100 317,1 99,6 378,8 99,7 387,0 77,9 395,2 63,6 385,7 58,1
       Импортные, тыс. шт., % от всего парка 22,0 5,4 94,1 19,0 191,3 30,4 218,1 32,8
Трофейные, тыс. шт., % от всего парка 1,4 0,4 3,7 0,9 14,9 3,9 34,7 6,0 60,6 9Д
Всего, тыс. шт. 272,6 318,5 404,5 496,0 621,2 664,4

 

Несмотря на значительные потери и сложности производства, автомобильный парк Красной армии обеспечивал внутрифронтовые, а в ряде случаев и стратегические перевозки.

Работа железнодорожного транспорта

Если в армейском и войсковом тылу ведущая роль в перевозках принадлежала автотранспорту, то в тыловом районе фронта и на остальной территории страны около 85% всего грузооборота приходилось на железные дороги. В целом они справились с комплексом сложнейших задач, выдвинутых войной66. Оккупация значительной территории СССР нанесла железнодорожному транспорту тяжелый урон. Сократилось количество подвижного состава, были разрушены многие транспортные объекты. Изменились характер и направление грузопотоков, существенно возросла загрузка железнодорожной сети. Казалось бы, из такой ситуации нет выхода. Но была разработана и осуществлена обширная программа по железнодорожному строительству, прежде всего по увеличению пропускной способности железнодорожных магистралей Поволжья, Урала и Сибири, восстановлению коммуникаций в прифронтовых и освобождаемых районах. Уже в 1942 г. стали постоянно эксплуатироваться около 1200 км новых железнодорожных линий, более 1300 км вторых путей и автоблокировка на протяжении 590 км. Высокими темпами велось восстановление разрушенных железных дорог на освобожденных территориях. В 1943 г. ремонтировали примерно 8 км путей в сутки, а в 1944 г. — 10 км.

В связи с переводом большинства гражданских предприятий на выпуск военной продукции в 1942 г. почти перестал пополняться паровозный парк, не хватало вагонов. Весной 1943 г. ГКО принял меры по увеличению мощностей вагоностроительных заводов. За счет только отечественного производства железнодорожный транспортный парк в 1943 г. возрос на 2 тыс. паровозов и 56 тыс. вагонов. Значительное количество железнодорожных платформ в 1943—1945 гг. было поставлено из США. В результате успешного восстановления разрушенных врагом и строительства новых линий эксплуатационная длина железных дорог увеличилась с 81,7 тыс. км к началу 1944 г. до 110 тыс. км в конце года. Все это способствовало расширению возможностей железнодорожного транспорта.

Как того требовали размах наступательных операций и масштабы военного производства, грузооборот железных дорог с весны 1943 г. непрерывно нарастал. Железнодорожники доставили фронту более 19 млн вагонов вооружения, боеприпасов, снаряжения, других материальных средств. Народное хозяйство получило почти 67 млн вагонов различных грузов. Все виды транспорта в ходе войны выполнили огромную работу по обеспечению нужд фронта и тыла.

Вклад тружеников села в обеспечение армии продовольствием

Война требовала от тыла не только оружия, горючего, автомобилей, но и огромного количества продовольствия. Всего в военные годы на довольствии одновременно находились 9-12 млн военнослужащих, а на государственном продовольственном обеспечении — свыше 80 млн гражданского населения. Удовлетворить потребности армии в продуктах питания было совсем не просто, так как сельское хозяйство пострадало больше других отраслей экономики. На территории, подвергшейся оккупации, находилось 47% всех посевных площадей, в том числе 87% сахарной свеклы и 50% подсолнечника. За счет мобилизации в армию и на оборонные работы в деревне резко сократилась численность трудоспособного населения, тракторов и другой техники, что не могло не сказаться на сельскохозяйственном производстве. Валовой сбор зерновых в 1942 г. составил 31% от уровня 1940 г., подсолнечника — 11%, сахарной свеклы — 12%. Несколько лучше обстояло дело с продукцией животноводства. Она снизилась приблизительно на половину, поскольку часть скота удалось перебросить на восток.

Если в основных отраслях промышленности уже с середины 1942 г. начался некоторый подъем, то для сельского хозяйства 1943 г. из-за засухи оказался не менее трудным, чем предыдущий. Общий объем его продукции в 1943 г. был самым низким за всю войну. Лишь с 1944 г. наметился подъем сельскохозяйственного производства. В 1945 г. оно составляло всего 60% от довоенного уровня. В распределении произведенной в годы войны сельскохозяйственной продукции роль государства еще больше возросла. Резко увеличились государственные заготовки. По зерну и другой продукции они составляли более 40% от валового сбора. Зачастую на покрытие государственных поставок шел почти весь урожай. Благодаря этому государству удалось сосредоточить в своих руках огромные массы товарной продукции. За 1941—1944 гг. запасы зерна составили 68,2 млн тонн, тогда как в годы Первой мировой войны в России было закуплено всего 20,9 млн тонн. Несмотря на трудности, вызванные оккупацией противником части территории СССР, армия на всем протяжении войны бесперебойно обеспечивались продовольствием в необходимых количествах и ассортименте. Общий расход продуктов питания и зернового фуража Красной армией и Военно-морским флотом за войну составил около 40 млн тонн.

В области материального обеспечения наиболее важное значение имело непрерывное удовлетворение потребностей действующих фронтов и флотов в вооружении, боевой и транспортной технике, боеприпасах, горючем, продовольствии и прочем.

За время войны военно-промышленный комплекс страны изготовил, а система тыла вооруженных сил приняла и доставила непосредственно в соединения и воинские части более 108 тыс. боевых самолетов, 95 тыс. танков и САУ, около 445,7 тыс. полевых орудий калибра 76 мм и выше и минометов, 954,5 тыс. пулеметов, 12 млн винтовок и карабинов, 6,1 млн автоматов, 427 млн снарядов для полевых орудий и минометов, а также около 21,4 млрд патронов, более 168,3 млн гранат, 7,5 тыс. морских артиллерийских систем калибра до 152 мм включительно, 40 тыс. мин и торпед, 163,1 тыс. глубинных бомб. Только масса боеприпасов составляла более чем 10 млн тонн69. Война потребовала огромного количества бензина, дизельного топлива, масел и смазок. Всего за время войны Красная армия и Военно-морской флот израсходовали свыше 16 млн тонн различных сортов горючего70.

Обеспечение действующей армии вещевым и хозяйственным имуществом

Советские воины своевременно получали необходимое имущество, были добротно одеты и обуты — значительно лучше, чем немецкие солдаты и их союзники. Всего за годы войны в армию было поставлено более 38 млн шинелей, 73 млн гимнастерок, 70 млн хлопчатобумажных и около 20 млн ватных шаровар, свыше 11 млн пар валенок и много других предметов.

Значительную работу выполняли народное хозяйство страны и тыл вооруженных сил по обеспечению перегруппировок войск и доставки фронтам и флотам пополнения, подвозу материальных средств и осуществлению других видов воинских перевозок.

В короткие сроки был налажен ремонт вооружения и боевой техники. Восстановлено более 304 тыс. артиллерийских систем, 20 364,9 тыс. единиц стрелково-минометного вооружения, 25 998 боевых машин реактивной артиллерии. Выполнено более 622 тыс. ремонтов танков и САУ, около 2 млн средних и капитальных ремонтов автомобилей. Количество ремонтов боевых кораблей и вспомогательных судов, проведенных на Балтийском, Черноморском и Северном флотах, превысило 8,8 тыс. Довольно значительный объем работ был выполнен по инженерно-аэродромному и аэродромно-техническому обеспечению авиации во всех видах вооруженных сил.

Военные рекорды железнодорожников

За годы войны было восстановлено и перешито 120 тыс. км железнодорожных путей, что более чем на 13% превышает эксплуатационную длину железнодорожной сети СССР в 1940 г. Объем воинских железнодорожных перевозок за войну в среднем превысил 19 млн вагонов74, что эквивалентно почти 300 млн тонн грузов. В действующую армию и во внутренние военные округа ежедневно отгружались 284 поезда с войсками и военными грузами.

Оценивая роль железнодорожного транспорта в войне и победе,  Илья Эренбург в одной из статей писал: «Когда настанет День Победы, наши бойцы первыми вспомнят железнодорожников». На железные дороги приходилось  четыре пятых всего грузооборота СССР.

Но  железнодорожных линий не хватало. Их спешно приходилось достраивать или же строить заново. Среди вновь построенных   магистраль Свияжск – Иловля, имевшая важное значение для снабжения войск в Сталинградской битве. Для её сооружения были разобраны рельсы с построенных до войны участков БАМа. Была также сооружена линия Кизляр – Астрахань,  по которой осуществлялись перевозки бакинской нефти; линии Акмолинск – Карталы и Орск – Кандагач – Гурьев, сократившие дальность перевозок карагандинского угля и эмбинской нефти. Крупнейшей стройкой военного времени была Печорская железная дорога, по которой перевозились воркутинский уголь и ухтинская нефть.

В числе строек, оказавших прямое влияние на успешность военных операций,  была магистраль Старый Оскол – Ржава (Сараевка). 14 июня 1943 г. по решению ГКО было начато строительство 95 километровой линии Старый Оскол – Ржава. За 32 дня  трудом жителей прифронтовой полосы, в основном женщин, дорога была проложена, что сыграло важную роль в победоносном завершении Курской битвы.

Всего за годы войны было построено свыше 9 тыс. км новых железных дорог.

Итоги развития экономики к концу войны

К концу войны в Советском Союзе имелось: 35,2 тыс. танков и САУ, что в 1,6 раза больше, чем к началу Великой Отечественной войны; 47,3 тыс. боевых самолетов — превышение в 2,4 раза; 321,5 тыс. орудий и минометов — в 2,9 раза больше, чем в начале войны79.

Государственные резервы поддерживались на достаточно высоком уровне.

Таблица 5.

Материальные резервы Советского Союза в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

 

Виды резервов Рост запасов по отношению к их объему на 1 января 1941 г., в %
1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
Хлеб 107,7 122,5 93,0 137,8
Мясные консервы 108,3 94,5 117,3 141,2
Сахар 54,6 286,0 11,3 20,7
Медь 30,2 19,9 53,3 60,3
Цинк 80,2 67,2 215,5 226,2
Олово 112,8 300,0 382,9 468,0
Никель 200 300,0 533,3 466,6
Алюминий 29,7 13,5 67,6 268,2
Каучук натуральный 273,3 313,3 120,0 101,3
Автобензин 249,9 109,5 52,4 117,8
Дизельное топливо 70,5* 39,9* 45,4*
Уголь 79,2 51,6 55,7 42,7

 

* По отношению к объему 1942 г.

Достижения советской экономики в годы Великой Отечественной войны были бы невозможны без подлинного героизма людей, которые работали, не жалея сил, не считаясь со временем, часто в очень тяжелых условиях, проявляя исключительную стойкость и упорство в выполнении поставленных задач, освоении новых для себя профессий. Лишь благодаря самоотверженности тружеников тыла удалось сравнительно быстро преодолеть все сложности перестройки экономики СССР на военный лад и затем непрерывно наращивать производство вооружения, обеспечивая войска всем необходимым для достижения победы.

Все народы СССР, все слои населения страны воспринимали войну против гитлеровской Германии как справедливую, священную, Отечественную. Их сплочение и трудовой подвиг были обусловлены пониманием смертельной опасности, нависшей над страной, над каждым ее гражданином. И это сплочение обеспечило победу СССР. «Никогда еще 180 млн жителей, — писал французский военный историк Р. Гудима, — населяющих 22 млн кв. км советской территории, не были столь тесно связаны общей судьбой. Никогда еще представители различных профессий не были так крепко спаяны, как в эту войну.

Рабочий на заводе, крестьянин в поле, выдающийся писатель и художник, артист армейского театра, священник, стоящий во главе партизан, все, мужчины и женщины, дети и подростки как в тылу, так и на фронте и даже за линией фронта, — все работали для победы».

Награды труженикам

Практика награждений за труд  широко применялась в  годы Великой Отечественной войны.  Она способствовала  достижению высокой  производительности труда, проявлению трудового героизма. Звания, ордена, медали, знаки и другие их виды  были одним из важнейших моральных стимулов в развитии трудовой активности граждан, имели важное значение  для успешного  выполнения плановых заданий. Государственной наградой СССР мог быть отмечен любой гражданин страны, любой трудовой коллектив, достигший высоких результатов труда.

К началу Великой Отечественной войны в СССР сложилась отражавшая свое время система наград и степеней отличия за трудовые подвиги.

Звание Героя Социалистического Труда, учрежденное 27 декабря 1938 г.,  являлось высшей степенью отличия за заслуги в области хозяйственного и социально-культурного строительства. Удостоенному этого звания вручались орден Ленина и знак отличия — золотая медаль «Серп и Молот» (учреждена 22 мая 1940 г.). За годы войны этого звания были удостоены  около 200 человек.

Среди них  ученые, конструкторы военной техники, вооружения, руководители крупнейших оборонных производств и  др. труженики, вклад которых в Победу был наиболее значим. Одним из первых были удостоены этого звания народный комиссар авиационной промышленности А. И. Шахурин, его заместители П. В. Дементьев и П. А. Воронин, директор авиационного завода А. М. Третьяков (указ от 8 сентября 1941 г.). Героями Труда стали также конструктор одного из первых образцов реактивного оружия А. Г. Костиков (28 июля 1941 г.), конструктор танков Ж. Я. Котин и директор Кировского завода в Ленинграде И. М. Зальцман (19 сентября 1941 г.), авиаконструктор С. В. Илюшин (25 ноября 1941 г.).

С 6 апреля 1930 г. общесоюзной высшей наградой стал орден Ленина.  Орден Ленина вручался городам и крепостям, которым были присвоены звания Город-Герой и Крепость-Герой, а также учреждениям, предприятиям и отдельным труженикам за особо выдающиеся заслуги, как военные, так и гражданские. Награждение следовало за исключительные достижения в трудовой деятельности, экономическом, научно-техническом и социально-культурном развития советского общества, повышении эффективности и качества работы. За 1941-1945 гг. высшая награда была присвоена 41389 раз, что в 6 раз больше, чем до войны, из которых порядка 5,5 тысяч ‒ за не боевые заслуги.

Среди награжденных за достижения в трудовой деятельности были коллективы конструкторских бюро, оборонные предприятия, которые имели выдающиеся заслуги в области создания образцов новой техники и вооружений. 28 июля 1941 г. коллектив конструкторов реактивного миномета «Катюша» был награжден орденами. Трое конструкторов, среди которых полковник И.И. Гвай, получили ордена Ленина.

Среди предприятий ордена Ленина удостоились Горьковский автозавод, завод «Красное Сормово», Уралмашзавод и КБ Уралмашзавода, Уральский турбомоторный,  авиационный завод 525 в Куйбышеве, Опытный танковый завод в Челябинске, ОКБ завода № 19 в Молотове (Пермь), КБ при Уралвагонзаводе в Нижнем Тагиле, завод имени Баранова в Омске и др.

В 1943 г. за образцовое выполнение заданий ГКО орденом Ленина было награждено несколько металлургических и коксохимических комбинатов.

7 сентября 1928 г. был учрежден орден Трудового Красного Знамени. Орден Трудового Красного Знамени  был учрежден для награждения за большие трудовые заслуги перед Советским государством и обществом в области производства, науки, культуры, литературы, искусства, народного образования, здравоохранения, в государственной, общественной и других сферах трудовой деятельности.

Орден Трудового Красного Знамени вручался советским и иностранным гражданам, объединениям, предприятиям, учреждениям, административно-территориальным образованиям за большие трудовые заслуги перед советским государством и обществом в различных областях трудовой деятельности. Эта награда была самой распространённой для организаций, предприятий и учреждений.

До Великой Отечественной войны было осуществлено 7992 награждения, а в период  1941-1945 гг. в 2,7 раза больше –  21751 награждение. Подавляющее большинство  предприятий оборонных отраслей в годы войны были награждены именно этим орденом.

Орден «Знак Почета» был учрежден для награждения за высокие достижения в производстве, научно-исследовательской, государственной, социально-культурной, спортивной и иной общественно полезной деятельности, а также за проявления гражданской доблести. Всего 66 тыс. награждений в годы Великой Отечественной войны.

Были учреждены и медали: «За трудовую доблесть (27 декабря 1938 г.), «За трудовое отличие» (27 декабря 1938 г.).

В годы войны было произведено 49982 награждения медалью «За трудовую доблесть» и 44247 награждений медалью «За трудовое отличие».

Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», учрежденной  Указом Президиума Верховного Совета СССР 6 июня 1945 г., награждались работники промышленности, транспорта, сельского хозяйства, деятели науки и культуры, работники государственных и общественных организаций, обеспечивавшие своим трудом победу Советского Союза над фашистской Германией. Всего этой медалью были награждены более 16,1 млн человек.

Коллективам трудящихся, добившимся высоких показателей в труде, за годы войны были вручены тысячи переходящих Красных Знамён ГКО, наркоматов, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

13 мая 1942 г.  Государственным Комитетом обороны были учреждены переходящие Красные   Знамена ГКО для победителей во всесоюзном социалистическом соревновании в трех отраслях промышленности –  в черной металлургии, авиационной и танковой.

В мае 1942-го каждый номер газеты «Правда» содержал сообщения о новых отраслях промышленности и предприятиях, вступающих во Всесоюзное соревнование.  Этот почин вылился в движение огромной экономической и политической важности. Соревнованием были охвачены все предприятия, и вскоре Знамена  ГКО были учреждены и в других отраслях.

Помимо знамен ГКО в период войны вручались также переходящие красные знамена ЦК ВКП(б), ВЦСПС и  наркоматов, ЦК профсоюзов и наркоматов, ЦК ВЛКСМ, которые были одной их форм поощрения победителей социалистического соревнования и учреждались для каждой отрасли.

В 1945 г. после войны предприятиям – неоднократным победителям соревнования Красные знамена оставлялись на вечное хранение. Среди них завод «Красное Сормово» и Кировский завод Наркомата танковой промышленности, которые за годы войны 33 раза завоевывали Красное Знамя ГКО,  свердловский Уралмаш – 27 раз;  завод № 18 им. Ворошилова  – 26 раз, Завод № 172 в Перми – 15 раз  и многие др. Всего на вечное хранение  Красные знамена были оставлены 661 коллективу.