О штрафротах, штрафбатах и заградотрядах

Одним из весьма распространенных мифов является утверждение, что исход Великой Отечественной войны был определен заградотрядами, которые предупреждали массовое бегство и отступление, а также штрафниками, которые становились «пушечным мясом» на поле боя. Однако статистика и документы не подтверждают такие высказывания.

Заградотряды

Практика использования заградотрядов в тылу войск во избежание панического отступления ведет свою историю со времен античности.  Были заградотряды и в Русской императорской армии. В 1915 году, во время Великого отступления русской армии в Первую мировую войну, увидел свет приказ генерала Брусилова, гласивший: “…Сзади нужно иметь особо надёжных людей и пулемёты, чтобы, если понадобится, заставить идти вперёд и слабодушных”. Приказ схожего характера опубликовал в своей армии генерал армии Данилов: “Долг всякого верного России солдата, замечающего попытку к братанию, немедленно стрелять по изменникам”.

В первые дни Великой Отечественной войны руководители ряда партийных организаций, командующие фронтами и армиями принимали меры по наведению порядка в войсках, отступавших под натиском противника. Среди них, – создание специальных подразделений, которые выполняли функции заградительных отрядов. Так, на Северо-Западном фронте уже 23 июня 1941 г. в соединениях 8-й армии из отошедших подразделений пограничного отряда были организованы отряды по задержанию самовольно уходящих с фронта. В соответствии с постановлением «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе», принятым Советом Народных Комиссаров СССР 24 июня, по решению военных советов фронтов и армий создавались заградительные отряды из войск НКВД.

В Красной Армии заградительные отряды появились с первых дней войны после поражения войск в Белоруссии. Тогда разбитые у границы советские войска откатывались на восток от Минска. По дорогам шли растерянные солдаты и офицеры, часто лишённые руководства и потерявшие оружие. Именно для того, чтобы собрать их и восстановить управление, военной контрразведкой в лице сначала 3-го управления Народного комиссариата обороны СССР стали создаваться первые заградотряды.

27 июня 1941 года начальник Третьего управления (контрразведка) Наркомата обороны СССР  майор госбезопасности  А.Н. Михеев подписал директиву № 35523 о работе в военное время. В ней, в частности, была предусмотрена: «Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т.д., выделяемых командованием, с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:

а) задержания дезертиров;

б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;

в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1–2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности»[1].

Командующий 8-й армией генерал-майор П.П. Собенников, действовавшей на Северо-Западном фронте, в своем приказе № 04 от 1 июля потребовал от командиров 10-го, 11-го стрелковых и 12-го механизированного корпусов и дивизий «немедленно организовать отряды заграждений для задержания бежавших с фронта».

Таким образом, первоначально заградительные отряды должны были осуществлять только задержание дезертиров, а также подозрительного элемента, ошивающегося возле линии фронта, и вести предварительное

[1] Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 1. 22 июня — 31 августа 1941 года. М., 2000. С.92–93

расследование, после чего передавать задержанных в соответствующие судебные органы.

В июле 1941-го такие отряды начали сколачивать уже централизованно в системе НКВД. 17 июля 1941 г. ГКО принял постановление N 187с, в соответствии с которым функции Третьего управления Наркомата обороны брали на себя особые отделы в составе НКВД.  В качестве главных задач особых отделов на период войны постановлением Государственного Комитета Обороны были определены «решительная борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии и ликвидация дезертирства в непосредственно прифронтовой полосе». На следующий день, 18 июля, эти установки были подтверждены в директиве НКВД N 169 за подписью Л.П. Берии. Берия в своей директиве так разъяснил задачи особых отделов: «Смысл преобразования органов Третьего управления в особые отделы с подчинением их НКВД заключается в том, чтобы повести беспощадную борьбу со шпионами, предателями, диверсантами, дезертирами и всякого рода паникёрами и дезорганизаторами. Беспощадная расправа с паникёрами, трусами, дезертирами, подрывающими мощь и порочащими честь Красной Армии, так же важна, как и борьба со шпионажем и диверсией»[2].

Несмотря на принятые меры, в организации заградительной службы на фронтах имелись значительные недочеты. В этой связи начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г.К. Жуков в своей телеграмме № 00533 от 26 июля от имени Ставки потребовал от главнокомандующих войсками направлений и командующих войсками фронтов «немедленно лично разобраться, как организована заградслужба, и дать начальникам охраны тыла исчерпывающие указания». 28 июля издается директива № 39212 начальника Управления особых отделов НКВД СССР, заместителя наркома внутренних дел комиссара госбезопасности 3 ранга B.C. Абакумова об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта.

[2] Там же. С.346

В ходе боевых действий между Резервным и Центральным фронтами образовался разрыв, для прикрытия которого 16 августа 1941 г. был создан Брянский фронт под командованием генерал-лейтенанта А.И. Еременко. В начале сентября его войска по указанию Ставки нанесли фланговый удар с целью разгрома немецкой 2-й танковой группы, наступавшей на юг. Однако, сковав весьма незначительные силы противника, Брянский фронт не смог предотвратить выход вражеской группировки в тыл войскам Юго-Западного фронта. В этой связи генерал А.И. Еременко обратился в Ставку с просьбой разрешить создать заградительные отряды. Директивой № 001650 Ставки ВГК от 5 сентября такое разрешение было дано.

Эта директива положила начало новому этапу в создании и применении заградительных отрядов. Если до этого они формировались органами Третьего управления наркомата обороны, а затем Особыми отделами, то теперь решением Ставки было узаконено их создание непосредственно командованием войск действующей армии, пока только в масштабах одного фронта.

Через неделю эта практика была распространена на стрелковые дивизии всей Красной Армии. 12 сентября 1941 г вышла Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях. В ней говорилось, что опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: “Нас окружили!” и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.

В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного Главнокомандования приказывала создать в каждой стрелковой дивизии заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.

Задачами заградительного отряда обозначалась помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.

Эти заградительные отряды не имели никакого отношения к войскам НКВД, они действовали в составе стрелковых дивизий Красной Армии, комплектовались за счет их личного состава и подчинялись их командирам. В отличие от продолжавших существовать заградительных отрядов при особых отделах НКВД, ориентированных в основном на задержание дезертиров и подозрительных элементов, армейские заградотряды создавались с целью не допускать самовольного отхода частей. Они имели право применять оружие — не для расстрела отступающих частей и подразделений из пулемётов, а для ликвидации инициаторов паники и бегства.

18 сентября военный совет Ленинградского фронта принял постановление № 00274 «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда», в соответствии с которым начальнику Охраны войскового тыла фронта поручалось организовать четыре заградительных отряда «для сосредоточения и проверки всех военнослужащих, задержанных без документов».

12 октября 1941 г. заместитель наркома обороны маршал Советского Союза Г.И. Кулик направил И.В. Сталину записку, в которой предложил «организовать по каждому шоссе, идущему на север, запад и юг от Москвы, группу командного состава» для организации отражения танков противника, которой придать «заградительный отряд для остановки бегущих». В тот же день Государственный Комитет Обороны принял постановление № 765сс о создании при НКВД СССР штаба охраны Московской зоны, которому в оперативном отношении подчинялись расположенные в зоне войска и районные организации НКВД, милиция, истребительные батальоны и заградительные отряды.

В мае-июне 1942 г. в ходе боевых действий была окружена и потерпела поражение Волховская группа войск Ленинградского фронта. В составе 2-й ударной армии, входившей в эту группу, для предотвращения бегства с поля боя использовались заградотряды. Такие же отряды действовали в это время на Воронежском фронте.

28 июля 1942 г., издается приказ № 227 наркома обороны И.В. Сталина, который стал новым этапом в создании и применении заградительных отрядов. 28 сентября заместитель народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е.А. Щаденко подписал приказ № 298, в котором был объявлен штат № 04/391 отдельного заградительного отряда действующей армии.

Заградительные отряды в первую очередь создавались на южном крыле советско-германского фронта. В конце июля 1942 г. И.В. Сталин получил донесение о том, что 184-я и 192-я стрелковые дивизии 62-й армии оставили населенный пункт Майоровский, а войска 21-й армии — Клетскую. 31 июля командующему Сталинградским фронтом В.Н. Гордову была направлена директива № 170542 Ставки ВГК, подписанная И.В. Сталиным и генералом А.М. Василевским, которая требовала: «В двухдневный срок сформировать за счет лучшего состава прибывших во фронт дальневосточных дивизий заградительные отряды до 200 человек в каждом, которые поставить в непосредственном тылу и, прежде всего, за дивизиями 62-й и 64-й армий. Заградительные отряды подчинить военным советам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов». На следующий день генерал В.Н. Гордов подписал приказ № 00162/оп о создании в двухдневный срок в 21-й, 55-й, 57-й, 62-й, 63-й, 65-й армиях по пять заградительных отрядов, а в 1-й и 4-й танковых армиях − по три заградительных. Одновременно предписывалось в двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного Главнокомандования № 01919. К середине октября 1942 г. на Сталинградском фронте было сформировано 16, а на Донском − 25 заградительных отрядов, подчиненных особым отделам НКВД армий.

1 октября 1942 г. начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М. Василевский направил командующему войсками Закавказского фронта директиву № 157338, в которой говорилось о плохой организации службы заградотрядов и их использовании не по назначению, а для ведения боевых действий.

В ходе Сталинградской стратегической оборонительной операции (17 июля − 18 ноября 1942 г.) заградительные отряды и батальоны на Сталинградском, Донском и Юго-Восточном фронтах задерживали военнослужащих, бегущих с поля боя. С 1 августа по 15 октября было задержано 140 755 человек, из которых арестовано 3980, расстреляно 1189, направлено в штрафные роты 2776 и штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека.

Командующий Донским фронтом генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский, по докладу особого отдела фронта в Управление Особых отделов НКВД СССР от 30 октября 1942 г., предлагал использовать заградотряды для воздействия на пехоту неудачно наступавшей 66-й армии.

Рокоссовский считал, что заградительные отряды должны были идти следом за пехотными частями и силой оружия заставлять бойцов подниматься в атаку.

Армейские заградотряды и заградбатальоны дивизий применялись и в ходе контрнаступления под Сталинградом. В ряде случаев они не только останавливали бегущих с поля боя, но и расстреливали некоторых из них на месте.

В летне-осенней кампании 1943 г. советские бойцы и командиры проявили массовый героизм и самопожертвование. Это, однако, не означает, что не было случаев дезертирства, оставления поля боя и паникерства. Для борьбы с этими позорными явлениями широко использовались заградительные формирования.

Осенью 1943 г. были приняты меры по совершенствованию структуры заградительных отрядов. В директиве 1486/2/орг начальника Генерального штаба маршала А.М. Василевского, направленной 18 сентября командующим войсками фронтов и 7-й отдельной армией, говорилось:

«1. В целях укрепления численного состава стрелковых рот нештатные заградительные отряды стрелковых дивизий, сформированные по директиве Ставки Верховного Главнокомандования № 001919 1941 года, расформировать.

  1. В каждой армии, в соответствии с приказом НКО № 227 от 28.7.1942 г., должны содержаться 3—5 штатных заградительных отрядов по штату № 04/391, численностью 200 человек каждый.

Содержание этих отрядов не должно идти за счет боевых частей. Отряды должны содержаться как самостоятельные штатные войсковые части.

В танковых армиях заградительных отрядов не иметь».[3]

[3]Дайнес В. Штрафбаты и заградотряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс]. URL: http://mil.ru/winner_may/history/more.htm?id=11205690@cmsArticle.

Каждого задержанного командира, красноармейца, краснофлотца проверяли. Если его признавали бежавшим с поля боя, то он подвергался немедленному аресту, и по нему начиналось оперативное (не более чем 12-часовое) следствие для предания суду военного трибунала как дезертира. На особые отделы возлагалась обязанность приведения в исполнение приговоров военных трибуналов, в том числе перед строем. В «особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте», начальник особого отдела имел право расстрелять дезертиров на месте, о чем должен был тут же донести в особый отдел армии и фронта (флота). Военнослужащих, отставших от части по объективной причине, организованно, в сопровождении представителя особого отдела направляли в штаб ближайшей дивизии. Из беспорядочно отступающих солдат и командиров сколачивались боевые группы и отправлялись на фронт.

Для обеспечения оперативных мероприятий при особых отделах в соответствии с приказом наркома внутренних дел Л.П. Берии №00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов были сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий — отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов — отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД. Они предназначались для борьбы с «дезертирами, трусами и паникерами». Эти подразделения, выставлявшие засады и дозоры «на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения», занимались «выявлением военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции». Согласно директиве, «всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала». В то же время «всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии». Используя их, особые отделы организовывали службу заграждения, выставляя засады, посты и дозоры на дорогах, путях движения беженцев и других коммуникациях.

Особые отделы с трудом справлялись с таким объемом дел. Ситуация потребовала создания специальных частей, которые бы прямо занимались предотвращением несанкционированного отхода войск с занимаемых позиций, возвращением отставших военнослужащих в их части и подразделения и задержанием дезертиров.

Некоторое представление о функциях заградительных батальонов даёт постановление Военного совета Ленинградского фронта № 00274 от 18 сентября 1941 года «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда». В этом документе, подписанном командующим войсками Ленинградского фронта генералом армии Г.К. Жуковым и членами военного совета фронта: 1-м секретарём Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) А.А. Ждановым и 2-м секретарём А.А. Кузнецовым, в частности, предписывается: «…организовать для сосредоточения и проверки всех военнослужащих, задержанных без документов, четыре заградительных отряда»

Помимо заградительных батальонов в составе дивизий и заградительных отрядов, сформированных особыми отделами, аналогичные подразделения создавались и территориальными органами НКВД. Так, с целью задержания красноармейцев, уходящих с Калининского фронта, 15 октября 1941 года УНКВД по Калининской области были организованы заградительные отряды в направлениях: Калинин — Кушалино, Кушалино — Горицы, Кушалино — Зайцево, Кимры — Кашин. Все они были подчинены 4-му отделу УНКВД по Калининской области.

Поток военнослужащих, отставших от своих частей в калейдоскопе боев, при выходе из многочисленных окружений, а то и сознательно дезертировавших, был огромен. Только с начала войны и по 10 октября 1941 г. оперативные заслоны особых отделов и заградительные отряды войск НКВД задержали более 650 тысяч бойцов и командиров.

Из справки заместителя начальника Управления Особых отрядов НКВД СССР Комиссара государственной безопасности 3 ранга С. Мильштейн наркому внутренних дел Л. Берии:  «С начала войны по 10-е октября с.г. Особыми отделами НКВД и З.О. войск НКВД по охране тыла задержано 65 7364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249.969 человек и З.О. войск НКВД по охране тыла – 407395 военнослужащих.

Из числа задержанных Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 63 2486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных особыми отделами:

Шпионов – 1505

Диверсантов – 308

Изменников – 2621

Трусов и паникёров – 2643

Дезертиров – 8772

Распространителей провокационных слухов – 3987

Самострельщиков – 1671

Других – 4371

Всего – 25878

По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10201 человек, из них расстреляно перед строем – 3321 человек».

Таким образом, по имеющимся основаниям, было расстреляно было всего около 4 % от общего числа задержанных, остальные отправлены обратно в действующую армию. Показателен в этом отношении отчёт о работе заградотряда 310-й стрелковой дивизии осенью 1941 года под Ленинградом: “Заградительным отрядом 310-й стрелковой дивизии за этот период задержано 740 человек бойцов и младших командиров, оставивших поле боя, следующих в тыл: из них 14 человек направлены в особые отделы дивизий, остальные организованно возвращены в свои части… На пополнения отряда направлены бойцы, задержанные в тылу дивизии этим же отрядом”.

В свою очередь под Москвой только за две недели, с 15 по 28 октября 1941 г., были задержаны более 75 тыс. военнослужащих. При этом стоит иметь ввиду, что в общей массе легко растворялась и немецкая агентура. Так, обезвреженная зимой-весной 1942 г. группа лазутчиков имела задание физически ликвидировать командование Западным и Калининским фронтами, включая командующих генералов Г. К. Жукова и И.С. Конева.

Во время кампаний 1941-го и 1942-го заградотрядам часто приходилось вступать в бой. Сама по себе структура заградотрядов — мобильные, хорошо оснащённые автоматическим оружием и транспортом части, — провоцировала на использование в качестве подвижного резерва. Скажем, командир легендарной 316-й дивизии Панфилов использовал свой заградотряд в 150 человек именно в качестве собственного резерва. В целом, на практике командиры соединений часто рассматривали заградотряд как лишнюю возможность усилить части на передовой.

По мере улучшения обстановки на фронте необходимость в заградительных батальонах в составе дивизий отпала и их деятельность начла сворачиваться.

Летом 1942 года, когда немцы прорывались к Волге, начался новый этап в истории заградотрядов. Заградотряды стали одной из мер наведения порядка в войсковом тылу. Созданные в соответствии с приказом № 227, более известном как «Ни шагу назад!»,  заградотряды численностью до 200 человек состояли из бойцов и командиров Красной Армии, ни формой, ни вооружением не отличавшихся от остальных военнослужащих РККА. Каждый из них имел статус отдельной воинской части и подчинялся не командованию дивизии, за боевыми порядками которой располагался, а командованию армии через особые отделы НКВД. Руководил отрядом офицер госбезопасности.

Из приказа № 227 Народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина: «Военным советам армий и прежде всего командующим армиями: […] б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».

Во исполнение этого приказа командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант В.Н. Гордов 1 августа 1942 года отдал свой приказ №00162/оп, в котором предписывал в двухдневный срок сформировать по пять заградительных отрядов, а командующим 1-й и 4-й танковых армий – по три заградительных отряда численностью по 200 человек каждый. Численность заградотрядов в принципе не предполагала создания сплошного фронта за основной линии обороны. Они выставлялись по решению командования за спиной у части, чья устойчивость вызывала наибольшие сомнения. Более того, их задача была не расстреливать бежавших с поля боя, как часто преподносится, а требовалось обратное — привести людей в чувство и вернуть в бой. Как видно из статистики, она вполне успешно решалась.

«Заградительные отряды подчинить Военсоветам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов. Заградительные отряды укомплектовать лучшими бойцами и командирами»[4]. «Заградительные отряды, – вспоминал генерал армии П.Н. Лащенко, бывший в дни опубликования приказа № 227 заместителем начальника штаба 60-й армии, – находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к

[4] ЦАМО. Ф.345. Оп.5487. Д.5. Л.706

сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты».

Из сообщения Особого отдела НКВД Сталинградского фронта в Управление особых отделов НКВД СССР от 14 августа 1942 года «О ходе реализации приказа №227 и реагировании на него личного состава 4-й танковой армии»: «Всего за указанный период времени расстреляно 24 человека. Так, например, командиры отделений 414 СП, 18 СД Стырков и Добрынин, во время боя струсили, бросили свои отделения и бежали с поля боя, оба были задержаны заград. отрядом и постановлением Особдива расстреляны перед строем.

Красноармеец того же полка и дивизии Огородников произвёл саморанение левой руки, в совершённом преступлении изобличён, за что предан суду военного трибунала. […]

На основании приказа № 227 сформировано три армейских заградотряда, каждый по 200 человек. Указанные отряды полностью вооружены винтовками, автоматами и ручными пулемётами. Начальниками отрядов назначены оперативные работники особых отделов.

Указанными заградотрядами и заградбатальонами на 7.8.42 г. по частям и соединениям на участках армии задержано 363 человека, из которых: 93 чел. вышли из окружения, 146 – отстали от своих частей, 52 – потеряли свои части, 12 – пришли из плена, 54 – бежали с поля боя, 2 – с сомнительными ранениями.

В результате тщательной проверки: 187 человек направлены в свои подразделения, 43 – в отдел укомплектования, 73 – в спецлагеря НКВД, 27 – в штрафные роты, 2 – на медицинскую комиссию, 6 чел. – арестовано и, как указано выше, 24 чел. расстреляно перед строем»[5]

Всего к 15 октября 1942 г. в частях действующей армии функционировало 193 заградительных отряда. В первую очередь сталинский

[5] Сталинградская эпопея: Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. М., 2000. С.181-182

приказ проводился в жизнь, конечно, на южном фланге советско-германского фронта. Почти каждый пятый отряд – 41 единица – был сформирован на сталинградском направлении,  в том числе 16 на Сталинградском фронте и 25 на Донском.

Первоначально, в соответствии с требованиями наркома обороны, на заградительные отряды возлагалась обязанность предупреждать несанкционированный отход линейных частей. По документам видно, как складывалась боевая практика заградительных отрядов в один из самых напряженных периодов войны, летом-осенью 1942 г. С 1 августа (момента формирования) по 15 октября ими были задержаны 140 755 военнослужащих, «сбежавших с передовой линии фронта». Из них: арестовано – 3980, расстреляно – 1189, направлено в штрафные роты – 2776, в штрафные батальоны – 185, возвращено в свои части и на пересыльные пункты подавляющее число задержанных – 131094 человек. Приведенная статистика показывает, что воевать дальше без какого-либо поражения в правах получило возможность абсолютное большинство военнослужащих, до этого по разным причинам покинувших передовую – более 91%.

Наибольшее число задержаний и арестов произвели заградительные отряды Донского и Сталинградского фронтов. По Донскому фронту было задержано 36 109 человек, арестовано 736 человек, расстреляно 433 человека, направлено в штрафные роты 1056 человек, штрафные батальоны 33 человека, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 933 человека. По Сталинградскому фронту задержано 15 649 человек, арестовано 244 человека, расстреляно 278 человек, направлено в штрафные роты 218 человек, в штрафные батальоны 42, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14833 человека.

Заставы армейского заградотряда располагались на удалении 1,5−2 км от передовой, перехватывая коммуникации в ближайшем тылу. Вот несколько примеров, когда заградотряды, возвратив отступающие войска, определили исход  битвы на Волге. 14 сентября 1942 г. противник предпринял наступление против частей 399-й стрелковой дивизии 62-й армии. Когда бойцы и командиры 396-го и 472-го стрелковых полков стали в панике отходить, начальник заградотряда младший лейтенант госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих. Это заставило личный состав остановиться, и через два часа полки заняли прежние рубежи обороны.

15 октября в районе Сталинградского тракторного завода противнику удалось выйти к Волге и отрезать от основных сил 62-й армии остатки 112-й стрелковой дивизии, а также трех (115, 124 и 149-я) отдельных стрелковых бригад. Поддавшись панике, ряд военнослужащих, в том числе командиров различных степеней, пытались бросить свои части и под разными предлогами переправиться на восточный берег Волги. Чтобы не допустить этого, оперативная группа под руководством старшего оперуполномоченного лейтенанта госбезопасности Игнатенко, созданная особым отделом 62-й армии, выставила заслон. За 15 дней было задержано и возвращено на поле боя до 800 человек рядового и командного состава.

Так, в ходе обороны Сталинграда 29 августа 1942 г. прорвавшимися танками противника был окружен штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии. Заградотряд не только остановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны, но и сам вступил в бой. Враг был отброшен.

С переломом в обстановке, наступившим после победы под Сталинградом, практиковалось участие заградительных формирований в боях.  Например, именно заградотряд 62-й армии в Сталинграде двое суток вёл бой за вокзал в критический момент первого штурма города 15–16 сентября. Во время боёв к северу от Сталинграда два заградотряда вообще пришлось расформировать из-за потерь, дошедших до 60–70% состава.

О боевых действиях заградотрядов в середине октября 1942 г. докладывал в Москву майор госбезопасности В.М. Казакевич. Например, на Воронежском фронте по приказу военного совета 6-й армии два заградительных отряда были приданы 174-й стрелковой дивизии и введены в бой. В результате они потеряли до 70% личного состава, оставшиеся в строю бойцы были переданы на пополнение названной дивизии, а отряды пришлось расформировать. Как линейную часть использовал заградотряд 29-й армии Западного фронта командир 246-й стрелковой дивизии, в чьем оперативном подчинении находился отряд. Принимая участие в одной из атак, отряд из 118 человек личного состава потерял убитыми и ранеными 109 человек, в связи с чем его пришлось формировать заново.

По мере изменения положения на фронтах, с переходом к Красной Армии стратегической инициативы и началом массового изгнания оккупантов с территории СССР необходимость в заградотрядах стала резко снижаться. Заградительные отряды утратили своё былое значение, а их задачи дублировались другими формированиями — включая войска по охране тыла, принадлежащие как раз НКВД, и комендантские части. Летом 1944 года начальник Политуправления 3-го Прибалтийского фронта, разводя руками, доносил командованию: “Заградотряды не выполняют своих прямых функций, установленных приказом наркома обороны. Большая часть личного состава заградотрядов используется по охране штабов армий, охране линий связи, дорог, прочёсыванию лесов и т. д.

В ряде заградотрядов крайне разбухли штаты штабов. Штабы армий не осуществляют контроля за деятельностью заградотрядов, предоставили их самим себе, свели роль заградотрядов на положение обычных комендантских рот. Между тем личный состав заградотрядов подобран из лучших, проверенных бойцов и сержантов, участников многих боёв, награждённых орденами и медалями Советского Союза.”

Единственной действительно полезной функцией заградотрядов на этом этапе осталась зачистка тыла от остатков немецких окруженцев, захват пытавшихся легализоваться или укрыться бывших полицаев и чиновников оккупационной администрации.

В 1944 г., когда войска Красной Армии успешно наступали на всех направлениях, заградительные отряды использовались все реже и реже. В то же время в прифронтовой полосе они применялись в полной мере. Это было обусловлено возрастанием масштабов бесчинств, вооруженных грабежей, краж и убийств гражданского населения. На борьбу с этими явлениями был направлен приказ № 0150 заместителя наркома обороны СССР маршала А.М. Василевского от 30 мая 1944 г.

25 августа 1944 года начальник политического управления 3-го Прибалтийского фронта генерал-майор А.Лобачёв направил начальнику Главного Политического управления Красной Армии генерал-полковнику Щербакову докладную записку «О недостатках деятельности заградотрядов войск фронта» следующего содержания: «По моему заданию работниками ПУ фронта в августе была проверена деятельность шести заградотрядов (всего 8 заградотрядов).

В результате этой работы установлено:

  1. Заградотряды не выполняют своих прямых функций, установленных приказом Наркома обороны. Большая часть личного состава заградотрядов используется по охране штабов армий, охране линий связи, дорог, прочёсыванию лесов и т.д. Характерна в этом отношении деятельность 7-го заградотряда 54-й армии. По списку в отряде состоит 124 чел. Используются они так: 1-й автоматный взвод охраняет 2-й эшелон штаба армии; 2-й автоматный взвод придан 111 ск с задачей охранять линии связи от корпуса до армии; стрелковый взвод придан 7 ск с той же задачей; пулемётный взвод находится в резерве командира заградотряда; 9 чел. работают в отделах штаба армии, в том числе командир взвода ст. лейтенант ГОНЧАР является комендантом управления тыла армии; оставшиеся 37 человек используются при штабе заградотряда. Таким образом, 7-й заградотряд совершенно не занимается заград-службой. Такое же положение и в других заградотрядах (5, 6, 153, 21, 50)

В 5-м заградотряде 54-й армии из 189 чел. штата только 90 чел. несут охрану КП армии и заград-службу, а остальные 99 чел. используются на различных работах: 41 чел. – на обслуживании АХО штаба армии в качестве поваров, сапожников, портных, кладовщиков, писарей и проч.; 12 чел. – в отделах штаба армии в качестве связных и ординарцев; 5 чел. – в распоряжении коменданта штаба и 41 чел. обслуживают штаб заградотряда.

В 6-м заградотряде из 169 чел. 90 бойцов и сержантов используются по охране КП и линий связи, а остальные находятся на хозяйственных работах.

  1. В ряде заградотрядов крайне разбухли штаты штабов. Вместо положенного штата 15 чел. офицерского, сержантского и рядового состава штаб 5-го заградотряда насчитывает 41 чел.; 7-го заградотряда – 37 чел., 6-го заградотряда – 30 чел., 153-го заградотряда – 30 чел. и т.д.
  2. Штабы армий не осуществляют контроля за деятельностью заградотрядов, предоставили их самим себе, свели роль заградотрядов на положение обычных комендантских рот. Между тем личный состав заградотрядов подобран из лучших, проверенных бойцов и сержантов, участников многих боёв, награждённых орденами и медалями Советского Союза. В 21-м заградотряде 67-й армии из 199 чел. 75% участников боёв, многие из них награждены. В 50-м заградотряде за боевые заслуги награждены 52 чел.
  3. Бесконтрольность со стороны штабов привела к тому, что в большинстве заградотрядов воинская дисциплина стоит на низком уровне, люди распустились. За последние три месяца в 6-м заградотряде за грубые нарушения воинской дисциплины наложено на бойцов и сержантов 30 взысканий. Не лучше и в других отрядах…
  4. Политотделы и зам. начальников штабов армий по политчасти забыли о существовании заградотрядов, не руководят партийно-политической работой…

О вскрытых недостатках в деятельности заградотрядов 15.8 доложил Военному совету фронта. Вместе с этим начальникам политотделов армий дал указания о необходимости коренного улучшения партийно-политической и воспитательной работы в заградотрядах; оживления внутрипартийной деятельности партийных организаций, усилении работы с партийным и комсомольским активом, проведения для личного состава лекций и докладов, улучшении культурного обслуживания бойцов, сержантов и офицеров заградотрядов.

Вывод: Заградотряды в своем большинстве не выполняют задач, определённых приказом Наркома обороны №227. Охрана штабов, дорог, линий связи, выполнение различных хозяйственных работ и поручений, обслуживание командиров-начальников, надзор за внутренним порядком в тылах армии ни в коей мере не входит в функции заградотрядов войск фронта.

Считаю необходимым поставить вопрос перед Народным комиссаром обороны о реорганизации или расформировании заградотрядов, как утративших свое назначение в настоящей обстановке»[6].

С изменением ситуации на фронте приказ «Ни шагу назад!» окончательно утратил свое былое значение.  Поэтому И.В. Сталин 29 октября 1944 г. подписал приказ № 0349 следующего содержания:

«В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала.

Приказываю:

  1. Отдельные заградительные отряды к 15 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий.
  2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года» [7].

К середине ноября 1944 г. они были расформированы, а личный состав отрядов направлен на пополнение стрелковых дивизий.

[6] Военно-исторический журнал. 1988. №8. С.79-80

[7] РГВА. Ф. 4. Оп.  11. Д. 78. Л. 351.

Таким образом, заградительные отряды не только выступали в роли заслона, препятствовавшего проникновению в тыл дезертиров, паникеров, немецкой агентуры, не только возвращали на передовую отставших от своих частей военнослужащих. В критической ситуации они нередко сами вступали в бой с немцами, а когда военная обстановка изменилась в нашу пользу, стали выполнять функции комендантских рот. Выполняя свои прямые задачи, заградотряд мог открыть огонь над головами бегущих подразделений или расстрелять трусов и паникёров перед строем. Однако никому из исследователей пока ещё не удалось найти в архивах ни одного факта, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли на поражение по своим войскам.