О помощи по ленд-лизу и экономической помощи

Закон США о  ленд-лизе, принципы и механизмы управления поставками

Чтобы обеспечить национальную безопасность и защитить национальные интересы страны президент США Ф.Д. Рузвельт выдвинул идею ленд-лиза. Он предложил поддержать государства, подвергшиеся нападению Германии, Японии и их союзников. В этом Рузвельту противостояли сторонники изоляционизма, т.е. строгого нейтралитета и невмешательства в дела воющих сторон. Однако по мере развёртывания военной агрессии со стороны Германии и Японии всё больше представителей американской политической элиты и общества склонялись к поддержке идеи оказания экономической помощи странам, противостоящим блоку «оси», особенно Великобритании. Положение последней с мая 1940 г. становилось всё более тяжёлым как в военном, так и в экономическом смыслах. Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что из общей суммы инвестиций США в зарубежные страны, составлявшей в то время 12 млрд, долл., свыше 5 млрд долл. были размещены в Британской империи.

Закон о ленд-лизе был принят Конгрессом США и утверждён Рузвельтом 8-11 марта 1941 г. Этот закон опирался на законодательный акт, принятый ещё при президенте Б. Гаррисоне (1889-1893 гг.) и допускающий арендные отношения с военной техникой на срок не более пяти лет.

Промышленное производство в США в 1941-1945 гг. выросло более чем в два раза, в послевоенные годы значительно увеличились потребительские расходы населения, средний заработок, фактически исчезла безработица. Во многом благодаря Второй мировой, в том числе ленд-лизу, американцы преодолели последствия Великой депрессии.

Соглашение о ленд-лизе строилось на принципах срочности, возвратности, платности, которые характерны для кредитных и арендных отношений. Поэтому ленд-лиз следует рассматривать скорее как платную услугу одного государства другому, чем как помощь в чистом виде.

  1. Поставленные материалы: машины, военная техника, оружие и иные предметы, уничтоженные, утраченные и изношенные во время войны, не подлежали оплате страной-получателем. Возможно, поэтому у многих людей сложилось ошибочное представление, что поставки по ленд-лизу – это полностью безвозмездная помощь.
  2. Имущество, оставшееся в стране после окончания войны и пригодное для гражданских целей, полагалось оплатить полностью или частично на основе предоставленных США долгосрочных кредитов. Фактически эта законодательная норма свидетельствовала о предоставлении имущества в долгосрочную аренду (на период войны) с условием льготного обязательного выкупа: в одних случаях – по первоначальной, а в других – по остаточной стоимости, т.е. с учётом износа.
  3. Сохранившиеся военные материалы остаются у страны-получателя, но правительство США сохраняет за собой право истребовать их. При этом союзников сразу же уведомляли о том, что правительство этим правом не будет пользоваться. В дальнейшем эти обещания подтверждались и при урегулировании задолженностей по ленд-лизу военные материалы не становились предметом спора.
  4. Предусматривался возможный отказ в снабжении материалами по причинам секретности и необходимости первоочередного удовлетворения нужд собственных вооружённых сил. На снабжение отдельными видами материалов были введены ограничения. Однако норма закона не содержала категорического и однозначного отказа от их предоставления союзникам.
  5. Предусматривалось, что оборудование, не изготовленное к концу войны, и другие подлежащие ленд-лизу материалы, находящиеся на складах государственных учреждений США, могут приобретаться странами, для которых они заказаны, с предоставлением Соединенными Штатами долгосрочного кредита. Эта норма в полном объёме не была выполнена. Удалось получить только товары, которые находились в пути. Остальные товары следовало покупать в обычном порядке, так как выдача кредитов для потенциальных заемщиков после войны существенно осложнилась.
  6. Срок поставок по закону о ленд-лизе устанавливался вначале до 30 июня 1942 г., а затем он ежегодно продлевался. Последний срок был определен до 30 июня 1946 г. Однако 21 августа 1945 г. правительство США в одностороннем порядке объявило о прекращении поставок.

На основе этих общих принципов правительство США заключало соглашения с союзными странами. В зависимости от условий эти соглашения подразделялись на 4 группы, регламентировали порядок оплаты или возмещения поставок, содержали обязательства стран-получателей в свою очередь предоставлять США сырьё, материалы и различные товары. Право определять конкретные формы компенсации предоставлялось президенту на основе взаимной выгоды сторон. Столь явная неопределённость с внешними расчётами диктовалась интересами внешней политики Соединенных Штатов и крупных американских компаний, стремившихся с началом войны получить ещё большую прибыль. К июлю 1945 г. такие соглашения были подписаны США с 35 странами. Однако фактически поставки осуществлялись в большее количество стран.

Каждое государство, подписавшее с правительством США соглашение о ленд-лизе, должно было предоставить ему финансовый отчёт, в который входили финансовое заявление и бюджетный доклад. Однако для СССР было сделано исключение.

В ходе дискуссий в Конгрессе в законопроект о ленд-лизе внесли четыре существенные поправки, ограничивавшие возможности президента. Они касались контроля Конгресса за ассигнованиями по ленд-лизу, отчётности президента о ходе выполнения закона, ограничения срока действия президентских полномочий по ленд-лизу и запрещения конвоирования торговых судов военно-морскими силами США. Эти ограничения во многом объясняют затруднения, возникавшие в организации поставок. Этим проблемы, не вполне понятные советскому руководству, неоднократно приводили к сложным ситуациям в отношениях между СССР и его союзниками во Второй мировой войне.

Страны, заключившие соглашения о ленд-лизе, должны были содействовать защите США и оказывать им помощь стратегически важным сырьём и материалами, которые имелись у них, а также предоставлять различные услуги (например, принятие и размещение американских специалистов), военно-техническую информацию, нести расходы за перевозки людей, техники и т.д. Так правительство США получало встречный ленд-лиз. Встречные поставки учитывались при окончательных расчётах.

Руководство программой помощи по ленд-лизу поручалось специальному комитету, образованному при кабинете министров, в составе госсекретаря, министров финансов, обороны и военно-морских сил, представителей каждого министерства. Работа над ленд-лизом была спланирована так, чтобы не создавать новые ведомства, а максимально эффективно использовать имевшиеся.

Военные министерства занимались поставками самолётов, танков, артиллерии и боевых кораблей; морская комиссия – строительством и ремонтом торговых судов; министерство сельского хозяйства – продуктами и сельскохозяйственными материалами; отдел снабжения министерства финансов – сырьём и промышленным оборудованием. Вся ответственность за выполнение программы ленд-лиза была возложена на Г.Л. Гопкинса – ближайшего соратника Рузвельта.

2 мая 1941 г. был создан специальный отдел по координации помощи иностранным государствам – Division of Defence Aid Reports (DDAR) во главе с генерал-майором Дж. Бернсом, до этого работавшим в министерстве обороны. В октябре 1941 г. решением президента агентство было преобразовано в администрацию ленд-лиза – Office of Lend-Lease Administration (OLLA). Её возглавил промышленник и промышленный администратор Э.Р. Стеттиниус, а Дж. Бернс стал его помощником.

Чтобы контролировать гражданскую экономику, правительство США начало использовать контракты с фиксированной рентабельностью. Это означает, что если рентабельность рассчитывается как отношение прибыли к себестоимости продукции, то увеличение затрат приводит не к сокращению прибыли, а к увеличению стоимости товаров и услуг. Это служило стимулом для предприятий, участвовавших в изготовлении продукции для ленд-лиза. В тех случаях, когда для выполнения заказов требовалось крупногабаритное, дорогостоящее оборудование, правительство стало выступать по отношению к подрядчикам (заводам, фирмам, концернам, корпорациям и т.д.) в роли арендодателя.

Ко времени вступления Соединенных Штатов в войну – 7 декабря 1941 г. – администрацией ленд-лиза были созданы соответствующие управления по распределению боеприпасов, сырья, продовольствия, во главе которых стояли штабы, укомплектованные высшими офицерами вооружённых сил США. В результате к концу 1941 г. администрация ленд-лиза приобрела вполне законченную организационно-управленческую структуру.

Президент США Ф.Д. Рузвельт подписывает законопроект о ленд-лизе для оказания помощи Великобритании, Китаю и Греции. Март 1941 г. Associated Press photograph. No. 21773.
Library of Congress: New York World-Telegram and the Sun Newspaper Photograph Collection.
Г.Л. Гопкинс – ближайший соратник Ф.Д. Рузвельта, ответственный  за выполнение программы ленд-лиза – улетает из Великобритании в Португалию. Январь 1941 г.
New York World-Telegram and the Sun staff photographer: F. Palumbo. Library of Congress: New York World-Telegram and the Sun Newspaper Photograph Collection.

 

Э.Л. Стеттениус-младший ‒ руководитель администрации ленд-лиза (Office of Lend-Lease Administration (OLLA)). 2 сентября 1942 г.
Library of Congress.

 

Соглашения о поставках в СССР по ленд-лизу

В целом стремление к налаживанию отношений между СССР с одной стороны и Великобританией и США с другой было обоюдным. Уже 22 июня 1941 г. премьер министр Великобритании У.С. Черчилль, выступая по радио, заявил, что «опасность, угрожающая России, – это опасность, грозящая нам и США», поэтому Великобритания окажет России и русскому народу всю помощь, какую только сможет. Через два дня после выступления Черчилля, 24 июня, президент США Ф.Д. Рузвельт заявил о готовности Соединенных Штатов оказать «всю возможную помощь Советскому Союзу». По его словам, борьба с гитлеризмом приблизит свержение нацистской верхушки и тем самым послужит американской обороне и безопасности, поскольку в настоящий момент гитлеровская армия представляет главную опасность для Америки. Вместе с тем в заявлении подчёркивалось, что для США принципы и доктрины коммунизма «нетерпимы и чужды». Эта позиция официального Вашингтона определяла двойственный подход правительства США к военно-экономическому сотрудничеству с СССР.

Кроме того, в самом начале войны во влиятельных кругах Великобритании и США существовало неверие в способность СССР длительно противостоять Германии, что объяснялось во многом крайне неудачным началом войны для СССР. Соответственно предлагалось выжидать, поддерживать Советский Союз в войне лишь морально, не связывая себя определёнными обязательствами и не растрачивая собственный потенциал. Так, начальник штаба армии США Дж. Маршалл и советник президента Г. Гопкинс считали необходимым оказать помощь Советскому Союзу за счёт американских ресурсов, только предварительно убедившись в способности СССР выдержать натиск германских армий.

Важную роль в решении вопросов о поставках сыграл визит Г. Гопкинса сначала в Великобританию, а затем и в Советский Союз в конце июля 1941 г. Прибыв в Москву 28 июля, Гопкинс высказал предложение президента США о возможном разделении всей помощи на две части (как и в случае с Великобританией): оперативную и долговременную. Первая часть была рассчитана на короткий срок (до одного года) и была поэтому в меньшей степени интересна Советскому правительству. Что касается второй части помощи, то, по обоюдному согласию сторон, размеры и условия поставок решили определить на трехсторонней конференции в Москве, которая должна была пройти в начале октября 1941 г.

Трансформация взгляда представителя американской администрации на положение дел в Советском Союзе основывалась на трёх факторах: анализе ситуации, сделанной Г. Гопкинсом в Москве; информации, полученной от британской разведки, и на наличии упорного сопротивления Красной армии противнику. Прямыми следствиями изменившегося подхода стало продление до 6 августа 1942 г. советско-американского торгового соглашения 1937 г., выдача лицензий на экспорт в СССР вооружений, предоставление американского морского транспорта для перевозок, создание компании “Russian War Relief, Inc.” (RWR).

Ещё 12 июля 1941 г. было подписано «Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии». Это соглашение не касалось основных политических вопросов, а носило довольно общий характер и было по сути протоколом о намерениях. Однако оно имело принципиальное значение, заложив фундамент для предстоявших англо-советских переговоров по экономическим вопросам.

16 августа 1941 г. было подписано соглашение о коммерческом товарообороте, кредите и клиринге между Советским Союзом и Великобританией, которое предусматривало значительные взаимные поставки. Оно до 1945 г., но распространялось главным образом на «невоенные» поставки. За годы войны они составили приблизительно 0,4% от стоимости всех поставок Великобритании. По этому соглашению Великобритания предоставила СССР для оплаты товаров кредит в 10 млн. фунтов стерлингов на пять лет из расчёта 3% годовых. В 1942 г. сумма кредита возросла до 25 млн. фунтов стерлингов, а впоследствии была ещё увеличена. В соответствии с соглашением платежи между сторонами регулировались на основе клиринга (системы безналичных расчетов за товары, услуги, основанной на взаимном зачёте встречных требований и обязательств). Это соглашение создавало необходимые предпосылки для роста поставок английских товаров Советскому Союзу и советских поставок Великобритании. Поставки по этому соглашению стали поступать сразу же после его подписания. Остальные поставки, начиная с 6 сентября, проводились на условиях ленд-лиза.

Московская конференция по вопросам военных поставок состоялась 29 сентября – 1 октября 1941 г. В письме, переданном Сталину через главу делегации США на конференции А. Гарримана, президент Рузвельт вновь заверил СССР в «твердой» решимости оказать всю возможную помощь. Рузвельт считал, что столкновение между США и Германией неизбежно. Правительство США было весьма заинтересовано в том, чтобы удержать Советский Союз в войне, небезосновательно считая, что военные поставки будут этому способствовать и одновременно истощать военную мощь Германии до её нападения на Америку. Соглашение о взаимных поставках, известное как Московский (I) протокол, было подписано: от США А. Гарриманом, от Великобритании – лордом У. Бивербруком (в то время министром военной промышленности и ответственным за ленд-лизовские поставки из США в Великобританию) и от СССР – И.В. Сталиным и его ближайшими соратниками К.Е. Ворошиловым и А.И. Микояном. Срок действия протокола был определен с 1 октября 1941 г. по 30 июня 1942 г. Несмотря на то, что подписание протоколов-соглашений в дальнейшем происходило значительно позже установленного срока, действие их не прекращалось. Ни одна из категорий поставок, запрашивавшихся Советским Союзом, не встретила отказа. В отличие от Великобритании Советский Союз предполагалось снабжать без предварительных условий. От него не потребовали сведений о запасах иностранной валюты или золота, как это было в случае с Великобританией. Вместе с тем попытки США разделить бремя поставок с англичанами ни к чему не привели. Британцы отказали в производстве товаров для СССР в Великобритании. Они должны были поступать в СССР «исключительно за счет американских ресурсов».

Вообще вся программа оказания помощи СССР действовала иначе, чем аналогичная американо-английская система взаимодействия. Так, в Великобритании поставки контролировались администрацией союзных поставок, созданной в октябре 1941 г. В СССР поставки шли на основе специальных протоколов, которые ежегодно согласовывались в ходе переговоров между обеими сторонами. За период войны было заключено четыре таких протокола: Московский (I) 1941 г., Вашингтонский (II) 1942 г., Лондонский (III) 1943 г. и Оттавский (IV) 1945 г.  Они устанавливали максимальные объёмы товаров и материалов, которые США могли предоставить СССР. Также между СССР и США были подписаны сверхпротокольные соглашения о поставках необходимой для СССР военной и гражданской продукции, а также сверхпротокольная заявка по «программе 17 октября» для ведения войны против Японии.

По Московскому протоколу США и Великобритания обязались в течение ближайших девяти месяцев поставить: 3600 самолетов, 4500 танков, 12700 артиллерийских орудий, сотни тысяч тонн различного оборудования, сырья, продовольствия и материалов, всего свыше 1,5 млн. тонн грузов. При подготовке Московского протокола уточнение размеров отдельных видов поставок было отложено до согласования с соответствующими департаментами в США и Великобритании. 5 ноября стало известно, что советская заявка будет удовлетворена полностью, лишь отдельные виды металлов, станков и обуви будут поставлены частично.

2 ноября 1941 г. Ф.Д. Рузвельт во избежание финансовых затруднений в организации и оплате поставок отдал распоряжение о предоставлении СССР беспроцентного займа на сумму 1 млрд. долл., по которому должны были осуществляться американские поставки в СССР. Кроме этого, он одобрил все списки военного снаряжения и вооружения и отдал распоряжение, чтобы сырьевые материалы предоставлялись по мере возможности и как можно скорее. Расчеты по займу должны были производиться в течение 10 лет, начиная с шестого года после окончания войны. Но через некоторое время система расчетов изменилась.

Планы новых поставок Советскому Союзу вынудили Вашингтон спешно перестраивать экономику на военный лад. В Соединенных Штатах сразу же после подписания соглашения о поставках началось перепрофилирование предприятий на выпуск отсутствовавшей или недостававшей продукции. Началась мобилизация оборонного потенциала страны. Были построены военные заводы, которые начали производить оружие, заработали судоверфи. Большая часть построенных самолетов прямо с конвейера направлялась в Великобританию, и перераспределение военных ресурсов в пользу СССР затрагивало британские интересы. Чтобы решить эту проблему, Соединенным Штатам пришлось установить строгий контроль над “ключом от арсенала”, которым до недавних пор почти без ограничений владел британский министр снабжения лорд Бивербрук.

Предложение лорда направлять всю американскую помощь в Великобританию, которая и будет выделять для СССР все необходимое, было отклонено А. Гарриманом. В результате У. Черчилль был вынужден делиться с нашей страной даже той техникой, которая по ленд-лизу предназначалась исключительно для британской армии. Например, во время битвы за Москву за полноприводной “эмкой” ГАЗ-61 маршала Г. Жукова неотлучно следовал легкий вездеход “Bantam” с охраной. Именно от этих легких вездеходов англичанам и пришлось отказаться в пользу СССР.

Необходимость оказания срочной прямой поддержки Советскому Союзу требовала некоторого сокращения американских поставок для Британии. За те материалы, которые не попали под “британский ленд-лизовский зонтик”, Советский Союз расплачивался средствами из золотого запаса страны. Так, в 1941 г. СССР закупил в США товаров за наличный расчет на сумму 41 млн. долл. В том же году Соединенные Штаты предоставили Советскому Союзу кредит в 90 млн. долл, в счет поставок золота и закупок стратегического сырья. Но получение заокеанских товаров на торгово-кредитной основе не могло удовлетворить СССР.

28 октября 1941 г. президент США утвердил решение Конгресса о распространении на СССР закона о ленд-лизе. В СССР оно было обнародовано спустя несколько дней, во время праздника 7 ноября 1941 г. Анализируя заявления и высказывания Рузвельта того времени, необходимо исходить из того, что он не был альтруистом, а исповедовал главный принцип: «Гораздо лучше расходовать доллары налогоплательщиков, чем жизни этих налогоплательщиков». К тому же, об изменениях, происходивших в отношении к Советскому Союзу, свидетельствовали опросы общественного мнения. Если в конце июня – начале июля 1941 г., по опросу Гэллапа, за распространение на СССР действия закона о ленд-лизе выступало 37 %, а в начале августа 38% американцев, то в октябре – уже 52% опрошенных.

Решение президента США о ленд-лизе для СССР было официально зафиксировано в соглашении “О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии”, подписанном 11 июня 1942 г. во время визита В.М. Молотова в Вашингтон. Это соглашение аналогично тем, которые США заключали со странами-получателями помощи по ленд-лизу, в том числе и с Великобританией. Правительство нашей страны обязалось не предоставлять никому и не допускать никем использования полученных материалов и информации. Впоследствии, основываясь на этой норме соглашения, закрепленной в статье III, американцы длительное время настаивали и даже требовали доступа своих наблюдателей на советско-германский фронт, а также в Приморье и Забайкалье для наблюдения за использованием своей техники, материалов, что не устраивало советскую сторону. И все же после долгих проволочек военный атташе американского посольства в Москве майор Эйтон был допущен на восточный театр военных действий.

За период с 22 июня по 1 октября 1941 г. в Советский Союз было отгружено материалов на сумму в 6,5 млн долл.

Действие закона о ленд-лизе началось с 1 октября 1941 г., т. е. со дня, когда был подписан Московский протокол.

После распространения ленд-лиза на СССР в Соединенные Штаты и Великобританию были отправлены группы советских инженеров (военных представителей), которые занимались отбором военных и гражданских материалов для Советского Союза. Для них были организованы выезды на заводы, склады, арсеналы и в воинские части. Там они могли ознакомиться с военной техникой и системой ее отправки в СССР. В Великобритании знакомство с военной техникой и системой снабжения, а также изучение языка заняло около двух месяцев. В результате свои обязанности советские специалисты стали выполнять уже в 1942 г.

В феврале 1942 г. была создана Советская правительственная закупочная комиссия (СЗК), которая обладала более широкими полномочиями, чем торгпредство и способствовала своевременной отправке техники. Чуть раньше, в октябре 1941 г. в США стал работать президентский советский протокольный комитет во главе с Г. Гопкинсом с целью курирования и оказания помощи СССР по ленд-лизу.

По инициативе сотрудников СЗК состоялись конференции, на которых по “Московскому списку” были выработаны новые, более высокие (свыше 30% от стоимости) нормы комплектации техники боеприпасами и запасными частями. Были выработаны и новые схемы доставки, по которым материалы отправлялись не в порты, как ранее, а на специально созданные базы. Там детали сортировались и снабжались соответствующими документами, переведенными на русский язык.

Военные поставки начиная с 1942 г. претерпели некоторые изменения. В феврале 1942 г. они были переведены на бескредитную основу, а с июля 1942 г. стали поступать в соответствии с ленд-лизовскими условиями. Такие перемены основывались на получении финансовых льгот или компенсации за невыполненные по каким-либо причинам условия Московского протокола.

Министр иностранных дел СССР В.М. Молотов поставил вопрос об увеличении помощи СССР и о ее оплате в Лондоне. Такой документ под названием «О финансировании военных поставок и другой военной помощи», определявший взаимоотношения между СССР и Великобританией, был подписан 27 июня 1942 г. По нему Советскому правительству предоставлялся очередной кредит уже на 25 млн. фунтов стерлингов.

Имевшее место невыполнение обязательств по поставкам в 1942 г. обусловливалось военными событиями: сначала нападением Японии на Соединенные Штаты, а затем германским наступлением в Северной Африке. Существенную роль играла нехватка как транспортных средств, так и запрашиваемых материалов. Недопоставка отдельных видов стратегических грузов, а главное, срыв графика завоза вооружений вызывали естественное недовольство советского руководства. Тем не менее Московский протокол был признан выполненным – из 3600 обещанных самолетов в СССР были отправлены 3296, из 4500 танков – 4697, из 1800 танкеток – 1853. Следует учитывать и потери в пути отдельных грузов, которые достигали 30%. Учитывая эти потери, а также возможные в дальнейшем, союзники посчитали необходимым или допоставить заказанные ранее материалы, или восполнить их другими материалами на ту же сумму.

Значительная часть поставок шла вне протокола из-за невозможности рассчитать, каких материалов потребуется больше, а каких меньше.

Основные виды поставок, шедших в СССР в ходе выполнения Московского протокола, необходимы были прежде всего для организации собственного производства товаров в СССР. Для этого требовались цветные металлы, химические вещества, нефтепродукты, промышленное оборудование. Поэтому военная техника по Московскому протоколу составляла лишь пятую часть ввезенных грузов.

В целом оказанная союзниками в начале войны помощь была невелика и не могла существенно повлиять на обстановку на советско-германском фронте. Руководство СССР и не отводило ей в тот период времени определяющую роль. Превалировало скорее моральное значение, которое проявлялось в формировании политического союза и установлении военно-экономических связей между странами антигитлеровской коалиции. Вместе с тем в своих воспоминаниях нарком снабжения А.И. Микоян высказал такую мысль: «Осенью 1941 года мы все потеряли, и если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие, теплые вещи для армии и другое снабжение, еще вопрос, как обернулось бы дело».

В начале 1942 г. в Соединенных Штатах с одобрения президента, был разработан помесячный график поставок до июля 1943 г. В соответствии с ним США и Великобритания собирались предоставить Советскому Союзу около 9 млн. тонн различных стратегических грузов. Однако из-за недостатка транспорта, по подсчетам Объединенного транспортного комитета, союзники реально могли переправить в СССР не более 4,4 млн. тонн грузов. Советские представители дополнили предложенный союзниками перечень стратегический грузов. Необходимость урегулирования вопроса о дополнительных категориях поставок привела к тому, что подписание нового протокола было отсрочено.

Вашингтонский (II) протокол был подписан 6 октября 1942 г. Срок действия нового протокола ограничивался рамками с июля 1942 г. по 30 июня 1943 г. Согласно ему Соединенные Штаты и Великобритания готовы были передать СССР не менее 5 тыс. самолетов, свыше 10 тыс. танков, около 150 тыс. автомобилей и других стратегических грузов на сумму более 3 млрд, долл. С началом действия Вашингтонского протокола к поставкам подключилась и Канада, грузы из которой до этого времени поступали в счет британских. Между СССР и Канадой с 1917 г. отсутствовали дипломатические отношения. Дипломатические представительства в обеих странах появились только 12 июня 1942 г. А уже 8 сентября 1942 г. СССР и Канада заключили кредитное соглашение на 10 млн. канадских долларов. Под этот кредит Канада брала на себя обязательство в течение трех лет поставлять в СССР пшеницу.

Начиная с января 1943 г. поставки по большинству пунктов протокола осуществлялись в соответствии с графиком. Отставание наблюдалось лишь по таким важным пунктам, как промышленное оборудование и материалы для специзделий. Чтобы ликвидировать отставание, СЗК было предложено внести взаимовыгодные изменения в график поставок.

В это время определенным препятствием в организации поставок была и внутриполитическая обстановка в США. Помощь иностранным государствам по ленд-лизу вновь стала предметом нападок оппозиции накануне выборов в Конгресс осенью 1942 г. в связи с приближением очередного продления закона о ленд-лизе.

Выполнение Вашингтонского протокола: на 1 июля 1943 г. в СССР было завезено 75% от запланированного соглашением.

Осенью 1943 г. в США начались перестановки сначала в администрации президента, а затем и в OLLA. Новый глава теперь уже переименованной Международной экономической администрации, бывший банкир Л. Кроули занял очень жесткую позицию в отношении стран – получателей ленд-лизовских поставок. В результате в большинство стран был сокращен ввоз грузов, не соответствовавших закону о ленд-лизе, увеличено поступление товаров и услуг в счет обратного ленд-лиза. Были перекрыты пути передачи ленд-лизовских поставок в третьи страны. Исключение составлял СССР. Даже на факты продажи Советским Союзом в Иран отдельных видов ленд-лизовских грузов американские власти предпочитали не обращать внимания, в то время как во взаимоотношениях с Великобританией этот вопрос являлся постоянным камнем преткновения.

Кадровые перемены коснулись и американского посольства в Москве.

В октябре 1943 г. американский посол адмирал У. Стэндли был заменен А. Гарриманом. Причина замены Стэндли кроется в его нашумевшем заявлении 8 марта 1943 г. На пресс-конференции в американском посольстве в Москве он коснулся вопроса обсуждения в Конгрессе второго протокола о поставках. Посол сделал далеко не дипломатическое заявление: “Российские власти, по-видимому, хотят скрыть, что получают помощь извне. Очевидно, они хотят уверить свой народ в том, что Красная армия сражается в этой войне одна”. Кроме этого, Стэндли утверждал, что ему не удалось обнаружить фактов использования американской и английской техники на советско-германском фронте. В заключение он даже намекнул на то, что такая позиция Советского правительства может побудить Конгресс отказаться от утверждения второго протокола. Опасаясь, что слова Стэндли могут вызвать отрицательный эффект, Государственный департамент срочно отмежевался от этого заявления.

Сам Стэндли и его единомышленники из числа военных и дипломатов считали, что его демарш не прошел даром, оказав должное впечатление на советское руководство. В последующие месяцы в советской прессе и в официальных заявлениях советских руководителей стало упоминаться намного чаще о помощи, оказывавшейся Советскому Союзу Соединенными Штатами и Великобританией.

Судя по переписке Сталина, Рузвельта и Черчилля поставки по основному типу техники – самолетам не только выполнялись, но и перевыполнялись.

Если провести сравнение того, что запрашивал СССР, с одной стороны, с тем, что обещали и в действительности поставили союзники по Вашингтонскому соглашению, с другой стороны, можно сделать вывод, что полностью выполнить намеченное удалось, но лишь к концу 1943 г.

Вообще в ходе войны Рузвельту все более становилось ясным, что инициативу в планировании нового экономического порядка Соединенные Штаты должны взять на себя. Он полагал, что главной целью построения новой международной организации взаимоотношений стран должна была стать лидирующая роль Вашингтона в послевоенном мире.

Значительные экономические уступки Советскому Союзу и огромные партии стратегических грузов, предоставленные Соединенными Штатами и Великобританией, также преследовали далеко идущие политические цели. Размеры экономической помощи союзников повышали степень интеграции советской экономики в мировую по завершении войны. В СССР же были уверены, что, получая товары из США, Советское правительство тем самым открывает им рынок сбыта, а следовательно, способствует развитию американской экономики.

Однако с приближением мирного времени между союзниками росла напряженность в экономических отношениях. Вопрос о возможном участии СССР в послевоенном формировании нового экономического порядка, основанного на сотрудничестве военного времени, по существу сводился на нет.

Рассматривая вопросы послевоенного устройства мира, стороны не забывали о еще продолжавшейся войне, главную роль в которой играл Советский Союз. Для поддержания дружественных взаимоотношений с СССР Рузвельт и Черчилль использовали постоянно увеличивавшиеся объемы поставок. Засекречивая собственные военно-технические достижения и не раскрывая их союзникам, Советский Союз получал образцы новейших танков, истребительной и стратегической бомбардировочной авиации, новейшие радары, сверхточные оптические прицелы, реактивные двигатели, а также суперсекретная информация о деятельности германской разведки.

Однако политика дружественных отношений рассматривалась в СССР несколько иначе, чем на Западе. Между СССР и США постоянно возникали проблемы с обменом технической информацией на основе обратного (взаимного) ленд-лиза. Так, среди спорных вопросов был обмен сведениями, касавшимися производства синтетического каучука. Запрошенные союзниками еще в 1942 г. образцы танков КВ и Т-34, а также “катюш” были частично удовлетворены лишь в конце 1944 г., а чертежи и рисунки своих эсминцев и подводных лодок СССР вообще отказался предоставлять, аргументируя собственную позицию их повышенной секретностью.

С увеличением зарубежных поставок СССР постепенно входил в международную экономическую систему. Так, Советский Союз согласился работать в Экономическом совете, но отказался войти в Международный банк реконструкции и развития (МБРР), который был создан в июле 1944 г., а месяцем раньше в июне был создан Международный валютный фонд (МВФ). Позиция СССР была обусловлена опасениями оказаться в финансовой зависимости от США, поскольку последняя предложила рассчитывать бюджет ООН пропорционально участию того или иного государства в расходах организации. По тем же соображениям СССР не вошел в созданные позднее Европейскую экономическую организацию, Европейскую континентальную транспортную организацию, Объединенную морскую администрацию и другие международные экономические объединения.

Вовлечение СССР в мировую экономическую систему посредством помощи по ленд-лизу являлось своеобразным гарантом послевоенного мира. Поэтому союзники делали все возможное, чтобы выполнить свои обязательства по поставкам, что стало особенно заметно начиная с 1943 г. Так, военное министерство США, заинтересованное в сокращении вывоза за рубеж военных материалов, в январе 1943 г. рекомендовало направлять в Россию как можно больше военных грузов с готовой продукцией.         Подписание Лондонского (III) протокола состоялось 19 октября 1943 г. Впервые наряду с делегатами от США, Великобритании и СССР его подписал и представитель Канады. Согласно новому протоколу советской стороне гарантировалось получение всех материалов и вооружения, недопоставленных по Вашингтонскому протоколу. В Лондонском протоколе была существенно увеличена заявка на промышленное оборудование, средства связи, одежду, продовольствие, медикаменты и материалы, необходимые для восстановления разрушенного хозяйства.

17 апреля 1945 г., за два с половиной месяца до окончания действия Лондонского протокола, советская делегация подписала Оттавский (IV) протокол.

Заявка по Оттавскому протоколу стала поводом для большого политического скандала. Советская сторона пожелала получить 50 дизельных судовых двигателей, которые были направлены на верфи. Однако, как выяснили американцы, только 3 из них были установлены на корабли, остальные не использовались и ржавели. Еще раньше дипломаты США и Великобритании отмечали появление ленд-лизовских поставок, предназначенных исключительно для нужд армии, в закрытых магазинах и на “черном рынке”, а отдельные виды продовольствия выдавались и гражданскому населению.

Из-за перечисленных фактов нарушения договоренности все дополнительные заявки подверглись пересмотру и проверке на необходимость. Так, главе американской военной миссии стало известно об использовании ленд-лизовского алюминия в качестве настилов на причалах и в товарных складах, о неумении советской стороны запустить в производство работающие на американском оборудовании нефтеперерабатывающий и шинный заводы и о продаже Советским Союзом ленд-лизовских грузов в третьи страны.

Для ликвидации противоречий Госдепартамент и Международная экономическая администрация предложили разделить невоенные поставки на два вида. Первый вид включал промышленное оборудование, необходимое для первоочередного военного производства; второй – оборудование, работа на котором потребует длительного времени и которое скорее всего будет востребовано после войны. Предполагалось финансировать первоочередное оборудование по ленд-лизу в течение войны, а остальное – на основе кредита по завершении военных действий. По просьбе СССР был утвержден запрос на кредит под закупку промышленного оборудования на сумму в 1 млрд. долл. Советский Союз 17 апреля 1944 г. согласился с этими предложениями. Официальный срок действия IV протокола распространялся на период с 1 июля 1944 г. по 30 июня 1945 г.

С самого начала советская делегация запросила провести по ленд-лизу большое количество гражданских поставок. Однако США отказались предоставить право отменять без компенсации уже готовые заказы вплоть до дня отправления, на чем настаивал заместитель наркома внешней торговли М. Литвинов. Поэтому в середине сентября 1944 г. советские представители отбыли из Вашингтона, не подписав соглашения.

Следующее обсуждение этой проблемы происходило во время переговоров с американским послом о поставках по программе для Дальнего Востока («Майлпоуст»). По достигнутой 17 октября 1944 г. договоренности Соединенные Штаты обещали сверх протокола предоставить СССР оружие и материалы, необходимые для ведения войны против Японии в течение 18 месяцев. Объем этой помощи составлял 1,2 млн. тонн. С подачи американской стороны СССР сократил запросы по Оттавскому протоколу. Впрочем, взамен в Советский Союз стали поступать электровозы, нефтеперерабатывающее и строительное оборудование, а также гидротурбины для Днепрогэса.

В отношении ленд-лизовских поставок уже в ходе переговоров с американскими представителями по Оттавскому протоколу советская сторона добивалась предоставления кредита и проведения значительной части гражданского промышленного оборудования по статье военных материалов. Однако американская делегация продолжала упорствовать. Дальнейшее затягивание переговоров могло привести к автоматическому прекращению поставок. Эта угроза стала еще более очевидной со смертью Франклина Рузвельта 12 апреля 1945 г.

Новым президентом США стал Гарри Трумэн, настроенный к СССР менее дружественно, чем Рузвельт.

Смерть Ф. Рузвельта и новая президентская политика по времени совпали с завершением срока действия Лондонского протокола, и во избежание прекращения поставок 17 апреля 1945 г. в Оттаве советский полномочный представитель и посол в Канаде Г. Зарубин подписались под Оттавским протоколом.

Согласно Оттавскому протоколу Соединенные Штаты обязались поставить в СССР 5700 тыс. тонн военных материалов и оборудования, включая почти все канадские, а также американские грузы, поступавшие в счет британских поставок. Кроме того, США предлагали до 800 тыс. тонн грузов по “программе 17 октября”, которые Советский Союз при посильной поддержке союзников должен был перевезти самостоятельно. Как и в ранее подписанных документах, все поставки осуществлялись на основе ленд-лиза. Однако в одной из категорий поставок Оттавского Протокола – «Промышленное оборудование» – были выделены станки и механизмы, оплачиваемые как на основе закона о ленд-лизе (на сумму около 650 тыс. долл.), так и в счет кредита (на 482 тыс. долл.). К последним было отнесено оборудование, требующее длительного времени изготовления и рассчитанное на многолетний срок эксплуатации.

К моменту истечения срока Лондонского протокола, т. е. к 1 июля 1944 г., согласно официальным советским данным, Соединенные Штаты поставили в СССР 6,1 млн. тонн грузов, Великобритания и Канада совместно завезли 0,5 млн. тонн. Неучтенными в советских данных оказались нефтепродукты, использованные для заправки кораблей, а также грузы, находившиеся в то время или утраченные в пути. Таким образом, протокольные обязательства по основным видам поставок были выполнены, а по самолетам, бронетехнике и артиллерии даже перевыполнены. Причем суда, занимавшиеся этими перевозками, были либо переданы по ленд-лизу, либо зафрахтованы в США.

В дальнейшем, согласовывая заявки по Оттавскому протоколу, советское руководство увеличило объем запрашиваемых материалов и попросило перевести на условия ленд-лиза поставки большей части «невоенных» материалов и оборудования.

Президент США Г. Трумэн 12 мая 1945 г. (т. е. через три дня после капитуляции Германии) подписал распоряжение о приостановке экспорта в СССР «в связи с окончанием войны в Европе и в связи с тем, что СССР не воюет с Японией». Однако спустя несколько дней, 15 мая президент отменил свое указание. Видимо, советники подсказали президенту, что США в одиночку воевать с Японией нежелательно. Во избежание недоразумений и ухудшения отношений представителей Наркомата внешней торговли заверили в том, что американское правительство не только продолжит отправку грузов в СССР, но и готово в качестве своеобразной компенсации за нанесенный моральный ущерб увеличить объемы поставок по программе 17 октября 1944 г. Советской закупочной комиссии в Вашингтоне было предложено приобрести американское промышленное оборудование, находившееся в процессе производства.

Для снятия возникшей в результате отмены поставок напряженности в Москву с 26 мая по 6 июня был направлен Г. Гопкинс. По результатам этого визита было решено, что поставки будут продолжены, хотя и в урезанном масштабе, до окончания войны с Японией.

А. Гарриману 28 мая была передана советская заявка (она еще называлась правительственный список Молотова – Микояна) на поставки с 1 июля по 31 декабря 1945 г. Список запрашиваемых материалов и оборудования имел “долгосрочное использование”.

Итак, действие закона о ленд-лизе по отношению к Советскому Союзу было формально приостановлено 12 мая 1945 г. С этого дня и вплоть до перехода Красной армией маньчжурской границы завоз грузов в СССР осуществлялся уже по «спецпрограмме 17 октября» и дополнительному к ней списку Молотова – Микояна (программа «Майлпоуст»).    К середине мая Оттавский (IV) протокол был в основном выполнен. К 30 июня 1945 г. в СССР было послано 7,2 млн. тонн грузов. Объем поставок по этому протоколу почти в 1,5 раза превысил суммарный объем грузов, ввезенных в СССР за время действия двух первых протоколов.

C 12 мая no 2 сентября 1945 г. в СССР по программе «Майлпоуст» было завезено 1,7 млн. тонн.

Можно сказать, что помощь союзников по Лондонскому и Оттавскому протоколам была весьма актуальной и существенной. В эти годы в СССР было отправлено 57% всех грузов военного времени. По номенклатуре грузы насчитывали тысячи наименований, каждое из которых отражало отдельную проблему, с которой сталкивалась советская экономика на различных этапах войны.

 

Первая Московская конференция антигитлеровской коалиции 1941 года: подписание протокола конференции представителями СССР, США и Великобритании. 1 октября 1941 г.
Источник: http://9may.roscongress.org/1

 

Из соглашения между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии.
11 июня 1942 г. РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 6780. Л. 72, 71.
Делегация СССР на национальной конференции в США. 1943 г.
РГАЭ. Ф.413. Оп. 17. Д. 8. Л. 32.

 

Общие объёмы поставок по ленд-лизу

На конец 1945 г. американские поставки оценивались общей суммой около 49 млрд. долларов. Обратные поставки, полученные США до сентября 1945 г. оцениваются суммой свыше 7,3 млрд. долларов (почти в 7 раз меньше). Из общей суммы помощи по ленд-лизу страны Британской империи получили до конца 1945 г. около 31 млрд. долл. (63%), СССР – 11,3 млрд. долл. (23%, т.е. второй по объёму, = более 150 млрд. долл. в пересчёте на современные курсы валют, 86% всех поставок СССР по ленд-лизу), Франция с колониями – около 2,5 млрд. долл. (5%), гоминьдановский Китай – свыше 1,3 млрд. долл. (3%). Таким образом, в Великобритании и СССР направлялись наибольшие объёмы поставок. По основным видам поставки США по ленд-лизу распределялись так: вооружение – 47%, промышленное оборудование и товары – 22%, нефтепродукты – 5%, сельскохозяйственная продукция – 13%, услуги и иная помощь – 13%.

Кроме того, от Великобритании Советский Союз получил по ленд-лизовской программе товаров на 1,7 млрд долл. (13%), а из Канады – на 200 млн. долл. (1%). Таким образом, общая сумма всех поставок по ленд-лизу в СССР составила 13,2 млрд долл.

Во время Великой Отечественной войны Советский Союз, как и Российская империя в период Первой мировой войны, существенно нуждался в заграничных поставках.

С одной стороны, советская промышленность, занятая производством артиллерийского и стрелкового оружия, располагала значительными резервами увеличения выпуска продукции. До начала войны были созданы средний танк Т-34, тяжелый танк КВ-1, истребители Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, пикирующий бомбардировщик Пе-2, бронированный штурмовик Ил-2, реактивная установка БМ-13 («Катюша»). Однако, с другой стороны, постоянный их выпуск наладить не успели. Просчёты в организации массового выпуска вооружений свидетельствуют о недостаточной подготовленности советского военно-промышленного комплекса к войне. Длинные перечни готовой продукции и материалов, запрашиваемых у союзников советской стороной, заставляют усомниться и во многих декларировавшихся советской властью достижениях индустриализации.

К тому же, СССР нуждался в импорте продовольствия. Причинами этого были как оккупация противником хлебопроизводящих областей, так и – в более отдалённой перспективе – коллективизация конца 1920-х –  1930-х гг., приведшая к резкому падению производства сельскохозяйственной продукции.

Наконец чрезвычайно важными факторами являлись колоссальные потери советских вооружённых сил в 1941-1942 гг., в том числе материально-технические, оккупация противником обширной промышленно развитой и богатой ресурсами территории, а также сложности в развёртывании работы многочисленных эвакуированных предприятий. С июля по декабрь 1941 г. Красная армия и Военно-морской флот потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3 млн. 138 тыс. человек, лишились 6 млн. (41%) единиц стрелкового оружия всех типов, 20 тыс. (21%) танков и самоходных артиллерийских установок, 100 тыс. (32%) орудий и миномётов, 18 тыс. (20%) боевых самолётов. К ноябрю 1941 г. были оккупированы районы, где до войны проживало 40% населения СССР, производилась значительная часть промышленной продукции, собиралось 38% валового производства зерна, было сосредоточено 41% протяженности железных дорог.

При этом проблема заграничного снабжения была решена в период Великой Отечественной войны достаточно эффективно.

К военным поставкам по ленд-лизу относились самолеты, танки, автомобили, бронетранспортеры, зенитные и противотанковые орудия, снаряды, патроны, стратегическое сырье (каучук, алюминий, медь, олово, свинец), промышленное оборудование, продовольствие. К концу войны к этому перечню прибавились оборудование и механизмы невоенного характера: энергетическое, горнообогатительное, литейное оборудование, дорожные машины и строительные механизмы, металлы, кабельные изделия и абразивы, взрывоматериалы, горючее и смазочные материалы, автопокрышки и ремонтная резина, геодезический инструмент.

Всего с июня 1941 по сентябрь 1945 гг. союзниками было направлено в СССР 17,5 млн т различных грузов, доставлено к месту назначения 16,6 млн т (разницу составляют потери при потоплении судов). Общая сумма всех поставок по ленд-лизу в СССР составила 13,2 млрд. долл. Таким образом, СССР был второй страной по объёму ленд-лизовских поставок, существенно уступая Великобритании (почти в 2,5 раза), но значительно превосходя Францию с колониями (более чем в 5 раз). Подавляющее большинство поставок по ленд-лизу в СССР приходилось на США – 11,3 млрд. долл. в стоимостном выражении (86%, более 150 млрд. долл. в пересчёте на современные курсы валют, 23% от всех ленд-лизовских поставок США). От Великобритании Советский Союз получил по ленд-лизовской программе товаров на 1,7 млрд. долл. (13%), а из Канады – на 200 млн. долл. (1%).

Эти 11,3 млрд долл. распределялись по отраслям следующим образом: продовольствие – свыше 1,7 млрд. долл. (15%), станки и машины – около 1,6 млрд. (14%), самолёты – около 1,2 млрд. (11%), автомобили – около 1,15 млрд. (10%), металлы – 879 млн. (8%), суда – 689 млн. (6%), танки и самоходные артиллерийские установки – 618 млн. (5%), боеприпасы – 482 млн. (4%), артиллерия – 302 млн. (3%) и т.д. Таким образом, поставки по ленд-лизу включали далеко не только военную технику и вооружение. Характерно, что по первому (Московскому) протоколу о ленд-лизе поставки военной техники должны были составить 20%, остальное — оборудование, металлы, химикаты и пр.

Основной поток поставок по ленд-лизу пришёлся на 1943-1944 гг., когда вермахт уже потерпел серьёзнейшие поражения, принципиально изменившие ход войны (Битва под Москвой, Сталинградская битва). Кроме того, в это время развернули производство эвакуированные советские заводы. Однако поставки многих крайне необходимых материалов (порохов, оружия, листовой стали, продовольствия и др.) начались уже осенью 1941 г. К концу 1941 г. в СССР прибыли современные станки и инструменты, новейшие ферросплавы, редкие цветные металлы, сверхпрочные сорта стали, различные химикаты, необходимые для налаживания производства новейших образцов боеприпасов. Все это способствовало ускорению темпов налаживания собственного производства вооружений с учетом передовых мировых достижений. Поставки в 1941-1942 гг. отчасти помогли спасти положение в производстве в самый критический период, когда большинство советских заводов не работали, перебазируясь на Урал и в Сибирь. Более того, поставки новейшей западной военной техники, соответствовавшей уровню передовых мировых достижений, способствовали ускоренному переустройству военных заводов на выпуск гораздо более совершенной советской военной техники. К тому же, следует иметь в виду, что пик военно-промышленного производства Германии пришёлся на 1944 г.

Удельный вес поставок по ленд-лизу в общем объёме промышленного производства в Советском Союзе составлял не менее 7%. Однако это только количественный показатель, не учитывающий качество западной техники и наличие узких мест в советской военной экономике. Для отдельных – причём чрезвычайно важных – видов производства военной продукции заграничное снабжение имело ключевое значение.

С помощью поставок по ленд-лизу были существенно снижены боевые потери Красной армии.

В целом поставки по ленд-лизу явились не только материальной, но и политической, моральной поддержкой Советского Союза в войне с Германией.

Запись беседы Председателя Правительственной закупочной комиссии Союза ССР в США генерала А.И. Беляева с Представителем Совета США по распределению вооружения генерал-майором Джемсом Л. Бернсом.
20 декабря 1942 г. РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 5939. Л. 31, 30.
Представители комиссии Правительства США по распределению вооружения на инспекторском объезде грузов, отправляемых в Советский Союз. Слева направо: У.Л. Ричесон – от «Американ кар энд Фоундри Компани», генерал-майор С.М. Вессон – от Управления по делам внешней экономики США и У.Л. Станклифер – от «Американ кар энд Фоундри Компани».
1943 г.РГАЭ. Ф.413. Оп. 17. Д. 8. Л. 36.
Докладная записка наркома внешней торговли СССР А.И. Микояна на имя И.В. Сталина о поставке самолетов из США в СССР с 7 октября 1942 г. по 1 августа 1943 г. 6 августа 1943 г.
РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 6649. Л. 75.
Отчет Наркомата внешней торговли СССР о поставке танков  США и Канады через порты Персидского залива за период с 1 мая 1942 г. по 1 мая 1943 г. 4 мая 1943 г.
РГАЭ. Ф. 413. Оп. 12. Д. 6649. Л. 53, 52.

 

Фото – 7

Справка о доле импорта самолетов, танков и артиллерийских орудий в покрытии потерь Красной армии за 3 года Великой Отечественной войны.

26 марта 1945 г.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 12. Д. 8605. Л. 7.

Распределение поставок по отраслям

Вооружение

Самолёты. Всего по ленд-лизу в СССР поступили 14126 американских и 4174 английских самолётов. По количеству поставленных самолётов обязательства Соединенных Штатов были перевыполнены на 4,4%. По самолётам ленд-лизовские поставки по отношению к произведенной в годы войны советской технике составили 10%, в том числе 20% – по фронтовым бомбардировщикам, до 23% – по фронтовым истребителям, 29% ‒ по морской авиации.

Большинство из них по качеству и техническим характеристикам не уступали или превосходили советские аналоги. Давая краткую характеристику американским самолетам, поступившим на вооружение, заместитель командующего ВВС, генерал-лейтенант авиации Никитин указывал, что отличительными характеристиками импортных истребителей были “мощное вооружение, отличная маневренность и непривычный для истребителя полный обзор”. Отрицательным же свойством являлось “некоторое отставание в горизонтальной скорости и скороподъемности по сравнению с германскими истребителями”.

Из истребителей большой популярностью у советских лётчиков пользовались “Аэрокобры” (Р-39) и “Скайтрейны” (С-47).

Британские “Спитфайеры” стали лучшими авиразведчиками. В СССР же высотные истребители, которые летают на 8-9 тыс. м высоты, не очень хорошие получались по разным причинам. «Спитфайеры» благополучно доставали до немецких разведчиков, которые летали фотографировать Москву.

Хорошо зарекомендовали себя “Бостоны” (А-20). А-20 успешно применялся в морской авиации, где стал одним из основных видов бомбардировщиков-торпедоносцев.

Вообще из бомбардировщиков широко распространены были “Дуглас” и “Митчел”. Эти типы самолетов отличали устойчивость на всех режимах полета, хорошая приспособляемость для действия в сложных метеорологических условиях и ночью, довольно большая высота, отличная маневренность, внушительная грузоподъемность. В то же время они были слабо вооружены и требовали доукомплектации.

Снижала эффективность применения иностранных самолетов и их чувствительность к качеству эксплуатации. На Западе авиамоторы работали на бензине с октановым числом от 87 до 100; у СССР в начале войны – на бензине с числом 70, а в конце – с 78.

Ленд-лизовская авиатехника, поставлявшаяся по Московскому протоколу, позволяла на 40% восполнять потери Красной армии с начала войны.

За 1944-1945 гг. союзники передали СССР такое количество самолетов различных типов, которого хватило бы для того, чтобы восполнить потери в ходе всех стратегических операций, проведенных Красной Армией в этот период.

Зарубежная авиатехника осваивалась советскими лётчиками очень быстро. Так, в сентябре 1941 г. на советские аэродромы прибыли английские военные самолеты, а спустя 7 месяцев, в марте 1942 г., четверо летчиков, летавших на истребителях “Харрикейн”, были награждены английскими орденами главой военной миссии в СССР генерал-лейтенантом Макферланом.

Знаменитый советский ас, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин, сбил 48 из 59 уничтоженным им немецких самолетов, летая с середины 1942 г. на американском истребителе «Аэрокобра».

Для развития советского самолетостроения весомую роль сыграли американские истребители «Тайфун», «Мустанг» и «Москито».

Кроме того, от союзников было получено 125% алюминия относительно советского производства. Более половины советских самолётов были произведены из импортного алюминия.

Танки. Согласно американским официальным данным, к концу сентября 1945 г. из США в СССР было отправлено 7056 танков. Из американских танков в СССР поставлялись МЗА1, легкие М5 и М24, средние М3, М4А2 (с 75-мм пушкой) и М4А2 (с 76-миллиметровой пушкой), тяжелый М26, БРЭМ. По количеству поставленных танков обязательства Соединенных Штатов были выполнены на 73%, а по танкеткам ‒ на 85,5%. Из Великобритании по 30 апреля 1944 г. было отправлено 4292 танка. Кроме того, 1188 танков были доставлены из Канады. По танкам ленд-лизовские поставки по отношению к произведенной в годы войны советской технике составили 12%.

До конца 1941 г. в Красную армию был поставлен 361 танк, из них 216 «Валентайнов», 145 «Матильд» и 330 бронетранспортеров Мк-1. С учётом того, что лизингополучателями являлись западные фронты, доля иностранной бронетехники в битве под Москвой составляла около 20%. Первые танки, прибывшие через Архангельск, попали на фронт в конце ноября 1941 г. Именно таковым был среднестатистический ежемесячный процент советских танковых потерь.

В 1942 г. в различных частях Красной Армии находилось 11% танков импортного производства, а в 1943 г. – 9%. Однако поставлявшиеся танки значительно уступали лучшим советским образцам. Вероятно поэтому в начале 1942 г. СССР отказался ввозить американские танки М-3; с 1943 г. – английские танки «Черчилль» и «Матильда», попросив заменить их другими поставками.

В целом в ходе войны на Восточном фронте хорошо зарекомендовали себя две марки иностранных танков: «Валентайн» и «Стюарт».

Большой популярностью в СССР пользовалась западная специальная автобронетехника. К ней относились бронемашины, броневездеходы, передвижные ремонтные мастерские, автокраны и т.д. Это объясняется тем, что выпуск таких видов техники в СССР был очень ограничен, а то, что выпускалось, не шло в сравнение с импортным. В частности, поставлялись следующие американские бронетранспортеры: М2, М3, М5, М9, Т16, МЗА1 «Скаут» и LVT.

Наряду с серийными танками и бронемашинами в СССР из-за рубежа поступали и единичные экземпляры бронетехники, сыгравшие немалую роль в развитии советского танкостроения. Так, Великобритания предоставила танки “Кромвелл”, “Комет”, “Тетрарх”, огнеметный танк “Черчилль-крокодайл”, саперный “Шерманкраб”, мостоукладчик “Валентайн-бриджлейер”, бронемашины “АЕС”, “Даймлер”, огнеметный броневик “Оса”.

Пока в стране не был налажен выпуск метизов – пружин, стальных канатов, лент холодной прокатки, специальной проволоки, стальной катаной проволоки, болтов, гаек, заклепок, и проволочных гвоздей и труб – танковая и авиационная отрасли до лета 1942 г. в основном работали на американских метизовых поставках.

Артиллерия. Согласно американским официальным данным, к концу сентября 1945 г. из США в СССР было отправлено 8218 зенитных орудий. Из Великобритании в Советский Союз были транспортированы 5 тыс. противотанковых орудий.

Пулемёты. Согласно американским официальным данным, к концу сентября 1945 г. из США в СССР было отправлено 131600 пулемётов.

Взрывчатые вещества. Важную роль играли и союзные поставки пороха и других взрывчатых веществ. В СССР производство взрывчатых веществ в период с середины 1941 г. по середину 1945 г. оценивается приблизительно в 600 тыс. тонн. Из США было поставлено 352,8 тыс. коротких тонн взрывчатых веществ, или 295,6 тыс. метрических тонн. Кроме того, 22,3 тыс. тонн пороха было доставлено из Великобритании и Канады. Все западные поставки взрывчатых веществ достигали 53 % от общего объема советского производства.

Погрузка танков «Матильда» для СССР в ливерпульских доках.17 октября 1941 г.
Taylor (Lt), War Office official photographer. Imperial War Museum.
Истребители « Харрикейн» на полевом аэродроме одной из авиачастей.1942 г. Северный флот.
РГАКФД. Арх. 63665.

 

Американский самолет, находящийся на вооружении одной из летных частей Северного морского флота. 1942 г. Фото Е.А. Халдея.
РГАКФД. Арх. № 0-107826.
Американский средний танк М4-А2 «Генерал Шерман», поставлявшийся в СССР по ленд-лизу, и таблица его тактико-технических данных. 1944 г.
РГАЭ. Ф. 217. Оп. 1. Д. 53. Л. 27.

 

Американский средний танк М3-ср. «Генерал Ли», поставлявшийся в СССР по ленд-лизу, и таблица его тактико-технических данных. 1944 г.
РГАЭ. Ф. 217. Оп. 1. Д. 53. Л. 28.

 

Уничтоженный британский танк Mk III «Валентайн», поставленный в СССР по ленд-лизу. Январь 1944 г. 
Bundesarchiv, Bild 101I-277-0850-11 / Jacob / CC-BY-SA 3.0.
Подвеска бомб на американский бомбардировщик «Бостон», поставленный по ленд-лизу. Слева направо: старший сержант Т.П. Семенов и старший механик самолета Н.Н. Говоруха устанавливают взрыватели.
1943 г. Фото Фавиловича.РГАКФД. Арх. № 0-72653.
Брошенный под Смоленском танк М4А2 («Шерман»), поставленный в СССР по ленд-лизу.
1944 г.Bundesarchiv, Bild 101I-694-0305-15A / Falk / CC-BY-SA 3.0.

 

Транспорт, связь, средства наблюдения

Поставки союзников практически закрыли два слабых места Красной армии ‒ транспорт и связь.

В результате катастрофических потерь летом и осенью 1941 г. Красная армия лишилась 159 тыс. автомобилей (58% от первоначального состава). Этот ущерб удалось восполнить в основном за счет мобилизации грузовых автомобилей из гражданского сектора экономики и в меньшей степени за счет построенных во второй половине года. Автомобильная промышленность страны дала в течение всего 1941 г. 124 тыс. машин. С 1942 г. основным источником пополнения автомобильной техники стал ленд-лиз. По автомобилям ленд-лизовские поставки по отношению к произведенной в годы войны советской технике составили 70%.

СССР получил 478 тыс. автомобилей около 50 моделей (26 американских, канадских и английских фирм), прежде всего грузовиков, что в 1,5 раза превосходило советское производство в период войны. Больше всего в Советский Союз попало американских грузовиков US6 – около 152 тыс. экземпляров. Их выпускали две фирмы, Studebaker и REO. Причина их популярности была в том, что они отличались меньшей чувствительностью к качеству бензина. Следующими по объемам поставок шли знаменитые командирские “Виллисы” и Ford GRV – 50 тыс. экземпляров. Аналогов «Виллисам» и «Студебеккерам» в СССР не было. В СССР и иных многих видов автотехники до ленд-лизовских поставок не существовало, например, разведывательных автомобилей и амфибий, тяжелых тягачей (всего из США было поставлено 8 тыс. тягачей). Также были поставлены запчасти, которых хватило бы для сборки многих тысяч машин.

Согласно многочисленным свидетельствам советских ветеранов, большая часть фронтовых автотранспортных перевозок осуществлялась на американской технике.

Английские грузовики отличались очень высокой проходимостью. У них были короткобазные шасси с одинаковой передней и задней колеями, а нагрузка между осями распределялась в отношении, близком 50: 50. Американские грузовики характеризовались хорошими тяговыми возможностями. Трогаться с места на них можно было со второй и даже третьей передачи. Широко практиковалась установка на сравнительно небольшие грузовики коробок передач и моторов от машин более высокого класса.

Заявленные объёмы поставок автотранспортных средств американцы выполнили почти полностью.

Большое количество ленд-лизовских автомобилей собиралось в СССР. Так, Горьковский автозавод уже с ноября 1941 г. занимался сборкой американских автомобилей по лицензии и на американском оборудовании. Благодаря наступлению Красной армии сборочное оборудование и техперсонал были отправлены в октябре 1944 г. в Минск, где заняли помещения, переделанные немцами под авторемонтный завод «Даймлер-Бенц» (будущий МАЗ). Сборкой ленд-лизовских автомобилей занимались также ЗИС и КИМ. На этих заводах проводился и ремонт вернувшихся с фронта машин.

Американские поставки сыграли существенную роль и в снабжении СССР автопокрышками. По ленд-лизу в Советский Союз было поставлено 3606 тыс. автопокрышек, в то время как советское производство их в 1941-1945 гг. составило 8368 тыс. шт., причем в 1945 г. производство автопокрышек составило 1370 тыс. шт. в отличие от 3389 тыс. шт. в 1941 г. Таким образом, американские поставки составили 43,1 % от советского производства.

Значительная часть подвижного состава железных дорог была поставлена по ленд-лизовскому договору. Выпуск магистральных паровозов в СССР менялся следующим образом: в 1940 г. – 914; в 1941 г. – 708; в 1942 г. – 9; в 1943 г. – 43; в 1944 г. – 32, в 1945 г. – 8. Магистральных тепловозов в 1940 г. было выпущено 5 шт., а в 1941 г. – 1, после чего их выпуск был прекращен до 1945 г. включительно. Магистральных электровозов в 1940 г. было произведено 9 шт., а в 1941 г. – 6 шт., после чего их выпуск также был прекращен. По ленд-лизу же в годы войны были поставлены 1900 паровозов и 66 дизель-электровозов. Таким образом, поставки по ленд-лизу превосходили общее советское производство паровозов в 1941–1945 гг. в 2,4 раза, а электровозов – в 11 раз. Производство грузовых вагонов в СССР в 1942–1945 гг. составило 1087 шт. (ср.: 33096 шт. в 1941 г.). По ленд-лизу же были поставлены в общей сложности 11075 вагонов. По американской схеме был разработан и впервые опробован на Воронежском заводе по ремонту локомотивов ремонт подвижного состава. Кроме этого, было поставлено 622,1 тыс. тонн железнодорожных рельсов, что составляло около 56,5 % от общего объема производства железнодорожных рельсов в СССР с середины 1941 г. до конца 1945 г. Если же исключить из подсчета рельсы узкой колеи, которые по ленд-лизу не поставлялись, то американские поставки составят 83,3 % общего объема советского производства.

Кроме того, были поставлены 1900 паровозов (советское производство – 446 штук, т.е. в 4 раза меньше), свыше 11 000 вагонов (в СССР произведено немногим более 1000, т.е. в 11 раз меньше), 622 тыс. т рельсов. А также ‒ немало тракторов, мотоциклов, судов (в частности, не менее 70 торговых). По боевым кораблям обязательства Соединенных Штатов были перевыполнены почти в 3 раза.

Для победы над врагом большое значение имели кооперация и сотрудничество советских и западных специалистов. При этом процедурно-технические вопросы во многих случаях решались достаточно оперативно, что способствовало достижению высокого конечного результата. Так, на Ярославском автозаводе постановлением ГКО Наркомату среднего машиностроения СССР было разрешено выпускать арттягачи с импортным дизельным мотором “Дженерал моторс”.

Особое значение имели радиооборудование и средства связи. В этой области Советский Союз намного отставал от союзников. Некоторые виды поставлявшейся из-за границы техники в нашей стране не выпускались вообще: это радиолокационные и гидроакустические станции. Во время второго протокольного периода в СССР начали поступать новейшие радиостанции, локаторы, полевые телефоны, зарядные агрегаты, радиомаяки. Из Великобритании были отправлены 555 радиолокационных станций различного назначения, а из США – 641. Поставки радиолокационной техники представляли собой особенно ощутимую помощь ведению боевых действий. В начале войны советский ВМФ имел единственную радиолокационную станцию, установленную на черноморском крейсере “Молотов”. Из Англии поступили 329 гидролокаторов типа “Асдик”. За всё время войны было поставлено 36 тыс. радиостанций, 6 тыс. приёмников.  Всего от союзников СССР получил 1864 радиолокатора и 1341 радиостанцию. СССР ежемесячно запрашивал по 62 тыс. миль телефонного кабеля. Это объяснялось огромной протяженностью фронта и такой насыщенностью огня на поле боя, что проводная связь «жила» в среднем только 20 минут.

США поставили в Россию более 1 млн миль телефонного провода, которым можно было обернуть земной шар. В 1944–1945 гг. за счет поступавших по импорту международного кабеля, высокочастотной аппаратуры и оборудования были проложены кабельные линии связи: Москва – Тула – Орел – Курск – Харьков. Проведены также подготовительные работы по каблированию магистралей Москва – Ленинград и Москва – Куйбышев.

За период войны в СССР было поставлено 35 779 радиолокационных станций, среди них были менее 1 киловатта, 528 высокометровых радиостанций, 800 радиокомпасов, 63 радиомаяка и большое количество принадлежностей для измерения и проверки оборудования. Поставки же радиолокаторов во время войны постоянно возрастали. Так, в 1944-1945 гг. по сравнению с первыми военными годами они были увеличены в 5 раз.

Кроме того, поставлялись радиолокационные и гидроакустические приборы, которые в СССР практически не производились. Так, импортными были 100% использовавшихся Красной армией радиолокаторов.

Развитие радиолокационной отрасли за счет поставок по ленд-лизу признавал нарком внешней торговли А.И. Микоян: «Если бы не было войны, мы еще долго не смогли бы получить радиолокаторы, так как это секретные установки, и некоторые из них составляют государственную тайну страны”. А заместитель начальника Управления связи ВМФ СССР инженер-капитан 1-го ранга Гусев указывал, что “полученные ультраакустические приборы [гидролокаторы] резко отличались в лучшую сторону от подобных наших».

В общем объеме необходимых для нужд армии поставок западная техника на флоте – 32%.

От Соединенных Штатов, Великобритании и Канады Советский Военно-морской флот получил 539 кораблей и катеров различных типов. Особенно ценными были 99 тральщиков и 53 десантных корабля, в том числе баржи и катера. Десантные корабли в СССР вообще не выпускались.

Немаловажное значение для наступательных операций сухопутных войск имела и поддержка с моря. Роль военно-морских сил еще более возросла с продвижением Красной армии на запад и расширением зоны деятельности флота. За период 1944-1945 гг. союзники передали Советскому Союзу в общей сложности 491 военный корабль, включая 105 различных типов подводных лодок, 221 торпедную лодку (24 из Великобритании), 77 минных тральщика, 28 фрегатов, 52 малых десантных судна, 2 больших десантных судна из Великобритании и 6 грузовых барж, что более чем вчетверо превысило морские поставки предыдущих лет.

В ходе подготовки Советского Союза к войне с Японией Соединенные Штаты создали по существу еще один советский Тихоокеанский флот, так как по сравнению с началом войны он увеличился в 4-5 раз. Число тральщиков в составе ВМФ СССР увеличилось втрое. На советском Северном флоте в июне 1941 г. было всего два торпедных катера, а к 1945 г. он пополнился 47 американскими катерами типа «Воспер» (А-1), «Хиггинс» (А-2) и ЭЛКО (А-3). Всего ВМФ СССР получил 78 больших охотников (СФ-36, ТОФ-32, БФ-4, ЧФ-6).

Кроме того, на советских судах началось внедрение автоматики и дизель-электрических двигателей. На торпедных катерах и охотниках за подводными лодками устанавливались более совершенные двигатели и оборудование: многоствольные бомбометы, гидролокаторы, радиостанции УКВ внутриэскадренной связи, которые позволяли вести переговоры командирам и вахтенным офицерам кораблей, шедших в походном порядке; на тральщиках – новый вид трального вооружения: неконтактные электромагнитные или акустические тралы.

Поставки тральщиков, в которых особенно нуждался отечественный флот, начались с кораблей типа «AM». Главным вооружением такого корабля являлись электромагнитный трал типа «LL», не известный на советском флоте, два акустических трала и контактный подсекающий трал типа «оропеза». Противолодочный комплекс был оснащен двумя бомбометами, гидролокационной станцией и радиолокационной аппаратурой. Из 34 полученных по ленд-лизу тральщиков типа «AM» в состав Северного флота вошли 10, в состав Тихоокеанского – 24. По оценке вице-адмирала В.И. Елисеева, “поступившие от союзников корабли в значительной мере обеспечили деятельность флота. Тральщики, охотники за подводными лодками и торпедные катера успешно действовали в соответствии со своим назначением”.

Письмо представителей Правительственной закупочной комиссии СССР  в США генерал-майора А.И. Беляева и контр-адмирала М.И. Акунина Представителю Совета США по распределению вооружения генерал-майору Джемсу Л. Бернсу о передаче СССР 25 американских судов.
15 сентября 1942 г. РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 5939. Л. 16.
БМ-13 «Катюша» на шасси поставленного по ленд-лизу грузовика «Студебекер» US6. Москва, Музей Великой Отечественной войны. Фотограф Nick Lobeck.
Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/Lend-Lease#/media/File:Katjuscha_1938_Moscow.jpg
Паровоз, доставленный из США, на борту одного из судов в порту г. Владивостока. 1944 г.
Фото Тихонова. РГАКФД. Арх. № 0-77708.
Погрузка в одном из портов США торпедных катеров на танкер «Донбасс» (бывш. «Дэйлайт») для отправки в северные порты Советского Союза.
1943 г.РГАЭ. Ф. 413. Оп. 17. Д. 8. Л. 26.
Автопокрышки, выгруженные с судна, прибывшего из Канады. Владивосток. 1943 г. Фото И. Павлова. РГАКФД. Арх. № 0-109924.
Солдаты Войска польского в Варшаве. На фотографии присутствует джип «Виллис», поставленный по ленд-лизу. 1945 г.
Marek Tuszyński’s collection of WWII prints. Image printed by Wojskowa Agencja Fotograficzna.

Топливо

Производство в СССР авиационного и в несколько меньшей степени автомобильного бензина было крайне низким. В 1940 г. в СССР было произведено 889 тыс. тонн авиабензина, в 1941 г. – 1269 тыс., в 1942 г. – 912 тыс., в 1943 г. – 1007 тыс., в 1944 г. – 1334 тыс. и в 1945 г. – 1017 тыс. тонн. Это включает и британские поставки за счет Абаданского нефтеперерабатывающего завода (Иран), с которого направили в СССР 14,7 тыс. тонн авиационного бензина и 902,1 тыс. тонн бензина светлых фракций (эти поставки Великобритании затем были компенсированы Соединенными Штатами). К этому надо также добавить 573 тыс. тонн авиационного бензина, поставленного в СССР с нефтеперерабатывающих заводов Великобритании и Канады.

В сумме все это дает 2850,5 тыс. коротких тонн авиабензина и светлых бензиновых фракций, полученных СССР из Соединенных Штатов, Великобритании и Канады, что равно 2586 тыс. метрических тонн. В Советском Союзе импортный авиабензин и светлые бензиновые фракции использовались почти исключительно для смешивания с советским авиабензином с целью повышения его октанового числа, так как советские самолеты были приспособлены к использованию бензина с гораздо более низким октановым числом, чем на Западе. Поставленный по ленд-лизу авиабензин вместе со светлыми бензиновыми фракциями составил 47% от советского производства 1941–1945 гг. Очевидно, что без западных поставок горючего советская авиация просто не смогла бы должным образом выполнять свои боевые задачи. Более того, из-за гораздо более высоких октановых чисел западного авиабензина его роль в обеспечении советской авиации была на самом деле еще более значительной, чем это можно было бы заключить из одних только весовых показателей.

Союзники снабжали СССР высокооктановым бензином и компонентами для его производства. Это имело большое значение, поскольку вплоть до 1944 г. Советский Союз зависел от американской технологии и переработки нефти в бензин, на котором только и могли летать поставленные импортные самолеты, а в стране это топливо не производилось.

Правда, некоторые виды оборудования, необходимого, например, для получения бензина из сырой нефти, не были поставлены до самого конца войны.

Также союзники поставили 4 нефтеперегонных завода. США построили в СССР крупные нефтеперерабатывающие заводы в Куйбышеве, Орске и Красноводске, что резко увеличило отечественное производство горюче-смазочных материалов. Так, в 1941 г. выработка на поставленном нефтеперерабатывающем оборудовании составляла 1,1 млн. метрических тонн, а в 1944 г. уже 1,67 млн. метрических тонн. На поставленном для нефтеперегонных заводов оборудовании только в 1941 г. было выработано 110 тыс. метрических тонн бензина.

Электростанции

Большое значение для СССР, в особенности для восстановления освобожденных от оккупантов областей и для новых заводов, построенных за Уралом, имели электростанции, которые поступали из Соединенных Штатов, Великобритании и Канады. По данным Госдепартамента США, в СССР было направлено за весь период войны оборудование для 17 тепловых и 23 гидроэлектростанций, по одним данным – на сумму в 178 млн. долл., по другим, – на 263 млн. долл. Если же говорить об этих поставках как о дополнительно полученных энергетических мощностях, то они равнялись 1457 274 киловатт – этого хватило бы на обеспечение электричеством нескольких освобожденных городов.

Станки

Всего из Соединенных Штатов в СССР в годы войны были поставлены 38100 металлорежущих станков, из Великобритании – 6500 станков и 104 пресса. В Советском Союзе в 1941–1945 гг. были произведены 115400 металлорежущих станков, т. е. в 2,6 раза больше поставок по ленд-лизу. Однако в действительности, если брать стоимостные показатели, роль западных станков окажется гораздо значительнее – они были на порядок сложнее и дороже советских. Без поставок западного оборудования советская промышленность не только не смогла бы увеличить выпуск вооружения и боевой техники в годы войны, но и наладить выпуск современных станков и оборудования, чему служили также поставки из США специальных видов проката стали и ферросплавов.

Цветные металлы

В обеспечении народного хозяйства цветными металлами западные поставки имели решающее значение. Цифры советского производства основных цветных металлов в 1941–1945 гг. до сих пор остаются секретными, поэтому здесь приходится опираться на неофициальные данные. Так, производство меди в СССР в 1941–1945 гг. изменялось следующим образом (в тыс. тонн): 1942 г. – 118,1943 г. – 105,1945 г. – 135. По ленд-лизу из США было поставлено 359,6 тыс. коротких тонн первичной меди и 51,1 тыс. коротких тонн электролитической и рафинированной меди. Это эквивалентно примерно 387,6 тыс. тонн и составляет 82,5 % советского производства меди за время войны.

Гражданская продукция и продовольствие

Мясные консервы, поставленные союзниками, составили 108% от советского производства (664,6 тыс. т), сахар-песок ‒ почти 42% (610 тыс. т). Американскую тушенку иронически называли «вторым фронтом».

Обуви поставили 16 млн пар. В СССР союзники отправили 257 млн 700 тыс. пуговиц.

 

Медицинская сестра В.П. Ермакова сортирует медикаменты, прибывшие в г. Куйбышев из США и Аргентины для воинов Красной Армии и населения районов, пострадавших от оккупации.
Февраль 1942 г. РГАКФД. Арх. № 0-59615.
Танкист одной из частей Красной Армии получает шоколад, присланный из США. 1942 г. Фото Б. Колесникова.
РГАКФД. Арх. № 0-121638-а.
Кларк Х. Майнор, Председатель «Интернешнл Дженерал Электрик Компани», передает представителям Правительственной закупочной комиссии СССР в США передвижную силовую установку.
1943 г.РГАЭ. Ф.413. Оп. 17. Д. 8. Л. 37об.
Отправка в СССР двух законченных передвижных паросиловых установок с завода в  Бервике (Пенсильвания) в виде одногогрузового поезда.
1943 г. РГАЭ. Ф.413. Оп. 17. Д. 8. Л. 48об.
Цистерны с растительным маслом, прибывшие в один из портов СССР из Канады на борту парохода «Ленинград». Июль 1943 г.
Фото И. Павлова. РГАКФД. Арх. № 0-270596.
Выгрузка мешков с мукой с судна, прибывшего из Канады. Владивосток. 1943 г.
Фото И. Павлова.РГАКФД. Арх. № 0-109925.

 

Коробки с продуктами питания, присланными из США, на одном из воинских складов. 1943 г.
Фото Капустина. РГАКФД. Арх. № 0-109921.
Представитель Народного комиссариата земледелия Немоляев вручает старейшему овощеводу района, председателю Павлищевского колхоза В.В. Замолодчикову семена овощных культур, присланные из США. Московская обл., Можайский р-н.
1944 г. РГАКФД. Арх. № 0-65027.

 

Технологии

В практической экономике ленд-лиз стал проводником научно-технического прогресса, внедрения новых технологий. СССР, как и Великобритания, не только получали различные виды вооружений и многие остро необходимые товары, но и постигали механизм их производства, что способствовало структурной перестройке военного и гражданского секторов промышленности.

В СССР такие ленд-лизовские материалы, как авиационная и бронетанковая техника, автотранспортные средства и мототехника, локомотивы и вагоны, радиооборудование, многие виды станков и т. д., способствовали не только военному, но и послевоенному росту армейского и гражданского производства на уровне мировых стандартов. На основе информационно-технологического ленд-лиза с Соединенными Штатами СССР получил схемы разработки новейшей техники или формулы химического производства (выработка щелочной кислоты для производства высокооктанового бензина; вольтаризация нефти для производства необходимых для авиации смазочных материалов), другие производственные технологии. Впрочем, в данной области Великобритания и США достигли более тесного взаимодействия между собой, чем с Советским Союзом.

Согласно ленд-лизовскому договору в СССР направлялась техническая информация по получению 100%-го октанового бензина, смазочной нефти, газообразного водорода, синтетического каучука (бунаса). Из всех перечисленных процессов СССР самостоятельно достиг заметных технологических результатов только в производстве синтетического каучука. Этот пример наглядно показал необходимость обмена информацией, поскольку советские разработки с чисто лабораторного уровня поднялись до фабричного производства.

Высвобождение рабочей силы

В ходе войны благодаря поставкам по ленд-лизу в СССР можно было высвободить из производства от 584 до 690 тысяч работников народного хозяйства в год. За счёт них можно было бы полностью укомплектовать 39-46 стрелковых дивизий или 10-12 общевойсковых армий.

Обратные поставки и услуги

Обратные поставки из СССР в США оцениваются суммой в 2,2 млрд долл., что составило 30% обратных поставок, полученные США от всех стран до сентября 1945 г.

Советский Союз поставил США значительное количество сырья, а также некоторое продовольствие: 300 тыс. т хромовой руды, 32 тыс. т марганцевой руды, платину, золото, лес, пушнину, рыбу, икру. Эти товары и раньше были статьями коммерческого экспорта Советского Союза.

Кроме того, в советских портах осуществлялся бесплатный ремонт американских судов.

За невоенные материалы, поставленные Великобританией, СССР частично расплачивался по бартеру сырьем и пушниной, а частью за наличный расчёт.

Советский Союз также делился с союзниками разведывательной информацией о немецкой технике и вооружениях, опытом борьбы на фронте и применения новых видов оружия.

Основные маршруты поставок в СССР по ленд-лизу

В ходе войны в целом успешно был решён вопрос доставки поставок по ленд-лизу в СССР.

Вопросы доставки военных грузов в СССР решались на заседаниях транспортной и военно-морской комиссий на Московской конференции (29 сентября – 1 октября 1941 г.). В ходе неё США фактически отказались участвовать в перевозках, ссылаясь на свой ещё действовавший тогда закон о нейтралитете. Этот закон ограничивал использование американских судов в Тихоокеанском бассейне. Только после вступления Соединенных Штатов в войну в декабре 1941 г. было прекращено действие закона нейтралитета.

Проблемы с перевозками возникали в основном у стран-получателей помощи по ленд-лизу. По предварительно произведенным расчётам, сам Советский Союз мог перевезти не более одной пятой её части. Поэтому перевозка всего остального груза ложилась на Великобританию.

  1. Североатлантический. Этот маршрут является самым известным в силу трагических событий, связанных с северными конвоями. Он был наиболее коротким: пролегал через Северную Атлантику в порты Мурманска, Архангельска и Молотовска (Северодвинска) и занимал 10-14 дней. Но и наиболее опасным. Ответственность за весь маршрут от пункта формирования до пункта разгрузки конвоев несли англичане. Существенной проблемой было и то, что порты Архангельска и Молотовска могли функционировать только летом. По этому маршруту было перевезено менее четверти всех грузов – 4 млн. тонн (23%). С помощью американцев к лету 1942 г. в советских северных портах была расширена пропускная способность и значительно увеличено портовое оборудование. Из Мурманска, Архангельска и Молотовска поставленные материалы отправляли железнодорожным путем в тыл, где их распределяли по фронтам. На местах приемки товаров были развернуты транспортные управления и подчиненные им оперативные группы по организации перевозок импортных грузов.
  2. Тихоокеанский. По этому маршруту было перевезено наибольшее число грузов – 8 млн. тонн (47%). Доставка грузов по этому маршруту без учёта провоза железнодорожным транспортом занимала 18-20 суток. Суда грузились в портах западного побережья США и прибывали в порты Владивостока, Находки, Посьета, Николаевска-на-Амуре, Петропавловска-Камчатского, Магадана. Далее грузы следовали наземным транспортом через территорию Дальнего Востока и Сибири. Советские дальневосточные порты имели немало существенных недостатков и требовали огромных дополнительных работ: подключение к железнодорожной ветке, обслуживание порта Находка ледоколами, невозможность использовать порт Посьет океанскими судами из-за малых глубин. Однако к концу войны многие недостатки были устранены.
  3. «Персидский коридор». Объём перевозок по этому пути был примерно таким же, как по североатлантическому маршруту – 4 млн. тонн (24%). Путь стал активно использоваться с мая 1942 г. Грузы доставлялись от берегов США и Англии через Персидский залив и Иран (последний в августе-сентябре 1941 г. был оккупирован советскими и британскими войсками). Использовались порты северной части Персидского залива: Басра, Хорремшехр, Абадан и Бандар-Шахпур, после чего собранная техника отправлялась в Тегеран и Баку. Путь через Персидский залив представлял собой комбинацию из четырёх маршрутов. Суда шли от восточного побережья США вокруг мыса Доброй Надежды к восточному побережью Африки. С активизацией действий немецких подводных лодок в Южной Атлантике американцы начали посылать свои суда через Панамский канал вдоль Западного побережья Латинской Америки и затем через Магелланов пролив вокруг Африки. Этот путь в 18 тысяч миль караван преодолевал за 110 дней. Другой путь был более коротким: Панамский канал – Новая Зеландия – Австралия – Индийский океан. После разгрома немцев в Северной Африке стало возможным направлять суда через Средиземное море, Суэцкий канал и Красное море, что сокращало время в пути до 48 дней. Существовал также авиамаршрут, в котором Иран служил местом промежуточной посадки: США – Бразилия – Пуэрто-Рико – Африка – Иран – СССР. По нему перегоняли самолёты-амфибии «Каталина».

В Иране, чтобы обеспечить доставку грузов к советской границе или к иранским портам на южном берегу Каспийского моря, союзникам пришлось реконструировать порты, построить шоссейные и железные дороги. Так, американская строительная фирма “Folspan” проложила шоссе от иракского селения Танума через иранские города юго-запада и запада Хорремшехр и Ахваз на север Ирана. Также были сооружены аэродромы, с которых советские лётчики перегоняли самолёты в СССР, авиамастерские и автосборочные предприятия.

«Персидский коридор» сыграл большую роль в обеспечении войск советского Закавказского фронта бронетехникой, ведь они в условиях наступления немцев на Кавказ во второй половине 1942 г. не могли полноценно снабжаться танками с заводов в глубине Советского Союза. По состоянию на 1 октября 1942 г. из примерно 300 танков Закавказского фронта английские и американские бронемашины составляли почти половину – 42%. Наиболее многочисленные из поставленных по ленд-лизу на Кавказ танки «Генерал Стюарт» и «Валентайн» уступали по своим боевым характеристикам как советским танкам Т-34 и КВ, так и основным танкам вермахта. Тем не менее импортные машины были сравнимы или даже превосходили легкие советские танки БТ, Т-26, Т-60 и Т-70. Первые атаки на немецкий плацдарм на Тереке вели танковые батальоны Красной армии, вооруженные именно «Стюартами» и «Валентайнами».

С удалением фронта от границ СССР и успехами союзников в Северной Африке и Европе этот путь потерял своё значение, и в 1945 г. ленд-лизовские грузы пошли через Средиземное море в Черное. Правда, через Черное море было доставлено всего 681 тыс. тонн грузов.

  1. Транссибирский. Американские самолёты перегонялись в СССР своим ходом по маршруту Аляска – Чукотка – Якутия – Красноярск. Отсюда истребители доставлялись к линии фронта по железной дороге, бомбардировщики же продолжали путь по воздуху. Таким образом в СССР было перегнано почти 8 тыс. самолётов.

Таким образом, перевозка грузов осуществлялась по морю, по воздуху, железнодорожным путём и своим ходом.

Для морских перевозок по ленд-лизу в США было налажено массовое производство сухогрузов типа «Либерти» большой грузоподъёмности (паспортная грузоподъемность – 8300 т). За счёт максимального упрощения и унификации судового оборудования и применения электросварки срок постройки судов был сокращён с 230 до 42 суток. Абсолютный, поистине «стахановский» рекорд продолжительности постройки «Либерти» составил 111 часов 30 минут. В 1943 г. в среднем в день изготавливали три судна такого типа, тогда же начались их поставки СССР (около 38 судов). Всего во время войны было спущено на воду 2770 сухогрузов типа «Либерти».

 

Одна из англо-американских железнодорожных бригад, занимавшихся доставкой грузов в СССР. Иран. [1943 г.].
Library of Congress, digital ID fsa.8d29398.

 

Американский поезд, перевозящий груз для СССР, на станции. Иран. [1943 г.]Library of Congress, digital ID fsa.8d29405.
Предприятие по сборке американских истребителей Curtiss P-40, предназначенных для СССР. Иран. [1943 г.]Library of Congress, digital ID fsa.8d29407.
Конвой на пути в Советский Союз проходит мимо солдат Британской индийской армии Иран. 1944 г.
National Army Museum. Ссылка: <https://collection.nam.ac.uk/detail.php?acc=1977-02-12-39>https://collection.nam.ac.uk/detail.php?acc=1977-02-12-39
Лётчики 1-й перегоночной авиадивизии на аэродроме трассы Аляска-Сибирь (АлСиб) возле американского самолета “Дуглас”; в центре ‒  командир авиадивизии И.П.  Мазурук.
1943-1944 гг. Фото Д. Дебабова. РГАКФД. Арх. № 0-379132.
Перелёт бомбардировщика В-25 Митчелл (в центре) и истребителей Р-63 “Кингкобра” из США в СССР по трассе Аляска-Сибирь (Алсиб). 1942-1944 гг.
Фото Д. Дебабова.РГАКФД. Арх. № 0-379144.

 

Из доклада командира авиабазы ВВС Красной Армии на Аляске Киселева наркому внешней торговли СССР А.И. Микояну о работе советского гарнизона на Аляске. 25 мая 1944 г.
РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 7996. Л. 308, 307.

Проблемы поставок по ленд-лизу в СССР

В случае с ленд-лизом Советский Союз неоднократно высказывал претензии Соединенным Штатам и Великобритании по поводу невыполнения обязательств по поставкам. По мнению СССР, те размеры и сроки, о которых договаривались на Московской конференции, соблюдались союзниками не полностью.

Основные поставки в 1941 г. шли из Великобритании и поступали зачастую в соответствии с возможностями союзников. В одних случаях имело место перевыполнение планов, в других возникали недопоставки. Так, из 600 оговоренных Московским протоколом самолетов Британия поставила 711, из 1000 танков – 487, из 600 танкеток – 330. Планировалось также, что из Великобритании поступят 232 пушки и 200 противотанковых ружей (ПТР). С караванами же прибыли 82 пушки и 320 ПТР. Учитывая недопоставку этих видов вооружения, советской стороне было предоставлено взамен некоторое количество единиц радио- и минно-трального оборудования для ВМФ плюс 3000 пулеметов «Томпсон». В стратегическом плане недопоставка компенсировалась обязательством британского правительства развернуть собственные военно-морские и военно-воздушные силы в районе Баренцева моря, а также провести наступление в Северной Африке.

В отношении Соединенных Штатов выполнение Московского протокола складывалось следующим образом: из 750 обещанных танков США смогли направить в Россию лишь 182, из 600 самолетов – 204. Такое явное отклонение от обязательств объясняется тем, что описываемые поставки шли еще до вступления Соединенных Штатов в войну, и многие в правительстве США еще не верили в возможность Советского Союза сорвать блицкриг.

Вступление США в войну, а это произошло уже после подписания соглашения в Москве, заставило американское правительство усерднее заниматься собственной обороной. Поэтому ленд-лизовские поставки в СССР были сильно урезаны – задержаны в портах, на аэродромах и железнодорожных складах для перенаправления в американскую армию. Американцы все больше внимания стали уделять возможности использования советских аэродромов на Дальнем Востоке для выполнения своих стратегических задач. С таким пожеланием к советскому послу М. Литвинову на встрече 11 декабря 1941 г. обратился госсекретарь К. Хэлл. Однако, не желая обострять отношения с Японией и втягиваться в войну на два фронта, Советское правительство отклонило предложение американцев.

До конца 1941 г. поставки в Советский Союз из Великобритании поступали в основном по британо-американским нормам комплектации, с британо-американской маркировкой и инструкциями, к тому же без переводов на русский язык. Это стало поводом для упреков в адрес союзников. Однако полагаю, что большую часть претензий следовало адресовать советской военной приемке.

В Соединенных Штатах была та же ситуация, что и в Англии. С конвейеров сходила не полностью укомплектованная техника, т. е. без специального оборудования и аппаратуры по так называемому правительственному списку. В таком виде она поступала к заказчикам, которые дооборудовали ее в собственных модификационных центрах. Аналогичных центров в СССР не было, и советским специалистам предстояло как можно быстрее решить еще и эту проблему.

К концу января 1942 г. в США и Великобританию прибыли специалисты по бронетехнике, артиллерии и морскому делу. Поскольку вооружение для СССР стало поступать раньше прибытия военпредов, качество приемки и контроль за его отгрузкой были невысокими. Достоинства и недостатки заказанных в Москве первых партий боевой техники стали оцениваться только после ее применения на советско-германском фронте, и повлиять на ее отбор советские специалисты могли не ранее первых месяцев 1942 г. Бывали случаи, когда вооружение, изготовленное на восточном побережье США, минуя модификационные центры, поставлялось в северные порты СССР, а запчасти и оборудование к нему, произведенные где-либо в Калифорнии, т. е. в другом штате, завозились во Владивосток.

Нередко в работах отечественных историков отмечалось низкое качество поставлявшейся по ленд-лизу техники. Эти выводы строились на заявлениях советского руководства. Так, И.В. Сталин в письме к Ф.Д. Рузвельту от 18 июля 1942 г. отмечал, что «американские танки очень легко горят от снарядов противотанковых ружей», а позже писал, что «танки, артиллерия и авиация приходят в плохой упаковке, на разных кораблях, а самолеты настолько плохо упакованы, что мы получаем их в разбитом виде».

Не исключено, что у Сталина действительно были веские доводы обратиться к Рузвельту с таким письмом. Вместе с тем следует иметь в виду, что существовал порядок приемки, который строго соблюдался в портах Мурманска, Архангельска, Владивостока и других конечных пунктах доставки. Ненадлежащим образом поставленная продукция (по комплектности, упаковке, другим параметрам) не должна была признаваться как качественная. Однако заявление Сталина могло содержать определенную дипломатическую уловку с целью воздействия на союзников.

Что же касается тактико-технических характеристик, то они должны были учитываться советской стороной при формировании заявок и при подписании протоколов. Если по каким-то причинам одна сторона не заинтересована в определенном виде имущества, то нет смысла его заказывать. Лизинговые отношения предполагают, что лизингополучатель самостоятельно определяет объект поставки и инициирует заключение договора. Упоминание в протоколах к договору ленд-лиза какой-либо продукции или услуг свидетельствовало о потребности Советского Союза именно в них, и со всеми их техническими характеристиками (удовлетворительными или, возможно, неудовлетворительными) советская сторона соглашалась, когда подписывала документы приемки.

Вместе с тем многие технические вопросы, за которыми стояли жизни сотен тысяч людей, приходилось решать оперативно.

Так, авиаконструктор А.С. Яковлев вспоминал, что на первых сериях истребителей «Аэрокобра» были «обнаружены серьезные дефекты и зарегистрировано несколько катастроф из-за поломки в полете стабилизатора. Мы немедленно поставили об этом в известность американцев, и тогда в Москву прибыли специалисты с заводов фирмы “Белл”. Американский конструктор побывал в воинских частях, где на месте изучил причины и обстоятельства поломок самолетов “Аэрокобра”. После этого я с ним встретился, мы обсудили создавшееся положение и наметили меры по устранению дефектов».

Нельзя не учитывать и тактику Советского правительства в вопросах получения поставок. Так, после передачи оборудования и техники Советскому Союзу западные государства уже не могли контролировать их использование. Советская сторона считала эти предметы своей собственностью. Она отвергала английские и американские предложения относительно содействия в использовании техники и оставляла без ответа запросы о порядке ее тактического или экономического применения.

Общественно-политические и историографические дискуссии о значении поставок по ленд-лизу

Вопрос о значении поставок по ленд-лизу для СССР является весьма дискуссионным.

В СССР он был сильно идеологизирован: тот факт, что самое передовое социалистическое государство получает помощь от капиталистов, плохо укладывался в картину мира советского человека. Масштабы помощи союзников сначала замалчивались, а после окончания войны преуменьшались.

Позиция властей коррелировала с отношением к западной помощи в обществе. В марте 1943 г. корреспондент Би-би-си в Москве А. Верт записал в дневнике: «После бурных пятичасовых телефонных переговоров русская цензура пропустила текст выступления Стэндли [американский посол в СССР]. Сотрудники отдела печати (Наркоминдела) смотрели сердито. Главный цензор Кожемяко побелел от гнева, ставя свою визу на телеграмме. Его мать умерла в Ленинграде от голода… Другой русский сказал сегодня: “Мы потеряли миллионы людей, а они хотят, чтобы мы ползали перед ними на коленях только за то, что они посылают нам тушенку. А сделал ли когда-нибудь “добренький” конгресс что-либо такое, что не отвечает его интересам? Не говорите мне, что ленд-лиз ‒ это благотворительность”».

В 1947 г. председатель Госплана СССР Н. Вознесенский в книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» сообщил, что поставки союзников составляли 4% от советского производства военного времени. Однако объём поставок был преуменьшен почти в два раза. Кроме того, замалчивалось ключевое значение заграничного снабжения для отдельных ‒ причем весьма важных ‒ видов производства военной продукции.

Как правило, советские историки преуменьшали значимость ленд-лизовских поставок. Делалось это в основном по политическим и экономическим соображениям. В редких публикациях на эту тему (цензурные запреты на ряд тем по ленд-лизу были сняты только во второй половине 1970-х гг.) неизменной оставалась односторонняя оценка ленд-лизовской помощи: ее незначительность, несвоевременность и далеко не лучшее качество. В ряде случаев такая точка зрения высказывается и в начале XXI в.

Только в 1990-е гг. в России стали появляться публикации, позволяющие более точно оценить значимость выполнения отдельных разделов программы ленд-лиза.

В оценке значения ленд-лиза для военной экономики СССР приведём мнение весьма компетентного человека ‒ маршала Жукова. Анализируя после войны ленд-лизовскую помощь, маршал Г.К. Жуков говорил о невозможности замалчивания такого фактора, как военная помощь со стороны союзников: «Прежде всего, конечно, со стороны американцев, потому что англичане в этом смысле помогали нам минимально. При анализе всех сторон войны это нельзя сбрасывать со счетов. Мы были бы в тяжелом положении без американского пороха, мы не могли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было необходимо. Без американских “студебеккеров” нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию. Да, они в значительной мере укрепили наш фронтовой транспорт. Выпуск специальной стали, необходимой для самых разных нужд войны, был тоже связан с американскими поставками».

Достоверность передачи К. Симоновым этих бесед с Жуковым, состоявшихся в 1965–1966 гг., подтверждается высказываниями Г. Жукова в 1963 г., хранящимися в Центральном архиве Минобороны России. В частном разговоре, который был зафиксированы прослушкой КГБ и доложен тогдашнему первому секретарю ЦК КПСС Хрущеву, он говорил: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали… Но ведь нельзя отрицать, что американцы гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну… У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. А сколько они гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас все это было в изобилии».

А.И. Микоян в своих воспоминаниях писал: «Осенью 1941 г. мы все потеряли, и, если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие, теплые вещи для армии и другое снабжение, еще вопрос, как обернулось бы дело».

С другой стороны, зарубежные исследователи часто преувеличивали значительность и важность ленд-лиза, доводя объёмы поставленных товаров, материалов, услуг до 11%. Утверждения отдельных западных историков (Р. Лукаса, Г. Моля, Л. Роуза), что мощь и обороноспособность СССР были полностью обеспечены «щедрой американской помощью по ленд-лизу», отражали идеологизированный подход времен Холодной войны. В противоположность этому многими авторами приводится высказывание Г. Гопкинса (помощника президента Ф. Рузвельта): «Мы никогда не считали, что наша помощь по ленд-лизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на восточном фронте. Она была достигнута героизмом и кровью русских солдат».

При этом вынужденный союз и сотрудничество по ленд-лизу не привело к появлению даже кратковременных иллюзий лидеров стран антигитлеровской коалиции относительно друг друга. Рузвельт писал Черчиллю 28 октября 1942 г. после очередной размолвки со Сталиным: «Меня не особенно тревожат полученные нами ответы или отсутствие ответов из Москвы. Я решил, что они не пользуются даром речи для тех же целей, для каких мы им пользуемся. Я вполне убежден, что русские продержатся эту зиму и что нам следует решительно осуществлять наши планы как в смысле снабжения их, так и отправки военно-воздушных сил для участия в боевых действиях на их фронте. Я хочу, чтобы мы имели возможность сказать г-ну Сталину, что мы выполнили наши обязательства на 100%».

Впоследствии Черчилль писал, комментируя ситуацию: «Теперь, когда оглядываешься назад, создается впечатление, что поведение Советов отчасти объяснялось надеждой, что, если им удастся продержаться зиму, они смогут отказаться от любой непосредственной военной помощи со стороны Запада, которую они считали пагубной и способной умалить их престиж. Я считаю, что мы, по крайней мере, заслуживаем похвалы за наше терпение в условиях постоянных оскорблений со стороны правительства, которое надеялось сотрудничать с Гитлером, пока он не напал на него и чуть не уничтожил».

Сталин откровенничал по поводу союзников в разговоре с югославским коммунистом М. Джиласом: «Возможно, вы думаете, что как раз потому, что мы с англичанами союзники, мы забыли о том, кто они такие и кто такой Черчилль. Для них нет ничего более приятного, чем обманывать своих союзников. Во время Первой мировой войны они постоянно обманывали русских и французов. А Черчилль? Черчилль — это такого рода человек, что, если за ним не смотреть, он вытащит у тебя из кармана копейку. Да, копейку, из твоего кармана! А Рузвельт? Рузвельт не такой. Он засунет руку только за более крупными монетами».

Неудивительно, что союз распался вскоре после окончания Второй мировой войны. Не стало Гитлера ‒ не осталось и причин для сохранения антигитлеровской коалиции.

Своеобразной эпитафией союзу периода Второй мировой войны стало то, что среди советских судов, доставлявших военные грузы на Кубу в период Карибского кризиса, были пять сухогрузов типа «Либерти», построенных на американских верфях.

Урегулирование расчётов СССР по ленд-лизу

Урегулирование расчётов СССР пол ленд-лизу оказалось весьма сложным и длительным процессом, занявшим полвека.

Когда принимался закон о ленд-лизе, предусматривалось, что он будет действовать до 30 июня 1946 г. Однако после окончания войны с Японией ситуация существенным образом изменилась. В соответствии с заявлением президента США Г. Трумэна был установлен крайний срок применения законодательного акта – до 20 сентября 1945 г. Правда, застрявшие в портах грузы поставлялись еще в течение месяца. Таким образом, договорные отношения по ленд-лизу завершились раньше намеченного времени более чем на восемь месяцев. Вероятно, главной причиной такой поспешности американцев было стремление не допустить чрезмерного экономического укрепления своих союзников по войне.

Для осуществления оплаты ранее заказанного, но не успевшего поступить в СССР оборудования 15 октября 1945 г. было подписано кредитное соглашение с США на сумму в 240,2 млн. долл., с погашением в течение 30 лет под 2,5% ‒ так называемое «нефте-, или трубопроводное соглашение». Тогда же обсуждался вопрос предоставления более крупного долгосрочного кредита. Однако он не был решён из-за быстро обострявшихся после войны политических разногласий между странами.

13 июня 1946 г. Соединенные Штаты направили СССР предложение погасить существующую задолженность по ленд-лизу, если он хочет получать новые кредиты. Формально это было вполне обоснованное напоминание кредитора заёмщику о том, что необходимо выполнять ранее принятые обязательства. При этом в моральном отношении такое требование было жестоким, учитывая, как сильно пострадал СССР во время войны.

Правительство США не претендовало на оплату СССР военного оборудования и материалов, как это и предусматривалось договором о ленд-лизе. Оно высказало требование оплатить произведённые гражданские поставки, находившиеся в СССР по состоянию на 2 сентября 1945 г. Товары, которые были отгружены из США в период окончания действия ленд-лиза, т.е. со 2 по 20 сентября 1945 г., и находились в пути из США в СССР, было решено оценивать по их полной стоимости.

Для невоенного имущества с длительным сроком пользования, прежде всего для заводского оборудования, предусматривалось начисление амортизации в соответствии со ставками, применявшимися к промышленному оборудованию в военное время. При этом амортизация начислялась с момента прибытия товаров на место назначения и подписания соответствующих актов приёмки-сдачи имущества. Промышленные заводы, не установленные и не пущенные в эксплуатацию на 2 сентября 1945 г., оценивались по их первоначальной стоимости, т.е. без учёта износа.

В 1940-х гг. советская сторона вернула США часть поставленного по ленд-лизу имущества. Так, в 1945 г. были возвращены некоторые из 122 грузовых судов и океанских танкеров. В 1946-1947 гг. союзникам были сданы часть автомобилей после предварительно проведённого капитального ремонта. Передача имущества была примечательна и происходила следующим образом. Союзники пригоняли в порт корабль с прессом и ножницами. Специальная комиссия принимала технику, внимательно проверяла соответствие заводской комплектации. В результате в полном объёме достигались требования условий договора по возврату оборудования. После этого всю полученную технику отправляли под пресс и в виде «кубиков» грузили на баржи. Под прессами бесследно исчезли редкие модели, например разведывательные автомобили RC (reconnaissance саг) американской фирмы “Bantam”. Это казалось странным и потому, что во время войны американцы осуждали факты бесхозяйственности и разбазаривания государственных средств в СССР, когда некоторое поставленное по ленд-лизу имущество ржавело за ненадобностью.

В 1948 г. на переговорах с американской стороной советские представители согласились выплатить весьма незначительную сумму задолженности (170 млн. долл.) и встретили отказ. Американцы оценили (уценённую) стоимость предметов гражданского характера, оставшихся в СССР, минимум в 2 млрд 600 млн. долларов и предложили правительству СССР выплатить 1,3 млрд (11,5% общей стоимости американских поставок в СССР по ленд-лизу)

Однако спорным вопросом между странами являлась оценка США величины тела кредита и определение базовой суммы задолженности по ленд-лизу. Дело в том, что Соединенные Штаты потребовали от всех стран-получателей ленд-лиза провести инвентаризацию оставшегося у них имущества на момент прекращения поставок в начале сентября 1945 г. Разногласия возникли в связи с тем, что советская сторона не стала представлять американской результаты инвентаризации, хотя должна была это сделать. Из-за отсутствия этой информации из нашей страны американцы односторонне посчитали, что такого оборудования в СССР находится на несколько миллиардов долларов.

Советское правительство отказалось проводить инвентаризацию, ссылаясь на несоблюдение закона американской стороной. В статье 7 закона о ленд-лизе предусматривалось, что имущество, оставшееся после окончания войны и пригодное для гражданских целей, полагалось оплатить полностью или частично на основе предоставленных Соединенными Штатами долгосрочных кредитов.

Однако просьба СССР о займе в 1 млрд долл. не была удовлетворена американским правительством. Это послужило формальной причиной отказа в проведении инвентаризации, которая подкреплялась ссылкой на нехватку в СССР необходимых специалистов.

При этом есть основания полагать, что инвентаризация всё-таки велась, причём детальная. Количество и стоимость оставшегося имущества оказались настолько велики и значительны, что, возможно, возник большой соблазн найти весомое оправдание уплаты не всей, а только небольшой суммы. Для этого удобнее было строить расчёты с США, опираясь на какой-то прецедент, свидетельствующий о несправедливости по отношению к СССР. Выход нашли, решив сослаться на проведение аналогичных по сути, но якобы иных по методике проведения расчётов между США и Великобританией.

В мае 1947 г. советской стороне был передан «Меморандум, касающийся оценки ленд-лизовских товаров, находящихся в распоряжении СССР после окончания военных действий против Японии с конца лета 1945 г.». В соответствии с ним получалась, что СССР должен США 2 млрд. 607 млн. долл. Однако в следующем году эта сумма была сокращена американской стороной вдвое, а затем уменьшена до 1 млрд. долл.

Предложения по ведению расчётов имели ряд важных оговорок. Одна из них – если из-за экономических трудностей, возникших в течение периода платежей, производство какого-либо платежа не будет соответствовать интересам обоих правительств, то можно отложить его до другого времени по достигнутому договору. Вместе с тем правительство США потребовало возвратить в хорошем состоянии предметы, переданные СССР по соглашению от 11 июня 1942 г., как необходимые «для немедленного использования». Требовалось вернуть 186 судов. При этом правительство США предлагало по согласованным ценам продать правительству СССР некоторые виды кораблей.

В 1948 г. стороны не смогли договориться, и переговоры были прерваны. Они возобновились только в 1951 г. Тогда США требовали уплатить 800 млн. долл. (7% общей стоимости американских поставок в СССР по ленд-лизу), а СССР соглашался только на 300 млн. Уменьшение запросов со стороны США объясняется возвратом им СССР части оборудования. Так, американцам были переданы 3 ледокола и 27 фрегатов военно-морского флота. Руководство Советского Союза сочло, что расчёт должен вестись не в соответствии с реальной задолженностью. Была придумана иная формула. Она основывалась на пропорциях, сложившихся при определении долга Великобритании перед Соединенными Штатами в марте 1946 г. При этом советская сторона утверждала, что Великобритания будет оплачивать всего 2% от общей стоимости ленд-лизовских поставок в страну, что представляется неверным: удельный вес компенсации США Великобританией равнялся 4%. Переговоры зашли в тупик.

В 1953 г., уже после смерти Сталина, урегулирование ленд-лизовского вопроса несколько продвинулось: СССР возвратил США 127 небольших кораблей и уничтожил под американским контролем еще 90. Остальные, по утверждению советской стороны, были либо уничтожены ранее, либо находились в бездействующем состоянии. В июне 1954 г. Соединенные Штаты получили 38 небольших военно-морских судов, находившихся на Черноморском флоте, а в июле-августе 1955 г. ещё 62, входившие в состав Балтийского флота. Всё это имущество было в значительной мере самортизировано.

Дальнейшее урегулирование вопроса задолженности по ленд-лизу продолжилось во время Вашингтонской встречи на высшем уровне 1959 г. в Кэмп-Дэвиде между председателем Совета министров СССР Н.С. Хрущевым и президентом США Д. Эйзенхауэром.

В апреле 1972 г. переговоры по задолженности возобновились. 18 октября в Вашингтоне состоялось подписание соглашения на уровне министров торговли двух стран об урегулировании расчётов по ленд-лизу, взаимной помощи и претензий. Советский Союз обязался выплатить США по соглашению до 2001 г. сумму в 722 млн. долл., т.е. в среднем за год необходимо было выплачивать по 24 млн. долл. Интересно, что СССР согласился с определением суммы оставшейся к уплате задолженности на основе применения пропорции погашения долга между США и Великобританией в размере 4% от стоимости поставленного имущества, а 2%, на чём ранее настаивал. Таким образом, советская сторона согласилась с обоснованностью проведенной американской стороной инвентаризации задолженности по ленд-лизу; с общей величиной стоимости всего поставленного по ленд-лизу имущества; с определением суммы оставшейся к уплате задолженности на основе применения пропорции погашения долга между США и Великобританией в размере 4% от стоимости поставленного имущества.

К июлю 1973 г. были осуществлены платежи в счёт погашения задолженности на сумму в 48 млн. долл. Однако с 1974 г. выплаты были прекращены. Советская сторона обосновывала свою позицию тем, что американцы не выполнили основных условий другого межгосударственного торгового соглашения от 18 октября 1972 г., в соответствии с которым они должны были предоставить СССР режим наибольшего благоприятствования в торговле, кредит Экспортно-импортного банка, страхование торговых операций и другие гарантии. В ответ на это к договору прилагались обменные письма, гарантировавшие выплату долгов по ленд-лизу. Для предоставления режима наибольшего благоприятствования в торговле США выдвинули определенные политические требования, в частности, по поводу свободы выезда из страны (поправка Джексона-Веника, принятая в 1974 г. и отменённая в отношении России только в 2012 г.). Процесс снова зашёл в тупик.

В июне 1990 г. в ходе переговоров президентов СССР и США стороны опять вернулись к обсуждению долга. Согласно заявлению бывшего заместителя министра внешнеэкономических связей СССР Ю.Н. Чумакова, объём средств, которые было предусмотрено вернуть за поставки по ленд-лизу, определили в 674 млн. долл. Примечательно, что проценты на ранее не выплаченную задолженность не начислялись, хотя долг оставался без движения на протяжении 17 лет. В ходе переговоров президенты двух стран установили новые сроки окончательного погашения задолженности – 2030 г., т.е. предусматривалось платить в среднем 17 млн. долл. в год. К моменту распада СССР внешний долг СССР составлял 81 млрд. долл. Следовательно, удельный вес долга по ленд-лизу во всём долге страны составлял менее 1%. Однако в общей сумме задолженности СССР Соединенным Штатам этот показатель достигал 18%. Поэтому не случайно на слушаниях в Конгрессе США по поводу внешнего долга СССР, проведенных в 1991–1992 гг., вопросу задолженности по ленд-лизу наряду с долгами кредиторам за царские облигации уделялось повышенное внимание.

В 1992-1994 гг. правопреемником в отношении финансовых обязательств бывшего СССР, в том числе по государственному долгу, стала Российская Федерация. В частности, 2 апреля 1993 года Правительство РФ заявило о принятии на себя ответственности по всем долгам СССР. Технически долги СССР были разделены на долги правительствам (Парижский клуб) и долги частным банкам (Лондонский клуб). Долг за ленд-лиз был долгом правительству США, то есть частью долга Парижскому клубу. В августе 2006 г. Россия полностью погасила свою задолженность перед Парижским клубом.

Таким образом, из общего объёма американских поставок по ленд-лизу СССР и РФ было оплачено 722 млн долл., или 6,4%.

 

Из доклада Правительственной закупочной комиссии  в США наркому внешней торговли СССР А.И. Микояну «По вопросу о расчетах по Ленд-Лизовским поставкам из США».
19 января 1943 г. РГАЭ. Ф.413. Оп. 12. Д. 6780. Л. 110, 110об.

***

Ленд-лиз является одним из уникальных явлений в новейшей истории экономических отношений СССР с Соединенными Штатами и Великобританией. Союзники в экстремальных условиях в период Второй мировой войны сумели достичь взаимопонимания и на практике эффективно использовать механизм масштабных межгосударственных лизинговых отношений. Существенной особенностью ленд-лиза для СССР явился сам факт его применения вопреки имевшим место политическим противоречиям с капиталистическими странами.

Для СССР ленд-лиз был важен, вероятно, чуть в меньшей степени, чем для Великобритании, но тем не менее значение его нельзя преуменьшать, как и иных действий союзников в период войны. При этом основной вклад в материальное обеспечение Победы внес советский военно-промышленный комплекс.