О начале Второй мировой войны

Вторая мировая война – крупнейший военный конфликт в истории человечества, длившийся с 1939 по 1945 гг. В нем приняли участие подавляющее большинство стран мира, включая все великие державы, образующие две противоборствующие военные коалиции: Союзники и страны «оси». В состоянии тотальной войны, в которой непосредственно задействовано более 100 миллионов человек из более чем 30 стран, основные участники бросили весь свой экономический, промышленный и научный потенциал на военные действия, стирая грань между гражданскими и военными ресурсами. Вторая мировая война была самым смертоносным конфликтом в истории человечества, в результате которого погибло, по разным оценкам, от 70 до 85 миллионов человек, причем мирных жителей было убито значительно больше, чем военнослужащих. Десятки миллионов людей погибли из-за геноцида, преднамеренной смерти от голода, резни, болезней и невыносимых условий жизни.  

Началом Второй мировой войны принято считать 1 сентября 1939 года, со дня вторжения Германии в Польшу и последующем объявлении войны Германии от Великобритании и Франции. С конца 1939 года до начала 1941 года в ходе ряда кампаний и договоров Германия завоевала или контролировала большую часть континентальной Европы и позже сформировала союз стран «оси» с Италией и Японией, а также с другими государствами. После начала кампаний в Северной Африке и Восточной Африке и падения Франции в середине 1940 года война продолжалась в основном между европейскими державами «оси» и Британской империей. Военные действия разворачивались на Балканах, в рамках воздушной битвы за Британию и битвы за Атлантику. С 22 июня 1941 года Германия вероломно напала на Советский Союз, тем самым был открыт Восточный фронт Второй мировой войны, ставший крупнейшим наземным театром военных действий в истории, удерживающий страны «оси», нацистскую Германию, в продолжительной истощающей войне. 

Причины Второй мировой войны 

Историки из многих стран уделили значительное внимание изучению и пониманию причин Второй мировой войны. Непосредственным событием, ознаменовавшим начало войны, было вторжение гитлеровской Германии в Польшу 1 сентября 1939 года, но этому предшествовало множеству других причин. Основные темы исторического анализа истоков войны включают политический захват Германии в 1933 году Адольфом Гитлером и нацистской партией; японская милитаристская политика, направленная против Китая, которая привела ко Второй китайско-японской войне; итальянская агрессия против Эфиопии, которая привела ко Второй итало-эфиопской войне. 

В межвоенный период в Веймарской республике возникла глубокая неприязнь условий Версальского договора 1919 года, который наказывал Германию за ее роль в Первой мировой войне суровыми условиями и тяжелыми финансовыми репарациями , чтобы помешать ей когда-либо снова стать военной державой. Это вызвало сильные течения реваншизма в немецкой политике в связи с положениями, главным образом сосредоточенными на демилитаризации Рейнской области, запрете объединения Германии с Австрией и потере некоторых немецкоязычных территорий и заморских колоний. 

Хотя Версальский договор и Лига Наций стремились задушить экспансионистскую и милитаристскую политику всех действующих лиц, условия, которые их создатели навязали новой геополитической ситуации в мире и технологическим условиям эпохи, только ободрили возрождение этих идеологий в межвоенный период. К началу 1930-х годов в Германии, Японии и Италии господствовала крайне милитаристская и агрессивная национальная идеология. Это отношение подпитывало прогресс в военной технике, подрывную пропаганду и, в конечном счете, территориальную экспансию.  

1930-е годы стали периодом, когда демократия пользовалась дурной славой; страны по всему миру обратились к автократическим режимам во время мирового экономического кризиса Великой депрессии. в Германии негодование и ненависть к другим странам усилились из-за нестабильности немецкой политической системы, поскольку многие активисты отвергали легитимность Веймарской республики. Самым радикальным политическим претендентом на выход из этой ситуации был Адольф Гитлер, лидер нацистской партии. Нацисты захватили власть в Германии в 1933 году, установив тоталитарный режим. С первых дней правления нацисты и потребовали отмены Версальских положений. Их амбициозная и агрессивная внутренняя и внешняя политика отражала нацистские идеологии антисемитизма, объединения всех немцев, приобретения “жизненного пространства” (Lebensraum) для аграрных поселенцев, ликвидации большевизмаи гегемонии “арийской”/”нордической” господствующей расы над “недочеловеками” (Untermenschen), такими как евреи и славяне. Другие факторы, приведшие к войне, включали агрессию фашистской Италии против Эфиопии и имперской Японии против Китая. 

При нацистском режиме Германия начала свою собственную программу экспансии, стремясь восстановить “законные” границы исторической Германии. В качестве прелюдии к достижению этих целей Рейнская область в марте 1936 г. была ремилитаризована. Также важной была идея Великой Германии, сторонники которой надеялись объединить немецкий народ под единым национальным государством, включающим все территории, где жили немцы, независимо от того, были ли они меньшинством на той или иной территории. После Версальского договора произошло объединение между Германией и новообразованной Республикой Германской Австрией. 

В период Веймарской республики (1919-1933) недовольными членами вооруженных сил был начат капповский путч, попытка государственного переворота против республиканского правительства. После этого события некоторые из наиболее радикальных милитаристов и националистов вступили в ряды НСДАП, а более умеренные представители милитаризма пришли в упадок. Результатом стал приток в нацистскую партию бывших военных офицеров, что в сочетании с ее расовыми теориями подпитывало ирредентистские настроения и ставило Германию на коллизионный курс войны со своими ближайшими соседями. 

В Италии Бенито Муссолини стремился создать новую Римскую империю, основанную на Средиземноморье. Италия вторглась в Эфиопию еще в 1935 году, в Албанию – в начале 1938 года, а затем в Грецию. Это вызвало лишь осуждение и принятие нефтяного эмбарго со стороны Лиги наций, которое провалилось. 

В Азии Японская Империя питала экспансионистские устремления к Маньчжурии и Китайской республике. Ряд факторов в Японии способствовал как росту мощи ее вооруженных сил, так и хаосу в ее рядах в период, предшествовавший Второй мировой войне. Одним из них был закон «О Кабинете министров», который требовал, чтобы Императорская японская армия и Императорский японский флот назначали членов кабинета до того, как он был сформирован. Это, по сути, давало военным право вето на формирование любого кабинета в якобы парламентской стране. Другим фактором был принцип «гекокудзе» или институционализированное неповиновение со стороны младших офицеров. Для радикально настроенных младших офицеров было обычным делом добиваться своих целей вплоть до убийства старших. В 1936 году это явление вылилось в инцидент 26 февраля, когда младшие офицеры предприняли попытку государственного переворота и убили несколько ведущих членов японского правительства. В 1930-е годы Великая депрессия разрушила экономику Японии и дала радикальным элементам японской армии шанс заставить всю армию работать над завоеванием всей Азии. Например, в 1931 году Квантунская армия японские военные силы, дислоцированные в Маньчжурии, инсценировали Мукденский инцидент, который вызвал вторжение в Маньчжурию и ее превращение в Японское марионеточное государство Маньчжоу-Го. 

Поначалу эти агрессивные шаги встречали лишь слабую и неэффективную политику умиротворения со стороны других крупных мировых держав. Лига Наций оказалась беспомощной, особенно в отношении Китая и Эфиопии. Решающим ближайшим событием стала мюнхенская конференция 1938 года, которая официально одобрила аннексию Германией Судетской области из Чехословакии. Гитлер пообещал, что это будет его последнее территориальное требование, но в начале 1939 года его политика стала ещё более агрессивной, и европейские правительства наконец поняли, что умиротворение Германии не гарантирует мира.  

Мюнхенское соглашение 

Мюнхенское соглашение (Мюнхенский сговор) – соглашение, заключенное в Мюнхене 30 сентября 1938 года между Германией, Соединенным Королевством, Французской Третьей Республикой и Королевством Италия. Она предусматривала «уступку Германии Судетской немецкой территории» Чехословакии, несмотря на существование союзного соглашения 1924 года и военного пакта 1925 года между Францией и Чехословацкой Республикой, за что стал известен в чешской и словацкой литературе как Мюнхенская измена. Большая часть Европы приветствовала Мюнхенское соглашение, которое было представлено как способ предотвратить крупную войну на континенте. Четыре державы согласились на аннексию чехословацких пограничных областей, названных Судетами, где проживало более 3 миллионов человек, в основном этнических немцев. Гитлер объявил, что это его последнее территориальное притязание в Европе. 

17 сентября 1938 года Германия начала необъявленную войну малой интенсивности против Чехословакии. В ответ Великобритания и Франция 20 сентября официально попросили Чехословакию уступить свою территорию Германии, за чем последовали польские территориальные требования, выдвинутые 21 сентября, и венгерские – 22 сентября. Тем временем немецкие войска захватили часть района Хеб и района Есеник и временно заняли, но были отброшены из десятков других пограничных округов. Польша сгруппировала свои армейские подразделения около своей общей границы с Чехословакией, а также спровоцировал в целом неудачную диверсию 23 сентября. Венгрия также двинула свои войска к границе с Чехословакией, не нападая. 

29-30 сентября 1938 года в Мюнхене состоялась чрезвычайная встреча главных европейских держав, за исключением Чехословакии, хотя её представители присутствовали в городе, и за исключением Советского Союза, союзника как Франции, так и Чехословакии. В кратчайшие сроки было достигнуто соглашение на условиях Гитлера, подписанное лидерами Германии, Франции, Англии и Италии. Чехословацкая горная граница, которую державы предлагали отдать Германии, не только обозначала естественную границу между чешской государственностью и германских государств с раннего средневековья, она также представляла собой главное естественное препятствие для любого возможного нападения Германии. Укрепившись усиленными пограничными укреплениями, Судетская область имела для Чехословакии абсолютное стратегическое значение. 

30 сентября Чехословакия уступила под военным давлением Германии, Польши и Венгрии и дипломатическим давлением Великобритании и Франции и согласилась уступить территорию Германии на мюнхенских условиях. Затем, 1 октября, Чехословакия также приняла польские территориальные требования. 

За Мюнхенским соглашением вскоре последовал Первый Венский арбитраж 2 ноября 1938 года, отделивший в основном населенные Венгрией территории в южной Словакии и южной Подкарпатской Руси от Чехословакии, в то время как Польша также аннексировала территории от Чехословакии на севере. В марте 1939 года Первая Словацкая Республика провозгласила свою независимость, а вскоре после этого был создан протекторат Богемии и Моравии. Германия взяла под полный контроль оставшиеся чешские части, включая значительный военный арсенал, который впоследствии сыграл важную роль в нападении Германии на Польшу и Францию. В результате Чехословакия фактически перестала существовать как государство. 

Как показало предыдущее умиротворение Гитлера, Франция и Великобритания намеревались избежать войны. Французское правительство не желало противостоять Германии в одиночку и взяло на себя инициативу главы британского консервативного правительства премьер-министра Невилла Чемберлена. Он считал претензии судетских немцев оправданными и считал намерения Гитлера ограниченными. Поэтому и Великобритания, и Франция посоветовали Чехословакии согласиться с требованиями Германии. Президент Чехословакии, Эдвард Бенеш оказал сопротивление и 19 мая начал частичную мобилизацию в ответ на возможное немецкое вторжение. 

20 мая Гитлер представил своим генералам проект плана нападения на Чехословакию под кодовым названием План «Грюн». Он настаивал на том, что не станет разделять Чехословакию военным путем без «провокации», «особенно благоприятной возможности» или «адекватного политического оправдания». 28 мая Гитлер созвал своих начальников служб и приказал ускорить строительство подводных лодок и возобновить создание своих новых линкоров, «Бисмарк» и «Тирпиц», а к весне 1940 года он потребовал завершить изготовление для увеличения огневой мощи линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Признавая, что этого было бы недостаточно для полномасштабной морской войны с Великобританией, Гитлер надеялся, что это будет достаточным сдерживающим фактором. Десять дней спустя Гитлер подписал секретную директиву о начале войны против Чехословакии не позднее 1 октября. 

22 мая Юлиуш Лукасевич, посол Польши во Франции, сказал министру иностранных дел Франции Жоржу Бонне, что, если Франция выступит против Германии, чтобы защитить Чехословакию, «мы не двинемся с места». Лукасевич также сказал Бонне, что Польша будет противостоять любой попытке советских войск защитить Чехословакию от Германии. Премьер-министр Франции Эдуар Даладье сказал Якову Сурицу, советскому послу во Франции: «Мы не только не можем рассчитывать на поддержку Польши, но и не верим, что Польша не нанесет нам удар в спину». Однако польское правительство неоднократно указывало (в марте 1936 г. и в мае, июне и августе 1938 г.), что оно готово к борьбе с Германией, если французы решат помочь Чехословакии: «Предложение Бека [начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии] Бонне, его заявления послу ДрекселюБиддлу и заявления, отмеченные Ванситтартом [главным дипломатом МИД Великобритании], показывают, что министр иностранных дел Польши действительно был готов радикально изменить политику, если западные державы решат начать войну с Германией. Однако эти предложения и заявления не вызвали никакой реакции со стороны правительств Великобритании и Франции, которые стремились предотвратить войну, умиротворив Германию». 

Адъютант Гитлера Фриц Видеманн после войны вспоминал, что он был «очень шокирован» новыми планами Гитлера по нападению на Великобританию и Францию ​​через три-четыре года после «урегулирования ситуации» в Чехословакии. Генерал Людвиг Бек, начальник германского Генерального штаба, отмечал, что Гитлер передумал в пользу быстрых действий, потому что чехословацкая оборона все еще усиливалась, и в то же время отсутствует угроза перевооружения британской армии до 1941 или 1942 года.  Генерал Альфред Йодльотметил в своем дневнике, что частичная чехословацкая мобилизация 21 мая привела к тому, что Гитлер издал новый приказ о Плане «Грюн» 30 мая и что он сопровождался письмом от Вильгельма Кейтеля, в котором говорилось, что план должен быть реализован не позднее 1 октября. 

Тем временем британское правительство потребовало, чтобы Бенеш запросил посредника. Не желая разрывать связи своего правительства с Западной Европой, Бенеш неохотно согласился. Британия назначила лорда Рансимана, бывшего министра либерального кабинета, который прибыл в Прагу 3 августа с инструкциями, чтобы убедить Бенеша согласиться с планом, приемлемым для судетских немцев. 20 июля Бонне сказал чехословацкому послу в Париже, что, хотя Франция публично заявит о своей поддержке чехословацких переговоров, она не готова к войне из-за Судетской области. В августе немецкая пресса пестрила рассказами о зверствах Чехословакии против судетских немцев с намерением вынудить Запад оказать давление на руководство Чехословакии, чтобы оно пошло на уступки. Гитлер надеялся, что Бенеш откажется и что тогда Запад почувствует моральное оправдание, оставив Чехословакию на произвол судьбы. В августе Германия отправила 750 000 солдат вдоль границы с Чехословакией, официально выдав эту акцию за учебные манёвры. 4 или 5 сентября Бенеш представил Четвертый план, удовлетворяющий почти все требования соглашения. Судетские немцы получили указание от Гитлера избегать компромисса и Партия судетских немцев провела демонстрации, которые спровоцировали акцию полиции в Остраве 7 сентября, в ходе которой были арестованы двое их депутатов парламента. Судетские немцы использовали этот инцидент и ложные обвинения в других злодеяниях как предлог для прекращения дальнейших переговоров.  

12 сентября Гитлер выступил на митинге нацистской партии в Нюрнберге по поводу Судетского кризиса, в котором осудил действия правительства Чехословакии. Гитлер осудил Чехословакию как мошенническое государство, которое нарушает принципы международного права на национальное самоопределение, утверждая, что это чешская гегемония, хотя на самом деле немцы, словаки, венгры, украинцы и поляки в стране хотели быть в союзе с чехами. Гитлер обвинил Бенеша в стремлении постепенно истребить судетских немцев и утверждал, что с момента создания Чехословакии более 600 000 немцев были намеренно изгнаны из своих домов под угрозой голода. Он утверждал, что правительство Бенеша преследовало немцев вместе с венграми, поляками и словаками, и обвинил Бенеша в угрозе национальностям заклеймить их предателями, если они не будут лояльны по отношению к стране. Он заявил, что он, как глава государства Германии, будет поддерживать право на самоопределение своих собратьев-немцев в Судетской области. Он осудил Бенеша за недавнюю казнь его правительством нескольких немецких протестующих, обвинил его в воинственном и угрожающем поведении по отношению к Германии, которое, если разразится война, приведет к тому, что Бенеш вынудит судетских немцев бороться против своей воли против немцев из Германии.  

13 сентября, после того как последовало внутреннее насилие и беспорядки в Чехословакии, Чемберлен попросил Гитлера о личной встрече, чтобы найти решение, чтобы предотвратить войну. Чемберлен прибыл самолетом в Германию 15 сентября, а затем прибыл в резиденцию Гитлера в Берхтесгадене для встречи. Конрад Генлейн, основатель подконтрольной Третьему рейху Партии судетских немцев в Чехословакии, вылетел в Германию в тот же день. В тот день Гитлер и Чемберлен провели обсуждения, в ходе которых Гитлер настаивал на том, что судетским немцам должно быть позволено осуществить право на национальное самоопределение и иметь возможность присоединиться к Судетской области с Германией. Чемберлен и Гитлер провели обсуждения в течение трех часов, после чего встреча была закрыта. Чемберлен вылетел обратно в Великобританию и встретился со своим кабинетом, чтобы обсудить этот вопрос.  

После этого премьер-министр Франции Даладье вылетел в Лондон 16 сентября, чтобы встретиться с британскими официальными лицами, чтобы обсудить план действий. В тот день ситуация в Чехословакии обострилась, когда правительство Чехословакии выдало ордер на арест Генлайна, прибывшего в Германию днем ​​ранее для участия в переговорах. Французские предложения варьировались от ведения войны против Германии до поддержки Судетской области, переданной Германии. Обсуждения закончились принятием единого британо-французского плана. Великобритания и Франция потребовали, чтобы Чехословакия уступила Германии все территории, на которых немецкое население составляло более 50% от общей численности населения Судетской области. В обмен на эту уступку Великобритания и Франция гарантировали независимость Чехословакии. Предлагаемое решение было отвергнуто. 

17 сентября 1938 года Гитлер приказал создать Sudetendeutsches Freikorps (Судетско-немецкий фрайкор или Судетско-немецкий легион), военизированную пронацистскую организацию этнических немцев в Чехословакии, которая была распущена чехословацкими властями накануне из-за ее причастности к террористической деятельности. Организация ушла в подполье, её члены были обучены и оснащены немецкими властями, фрайкор стал проводить трансграничные террористические операции на территории Чехословакии. Опираясь на Конвенцию об определении агрессии, президент Чехословакии Эдвард Бенеш и правительство в изгнании позднее расценили 17 сентября 1938 года как начало необъявленной германо-чехословацкой войны. В последующие дни чехословацкие войска потеряли более 100 человек убитыми в бою, сотни ранеными, а более 2000 человек были похищены в Германию. 

20 сентября немецкие противники Гитлера в вооруженных силах встретились, чтобы обсудить окончательные планы заговора, который они разработали с целью свержения нацистского режима. Встречу вел генерал Ханс Остер, заместитель главы Абвера (контрразведывательного агентства Германии). Среди других участников были капитан Фридрих Вильгельм Хайнц и другие военные, руководившие запланированным государственным переворотом. 22 сентября Чемберлен, собираясь сесть в свой самолет, чтобы отправиться в Германию для дальнейших переговоров в Бад-Годесберге, сказал представителям прессы, встречавшим его там, что «Моя цель – мир в Европе, я верю, что эта поездка – путь к этому миру». Чемберлен прибыл в Кельн, где он получил пышный прием: немецкий оркестр играл гимн Великобритании «Боже, храни короля!», а немцы дарили Чемберлену цветы и подарки. Чемберлен рассчитал, что полное согласие Германии с аннексией всей Судетской области без каких-либо сокращений вынудит Гитлера принять соглашение. Узнав об этом, Гитлер ответил: «Означает ли это, что союзники согласились с одобрением Праги на передачу Судетской области Германии?», Чемберлен ответил: «Точно», на что Гитлер, покачав головой, ответил, что предложениесоюзников было недостаточным. Он сказал Чемберлену, что хочет полностью распустить Чехословакию и перераспределить ее территории в пользу Германии, Польши и Венгрии, и предложил Великобритании принять в этом участие. Чемберлен был потрясен этим заявлением. Гитлер рассказал ему, что со времени их последней встречи 15-го, действия Чехословакии, которые, по утверждению Гитлера, включали убийства немцев, сделали ситуацию невыносимой для Германии.  

Позже на встрече был предпринят заранее подготовленный обман, чтобы повлиять на Чемберлена и оказать на него давление: один из помощников Гитлера вошел в комнату, чтобы сообщить Гитлеру, что в Чехословакии продолжаются убийства немцев, на что Гитлер крикнул в ответ: «Я отомщу за каждого из них. Чехи должны быть уничтожены». Встреча закончилась тем, что Гитлер отказался пойти на какие-либо уступки требованиям союзников. Позже вечером того же дня Гитлер забеспокоился, что он зашел слишком далеко в давлении на Чемберлена, и позвонил в гостиничный номер Чемберлена, сказав, что он согласится на аннексию только Судетской области без каких-либо планов на другие территории, при условии, что Чехословакия начнет эвакуацию этнических чехов из территории немецкого большинства к 8:00 26 сентября. Под давлением Чемберлена Гитлер согласился поставить ультиматум на 1 октября (дату, когда должна была начаться операция «Грюн»). Гитлер затем сказал Чемберлену, что это была одна уступка, которую он был готов сделать премьер-министру в качестве «подарка» из уважения к тому факту, что Чемберлен был готов несколько отступить от своей прежней позиции. Далее Гитлер заявил, что после аннексии Судетской области Германия больше не будет иметь территориальных претензий к Чехословакии и заключит коллективный договор, гарантирующий границы Германии и Чехословакии. 

Тем временем был сформирован новый чехословацкий кабинет во главе с генералом Яном Сыровым, и 23 сентября был издан декрет о всеобщей мобилизации, который был принят общественностью с большим энтузиазмом – в течение 24 часов один миллион человек вступил в армию для защиты страны. Чехословацкая армия, современная, опытная и обладающая прекрасной системой пограничных укреплений, была готова к бою. Советский Союз объявил о своей готовности прийти на помощь Чехословакии, при условии, что Красная Армия сможет пересечь территорию Польши и Румынии. Обе страны отказались разрешить Советской армии использовать свои территории. 

Рано утром 24 сентября Гитлер издал Меморандум Годесберга, в котором выдвигалось требование, чтобы Чехословакия уступила Судеты Германии не позднее 28 сентября, с проведением плебисцитов в неустановленных районах под контролем немецких и чехословацких войск. В меморандуме также говорилось, что, если Чехословакия не согласится с требованиями Германии до 14:00 28 сентября, Германия захватит Судеты силой. В тот же день Чемберлен вернулся в Великобританию и объявил, что Гитлер требует без промедления аннексии Судетской области. Это заявление привело в ярость противников Гитлера в Великобритании и Франции, которые были готовы даже к ведению войны против нацистской Германии 

25 сентября Чехословакия согласилась на условия, ранее согласованные Великобританией, Францией и Германией. Однако на следующий день Гитлер добавил новые требования, настаивая на том, чтобы претензии этнических немцев в Польше и Венгрии также были удовлетворены. 

26 сентября Чемберлен отправил дипломата сэра Горация Вильсона с личным письмом к Гитлеру, в котором заявлял, что союзники хотят мирного разрешения судетского кризиса. Позже тем же вечером Гитлер произнес свой ответ в речи в Берлинском дворце спорта; он утверждал, что Судеты были «последним территориальным требованием, которое я должен выдвинуть в Европе», и дал Чехословакии крайний срок 28 сентября в 14:00, чтобы уступить Судеты Германии или вступить в войну. 

28 сентября в 10:00, за четыре часа до окончания срока и без согласия Чехословакии с требованием Гитлера, посол Великобритании в Италии лорд Перт позвонил министру иностранных дел Италии Галеаццо Чиано с просьбой о срочной встрече. Перт сообщил Чиано, что Чемберлен поручил ему попросить Муссолини вступить в переговоры и убедить Гитлера отложить ультиматум. В 11:00 Чиано встретился с Муссолини и сообщил ему о предложении Чемберлена; Муссолини согласился с этим и ответил, позвонив послу Италии в Германии: «Немедленно идите к фюреру и скажите ему, что что бы ни случилось, я буду рядом с ним, но прошу отсрочки на двадцать четыре часа до начала боевых действий. А пока я выясню, что можно сделать, чтобы решить эту проблему». Гитлер получил послание Муссолини во время переговоров с французским послом. Он сказал послу: «Мой хороший друг, Бенито Муссолини, попросил меня отложить на сутки приказ немецкой армии, и я согласился. Конечно, это не было уступкой, поскольку дата вторжения была назначена на 1 октября 1938 года». После разговора с Чемберленом лорд Перт выразил Чемберлену благодарность Муссолини, а также просьбу Чемберлена о том, чтобы Муссолини присутствовал на конференции четырех держав Великобритании, Франции, Германии и Италии в Мюнхене 29 сентября, чтобы решить судетскую проблему до истечения ультиматума. Муссолини согласился. Единственная просьба Гитлера заключалась в том, чтобы обеспечить участие Муссолини в переговорах на конференции.  

Действия Польши и Венгрии в Чехословакии 

Польша создавала секретную польскую организацию в регионе Заользье с 1935 года. Летом 1938 года Польша пыталась организовать партизанские отряды в этом районе. 21 сентября того же года Польша официально потребовала прямой передачи этой территории под свой контроль. Это сопровождалось размещением армии вдоль чехословацкой границы 23–24 сентября и издание приказов так называемым «боевым частям» поляков в Заользье и «Легиону Заользье» военизированной организации, состоящей из добровольцев со всей Польши, готовых перейти границу с Чехословакией и атаковать чехословацкие части. Однако те немногие части, которые переправились через границу, были отбиты чехословацкими войсками и отступили в Польшу.  

На протяжении второй половины сентября 1938 г. Польша настаивала на том, чтобы ее территориальные требования к Чехословакии, которые были отклонены ещё на Международной конференции в городе Спа (Бельгия) в 1920 году, должны рассматриваться наряду с требованиями Германии. Тем временем любые претензии Германии на Польский коридор и значительную часть Пруссии, а также половину Силезии были преуменьшены как уступка Варшаве за её сотрудничество. В то же время начальник генерального штаба чехословацкой армии генерал Людвик Крейчи сообщал, что «примерно через два дня наша армия будет в полной готовности противостоять атаке даже всех немецких войск вместе, при условии, что Польша не двинется против нас». 

23 сентября чехословацкие военные мобилизовались для защиты от нацистской Германии. 

27 сентября, видя, что Чехословакия находится в безвыходном положении, когда нацистские войска готовятся к вторжению, Польша выдвинула ультиматум, требуя, чтобы Чехословакия сдала Тешин. Требования на эту территорию были отклонены на Международной конференции в 1920 году, поскольку Тешин был частью исторических чешских земель Чехии. 

Польша была убеждена, что Бенеш откажется от любой попытки сопротивления в сложившихся условиях. Немцы были рады такому исходу и были готовы принести в жертву Польше небольшой провинциальный железнодорожный центр в обмен на последующие пропагандистские выгоды. Это разделило ответственность за раздел Чехословакии и сделало Польшу участником этого процесса. 

Узнав, что территории, населенные поляками, должны быть переданы Германии, Польша направила правительству Чехословакии ноту, в которой потребовала «немедленного заключения соглашения, по которому польские территории, несомненно, должны быть оккупированы польскими войсками; за этим должно было последовать соглашение о плебисцитах в районах с высокой долей польского населения. 

Чехословакия решила принять все мюнхенские условия 30 сентября. Утром 30 сентября Бенеш в отчаянии обратился к советскому послу: «Чехословакия стоит перед выбором: начать войну с Германией, имея против нее Великобританию и Францию. … или капитуляция перед агрессором».  

В 23:45 30 сентября, через 11 часов после того, как чехословацкое правительство приняло Мюнхенские условия, Польша предъявила чехословацкому правительству ультиматум. Выдвигалось требование о немедленной эвакуации чехословацких войск и полиции до полудня следующего дня. В 11:45 1 октября министр иностранных дел Чехословакии позвонил послу Польши в Праге и сказал ему, что Польша может получить то, что хочет, но затем потребовал отсрочки на 24 часа. 2 октября Польская армия под командованием генерала Владислава Бортновского аннексировала территорию площадью 801,5 км² с населением 227 399 человек. В административном отношении присоединенная территория была разделена между Фриштатским и Цешинским уездами. В то же время Словакия уступила Венгрии 10 390 км² с 854 277 жителями. 

Подготовка нападения Германии на Польшу 

В годы существования Веймарской республики Гитлер и его сподвижники разрабатывали планы к аннексии территорий, принадлежавших Польше. В эти планы входили раздел Польши, присоединение Богемии и Австрии, а также создание спутниковых или марионеточных государств, политически и экономически подчинённых Германии. В рамках этой долгосрочной политики Гитлер сначала взял курс сближения с Польшей, пытаясь улучшить общественное мнение в Германии. Итогом переговоров стал Немецко-польский договор о ненападении 1934 года. В то же время германские политики работали над ослаблением связей между Польшей и Францией и пытались включить Польшу в Антикоминтерновский пакт, образуя совместный фронт против Советского Союза. Польше была бы предоставлена ​​территория к северо-востоку в Украине и Беларуси, если бы она согласилась вести войну против Советского Союза, но уступки, которые, как ожидалось, сделали поляки, означали бы, что их родина станет в значительной степени зависимой от Германии. Поляки опасались, что их независимость в конечном итоге окажется под угрозой.  

Население Вольного города Данциг решительно выступало за аннексию Германией, как и многие этнические немцы, проживавшие на польской территории, которая отделяла немецкий эксклав в Восточной Пруссии от остальной части Рейха. Сухопутный коридор до Данцига давно оспаривался Польшей и Германией, и был населен польским большинством. Коридор стал территорией Польши после Версальского мирного договора. Многие немцы также хотели, чтобы городской портовый город Данциг и его окрестности (включая Вольный город Данциг) были снова включены в состав Германии. В городе Данциг этнически преобладали немцы, которые были отделены от Германии в результате Версальского договора, а Данциг превратился в номинально независимый Вольный город. Гитлер стремился использовать это как casus belli, повод для войны, обратить вспять территориальные потери после 1918 года, и во многих случаях апеллировал к немецкому национализму, обещая «освободить» немецкое меньшинство, все еще находящееся в тех землях. 

К 1937 году Германия начала увеличивать свои требования к Данцигу, одновременно предлагая построить экстерриториальную дорогу, часть системы Рейхсавтобана, чтобы соединить Восточную Пруссию с Германией, проходя через Польский коридор. Польша отклонила это предложение, опасаясь, что после принятия этих требований она станет все более подчиняться воле Германии и в конечном итоге потеряет свою независимость, как это было с Чехословакией. Польские лидеры также не доверяли Гитлеру. Британия же опасалась растущей силы и напористости Германии, которая несла угрозу ее стратегии баланса сил. 31 марта 1939 года Польша заключила военный союз с Великобританией и Францией, полагая, что польская независимость и территориальная целостность будут защищены с их поддержкой, если ей будет угрожать Германия. С другой стороны, британский премьер-министр Невилл Чемберлен и его министр иностранных дел лорд Галифакс все еще надеялся заключить сделку с Гитлером по поводу Данцига (и, возможно, польского коридора). Чемберлен и его сторонники считали, что войны можно избежать, и надеялись, что Германия согласится оставить остальную Польшу в покое.  

Польша участвовала с Германией в разделе Чехословакии после Мюнхенского соглашения. Чехословакию вынудили сдать регион Чески-Тешин, выставив 30 сентября 1938 г. ультиматум, который был принят Чехословакией 1 октября. В этом регионе этнически преобладали поляки, и после Первой мировой войны между Чехословакией и Польшей велись споры касательно статуса этих территорий. Польская аннексия словацкой территории (несколько деревень в регионах Чадца, Орава и Спиш) позже послужила оправданием для Словакии присоединиться к немецкому вторжению. 

По мере роста напряженности Германия обратилась к агрессивной дипломатии. 28 апреля 1939 года Гитлер в одностороннем порядке вышел из Декларации о неприменении силы между Германией и Польшей 1934 года и Англо-германского военно-морского соглашения 1935 года. Переговоры по Данцигу и Коридору сорвались, и прошли месяцы без дипломатического взаимодействия между Германией и Польшей. В течение этого промежуточного периода нацисты узнали, что Франция и Великобритания не смогли обеспечить союз с Советским Союзом против Германии, и что Советский Союз был заинтересован в союзе с Германией против Польши. Гитлер уже отдал приказ подготовиться к возможному «решению польской проблемы военными средствами». 

Вторжение было названо Германией Оборонительной войной 1939 года (Verteidigungskrieg), поскольку Гитлер объявил, что Польша напала на Германию и что «немцев в Польше преследуют с кровавым террором и изгоняют из своих домов».  

Первоначально немецкое наступление было запланировано на 4 часа утра 26 августа. Однако 25 августа был подписан польско-британский пакт об общей обороне как приложение к франко-польскому союзу (1921 г.). В этом соглашении Великобритания обязалась защищать Польшу, гарантируя сохранение независимости Польши. В то же время британцы и поляки намекали Берлину, что они готовы возобновить обсуждение, что срывало планы Гитлера по инициации конфликта. Таким образом, он колебался и отложил свою атаку до 1 сентября, фактически сумев остановить её «на полпути». 

Однако было одно исключение: в ночь с 25 на 26 августа немецкая диверсионная группа, ничего не слышавшая о задержке вторжения, совершила нападение на Яблунковский перевал и железнодорожную станцию Мосты в Силезии. Утром 26 августа эта группа была отбита польскими войсками. Немецкая сторона охарактеризовала все это как инцидент, «вызванный безумным человеком». 

26 августа Гитлер попытался отговорить британцев и французов от вмешательства в предстоящий конфликт, даже пообещав, что силы вермахта будут предоставлены Британской империи в будущем. Переговоры убедили Гитлера в том, что у западных союзников мало шансов объявить войну Германии, и даже если они это сделают, из-за отсутствия «территориальных гарантий» Польше они будут готовы пойти на переговоры о компромиссе, благоприятном для Германии после завоевания Польши. Между тем возросшее количество облетов высотных разведывательных самолетов и перемещение войск через границу сигнализировали о неизбежности войны. 

29 августа, по инициативе британцев, Германия сделала последнее дипломатическое предложение. В тот вечер немецкое правительство ответило в сообщении, что оно нацелено не только на восстановление Данцига, но и на Польский коридор (который ранее не входил в требования Гитлера) в дополнение к защите немецкого меньшинства в Польше. В заявлении говорилось, что они готовы начать переговоры, но указывалось, что представитель Польши, имеющий право подписать соглашение, должен прибыть в Берлин на следующий день, а тем временем Германия подготовит ряд предложений. Британский кабинет был доволен, что переговоры были согласованы, но, учитывая то, как президент Чехословакии Эмиль Гаха был вынужден разделить свою страну при аналогичных обстоятельствах всего за несколько месяцев до этого, польская сторона расценила требование о немедленном прибытии своего представителя с полными полномочиями на подписание как неприемлемый ультиматум. В ночь с 30 на 31 августа министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп зачитал британскому послу предложение Германии из 16 пунктов. Когда посол запросил копию предложений для передачи польскому правительству, Риббентроп отказался на том основании, что запрашиваемый польский представитель не прибыл к полуночи. Когда польский посол Липски позже 31 августа пришел к Риббентропу, чтобы показать, что Польша благосклонно относится к переговорам, он объявил, что у него нет всех полномочий для подписания, и Риббентроп уволил его. Затем было передано, что Польша отклонила предложение Германии, и переговоры с Польшей подошли к концу. Гитлер отдал приказ о начале вторжения вскоре после этого. 

29 августа министр иностранных дел Польши Юзеф Бек приказал провести военную мобилизацию, но под давлением Великобритании и Франции мобилизация была отменена. Когда началась последняя мобилизация, это только усугубило замешательство. 

30 августа ВМС Польши направили в Великобританию свою флотилию эсминцев, выполняя Пекинский план. В тот же день маршал Польши Эдуард Рыдз-Смиглы объявил о мобилизации польских войск. Однако на него оказали давление, чтобы он отменил приказ со стороны французов, которые, по-видимому, все еще надеялись на дипломатическое урегулирование, не понимая, что немцы были полностью мобилизованы и сосредоточены на польской границе. Ночью 31 августа недалеко от приграничного города Глейвиц в Верхней Силезии был организован инцидент в Гляйвице, нападение под ложным флагом на радиостанцию немецкими частями, выдававшими себя за польские войска, в рамках более широкой операции «Гиммлер». 31 августа Гитлер приказал начать боевые действия против Польши в 4:45 следующего утра. Однако отчасти из-за более ранней остановки Польше удалось мобилизовать только около 70% запланированных сил (только около 900 000 из 1350 000 солдат планировалось мобилизовать в первую очередь), и из-за этого многие подразделения все еще формировались или двигались в обозначенные позиции на передовой. Поздняя мобилизация снизила боеспособность Войска Польского примерно на 1/3. 

Вторжение Германии в Польшу. Начало Второй мировой войны 

После нескольких инсценированных немцами инцидентов, таких как инцидент в Гляйвице, часть операции «Гиммлер», которую немецкая пропаганда использовала в качестве предлога для утверждения, что немецкие войска действовали в порядке самообороны, 1 сентября 1939 года начались первые военные действия. В 04:45 старый немецкий линкор «Шлезвиг-Гольштейн» открыл огонь по транзитной базе польских военных на Вестерплатте в Вольном городе Данциг на берегу Балтийского моря. Однако во многих местах немецкие части переходили польскую границу еще раньше. Примерно тогда люфтваффе атаковали ряд военных и гражданских целей, в том числе Велюнь. В 8:00 немецкие войска, все еще без официального объявления войны, вышли в атаку возле польской деревни Мокра. Позже в тот же день немцы атаковали западные, южные и северные границы Польши, а немецкая авиация начала налеты на польские города. Основная ось атаки велась на восток из Германии через западную границу Польши. Поддерживающие атаки исходили из Восточной Пруссии, на севере, и совместной немецко-словацкой третичной атаки частей (полевая армия «Бернолак») из союзной Германии Словацкой республики на юге. Все три атаки сошлись на польской столице Варшаве.  

Франция и Великобритания объявили войну Германии 3 сентября, но не оказали никакой существенной поддержки. На немецко-французской границе произошло лишь несколько мелких стычек, и большая часть немецких войск, включая 85% бронетанковых частей, была задействована в Польше. Несмотря на некоторые польские успехи в незначительных пограничных сражениях, немецкое техническое, оперативное и численное превосходство вынудило польские армии отступить от границ к Варшаве и Львову. Люфтваффе получили превосходство в воздухе в начале кампании. Уничтожив коммуникации, Люфтваффе увеличили темпы наступления, захватив польские взлетно-посадочные полосы и пункты раннего предупреждения, чем вызвали логистические затруднения для польских сил. Подразделения польских ВВС исчерпали запасы, и 98 из них ушли в нейтральную Румынию. Первоначальная численность польской авиации в 400 человек была уменьшена до 54 к 14 сентября, и воздушное противостояние практически прекратилось, при этом основные польские авиабазы ​​были уничтожены в течение первых 48 часов войны. 

Германия атаковала Польшу с трех сторон на суше. Гюнтер фон Клюге возглавил 20 дивизий, которые вошли в Польский коридор и встретили вторую силу, направлявшуюся на Варшаву из Восточной Пруссии. 35 дивизий Герда фон Рундштедта атаковали южную Польшу. К 3 сентября, когда фон Клюге на севере достиг реки Вислы, то примерно в 10 км (6,2 мили) от границы с Германией, а Георг фон Кюхлер приближался к реке Нарев, подразделения Вальтера фон Райхенау уже были за рекой Варта. Двумя днями позже его левое крыло было далеко позади Лодзи, а его правое крыло – у города Кельце. 7 сентября защитники Варшавы отступили к линии 48 км (30 миль), параллельной реке Висла, где они сплотились против немецких танковых атак. Линия обороны проходила между Плоньском и Пултуском, соответственно к северо-западу и северо-востоку от Варшавы. Правое крыло поляков было отбито от Цеханова, примерно в 40 км (25 миль) к северо-западу от Пултуска, и наступало на Плоньск. В какой-то момент поляки были вытеснены из Пултуска, а немцы угрожали повернуть польский фланг и наступить на Вислу и Варшаву. Пултуск, однако, был возвращен перед лицом иссушающего немецкого огня. Многие немецкие танки были захвачены после того, как немецкая атака прорвала линию фронта, но польские защитники обошли их с фланга. К 8 сентября один из танковых корпусов Райхенау, продвинувшись за первую неделю кампании на 225 км (140 миль), достиг окраин Варшавы. Легкие дивизии справа от Райхенау были на Висле между Варшавой и городом Сандомир к 9 сентября, а Лист на юге был на реке Сан к северу и югу от города Пшемысль. В это же время Гудериан повел танки 3-й армии через Нарев, атакуя уже окружавший Варшаву рубеж реки Буг. Все немецкие армии добились прогресса в выполнении своих частей плана. Польские армии разделились на разрозненные фрагменты, одни из которых отступали, а другие начали  

Польские войска покинули регионы Померелию (Польский коридор), Великую Польшу и Польскую Верхнюю Силезию в первую неделю. Польский план защиты границы потерпел неудачу. Немецкое наступление в целом не замедлилось. 10 сентября польский главнокомандующий маршал Эдвард Рыдз-Смиглы приказал отступить на юго-восток, к румынскому плацдарму. Тем временем немцы усиливали окружение польских войск к западу от Вислы (в районе Лодзи и еще дальше на запад, вокруг Познани). Варшава, которая с первых часов войны подвергалась сильным бомбардировкам с воздуха, была атакована 9 сентября и осаждена 13 сентября. Примерно тогда передовые немецкие войска также достигли Львова, крупного города на востоке Польши, и 24 сентября 1150 немецких самолетов бомбили Варшаву. 

Польский оборонительный план предусматривал стратегию окружения. Это позволило бы немцам продвинуться между двумя группами польских армий на линии между Берлином и Варшавой-Лодзь, а Армия Пруси затем двинулась бы и отразила немецкое острие, захватив его. Для этого к 3 сентября необходимо было полностью мобилизовать Армию Пруси. Однако польские военные планировщики не смогли предвидеть скорость немецкого наступления и предположили, что Армию Пруси необходимо будет полностью мобилизовать к 16 сентября.  

Самая крупная битва во время этой кампании, битва при Бзуре, произошла у реки Бзура, к западу от Варшавы, и продолжалась с 9 по 19 сентября. Польские войска Познань и Поморье, отступая от приграничной зоны Польского коридора, атаковали фланг наступающей 8-й немецкой армии, но контратака провалилась, несмотря на первоначальный успех. После поражения Польша утратила способность проявлять инициативу и масштабно контратаковать. Во время сражения решающую роль сыграла немецкая авиация. Наступление люфтваффе сломило остатки польского сопротивления в «устрашающей демонстрации воздушной мощи». Люфтваффе быстро разрушили мосты через реку Бзура. Затем польские силы оказались в ловушке на открытом воздухе и подверглись атакам, волна за волной снарядов, сбрасывающих 50 кг (110 фунтов) легких бомб, что привело к огромным человеческим жертвам. У польских зенитных батарей закончились боеприпасы, и они отступили в леса, но затем были задушены ракетами Heinkel He 111 и Dornier Do 17, сбросившими 100 кг (220 фунтов) зажигательных боеприпасов. Люфтваффе поставили задачу уничтожить оставшихся в живых. Только Stukageschwaders сбросили 388 т. бомб во время боя.  

К 12 сентября была завоевана вся Польша к западу от Вислы, за исключением изолированной Варшавы. Польское правительство во главе с президентом Игнацием Мосьцицким и высшее командование во главе с маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы покинули Варшаву в первые дни кампании и направились на юго-восток, достигнув Люблина 6 сентября. Оттуда они переместились 9 сентября в Кременез, а 13 сентября – в Залешики, на границе с Румынией.  Рыдз-Смиглы приказал польским войскам отступить в том же направлении, за Вислу и Сан-Риверс, начав подготовку к обороне румынского плацдарма.  

Странная война 

«Странная война» (в западной историографии – «Фальшивая война») – восьмимесячный период в начале Второй мировой войны, в ходе которой провелась только одна ограниченная военная наземная операция на Западном фронте, когда французские войска вторглись в Саарский район Германии. Данный период начался с объявления войны Соединенным Королевством и Францией нацистской Германии 3 сентября 1939 года, после чего практически не велись боевые действия, и закончился вторжением Германии во Францию ​​и Нидерланды 10 мая 1940 года. Хотя крупномасштабных военных действий со стороны Великобритании и Франции не велось, они все же начали некоторую экономическую войну (прежде всего, морскую блокаду). Они разработали тщательно продуманные планы многочисленных крупномасштабных операций, призванных подорвать военные усилия Германии. Они включали открытие англо-французского фронта на Балканах, вторжение в Норвегию, чтобы захватить контроль над основным источником железной руды в Германии, и удар по Советскому Союзу, чтобы перекрыть поставки нефти в Германию. Осуществился только план вторжения Норвегии, а к апрелю 1940 года остальные операции уже потеряли свою актуальность 

Затишье «странной войны» было прервано несколькими действиями союзников. Во время Саарской наступательной операции в сентябре французы атаковали Германию с намерением помочь Польше, но в течение нескольких дней Польша потерпела поражение, и Франция отступила. Обсуждения союзников по поводу скандинавской кампании вызвали обеспокоенность в Германии и привели к немецкому вторжению в Данию и Норвегию. В апреле союзные войска были переброшены в Норвегию. Боевые действия там продолжались до июня, когда союзники эвакуировались, уступив Норвегию Германии на фоне немецкого вторжения во Францию. 

 

Силы вермахта начали наступление на море в осенне-зимний период против британских авианосцев и эсминцев. Действия в воздухе начались 16 октября 1939 года, когда Люфтваффе совершило воздушные налеты на британские военные корабли. С обеих сторон были различные мелкие бомбардировки и разведывательные полеты. 

Общий план обороны Польской армии, план «Запад», предполагал, что наступление союзников на западном фронте значительно облегчит положение польского фронта на востоке. 

В то время как большая часть немецкой армии была задействована в Польше, гораздо меньшие немецкие силы находились на линии Зигфрида (или Западный вал), немецкой укрепленной оборонительной линии вдоль французской границы. На линии Мажино, по другую сторону границы, против них стояли британские и французские войска, но происходили лишь небольшие локальные стычки, а в воздухе время от времени происходили воздушные бои между истребителями.  

В первые несколько месяцев войны Германия все еще надеялась убедить Великобританию согласиться на мир. Хотя в первую неделю лондонские больницы подготовились к 300 000 раненым, Германия неожиданно не сразу атаковала британские города с воздуха, а немецкие пилоты, атаковавшие шотландские военно-морские базы, заявили, что их предали бы военному суду и казнили бы за бомбардировку мирных жителей. Обе стороны обнаружили, что атаки на военные объекты, такие как британская атака на Киль во вторую ночь войны, привели к большим потерям самолетов. Они также опасались возмездия за бомбардировки мирных жителей. (Великобритания и Франция не осознавали, что Германия использовала 90% своей передовой авиации во время польского вторжения). Отношение гражданского населения Британии к немецким противникам было все еще не таким отрицательным, каким оно стало после бомбардировки «Блиц». 30 апреля 1940 года немецкий бомбардировщик Heinkel 111 потерпел крушение у Клактон-он-Си в Эссексе, в результате чего погиб экипаж и 160 человек были ранены на земле. Экипаж был похоронен на местном кладбище при поддержке Королевских ВВС. На гробах были вывешены венки с посланиями сочувствия.  

В спешке перевооружиться, Великобритания и Франция в момент начала военных действий закупили большое количество оружия у производителей в США, дополнив собственное производство. Невоюющие США обеспечивали своих союзников по сниженным ценам 

Несмотря на относительное затишье на суше, в открытом море война была вполне реальной. В течение нескольких часов после объявления войны британский лайнер SS Athenia был торпедирован у Гебридских островов, что привело к гибели 112 человек в ходе продолжительной битвы за Атлантику. 4 сентября союзники объявили о блокаде Германии, чтобы помешать ей ввозить продовольствие и сырье для поддержки своих военных действий; Немцы немедленно объявили контрблокаду. Бомбардировочное командование Королевских ВВС, главное наступательное соединение Великобритании, также активно участвовало в боевых действиях , но обнаружило, что дневные бомбардировки вызвали небольшой ущерб и стоили невыносимых потерь (например, 12 из 22 бомбардировщиков Веллингтона были сбиты в воздушном бою над военно-морской базой Вильгельмсхафен 18 декабря 1939). 

На Нюрнбергском процессе немецкий военный командующий Альфред Йодль сказал, что «если мы не потерпели крах ещё в 1939 году, то это произошло только из-за того, что во время польской кампании примерно 110 французских и британских дивизий на Западе полностью бездействовали. против 23 немецких дивизий». Генерал Зигфрид Вестфаль заявил, что, если бы французы атаковали силой в сентябре 1939 года, немецкая армия «могла бы продержаться только одну или две недели».

Саарская наступательная операция 

Саарская операция – французское наземное вторжение в регион Саар, Германия, на ранних этапах Второй мировой войны, с 7 по 16 сентября 1939 года. План предусматривал включение примерно 40 дивизий, в том числе одну танковую дивизию, три механизированные дивизии, 78 артиллерийских полков и 40 танковых батальонов, чтобы помочь Польше, которая тогда находилась под вторжением, нападая на слабый западный фронт Германии. Хотя 30 дивизий подошли к границе (а в некоторых случаях и через нее), штурма так и не произошло. Когда быстрая победа в Польше позволила Германии усилить свои позиции возвращающимися войсками, наступление было остановлено. В конце концов, 17 октября французские войска отошли в результате контрнаступления немцев. 

Согласно франко-польскому военному соглашению, французская армия должна была начать подготовку к крупному наступлению через три дня после начала мобилизации. Французские силы должны были эффективно получить контроль над районом между французской границей и линией Зигфрида и исследовать немецкую оборону. Сектор обороняла 1-я немецкая армия. На 15-й день мобилизации (то есть 16 сентября) французская армия должна была начать полномасштабное наступление на Германию. Упреждающая мобилизация началась во Франции 26 августа, а 1 сентября была объявлена ​​полная мобилизация. 

Французская мобилизация пострадала от изначально устаревшей системы, которая сильно повлияла на их способность быстро развернуть свои силы на поле боя. Французское командование все еще верило в тактику Первой мировой войны, которая в значительной степени полагалась на стационарную артиллерию, хотя для ее транспортировки и развертывания требовалось время. Многие предметы также пришлось забрать со складов, прежде чем можно было добиться каких-либо успехов. 

Почти все ожидали крупного французского нападения на Западном фронте вскоре после начала войны, но Великобритания и Франция были осторожны, так как оба опасались крупных немецких воздушных атак на свои города; они не знали, что 90% немецкой авиации на передовой находится в Польше. Французское наступление в долине Рейна началось 7 сентября, через четыре дня после того, как Франция объявила войну Германии. Вермахт был переброшен для нападения на Польшу, и Франция пользовалась решающим численным преимуществом вдоль границы с Германией, но французы не предприняли никаких действий, которые были бы в состоянии помочь полякам. Одиннадцать французских дивизий, входивших в состав 2-й группы армий, продвинулись вдоль линии 32 км (20 миль) возле Саарбрюккена, против слабой немецкой опорной точки. Французская армия продвинулась лишь на 8 км в некоторых областях, и захватила около 12 городов и сел, не встретив сопротивления. 

К 9 сентября французы заняли большую часть леса Варндт. 10 сентября, в то время как небольшая немецкая контратака вернула деревню Апах, французские войска восстановили потерю всего несколько часов спустя. Французский 32-й пехотный полк сделал дальнейшие успехи 12 сентября, захватив немецкий город Бреншельбах с потерей одного капитана, одного сержанта и семи рядовых. Рядом с местом пересечения границ Франции, Германии и Люксембурга был разрушен Шенгенский мост. 

Наступление было остановлено после того, как французские войска заняли лес Варндт площадью 7 квадратных километров, который был сильно заминирован немцами. Французы остановились у линии Зигфрида, хотя и подошли к ней в нескольких километрах к югу, сразу к востоку от Саарбрюккена. 

Французы удерживали немецкую территорию на всем фронте Рейн- Мозель, но после капитуляции Польши генерал Морис Гамелен 21 сентября приказал французским частям вернуться на свои исходные позиции на линии Мажино. Некоторые французские генералы, такие как Анри Жиро, рассматривали вывод войск как упущенную возможность и заявили о своем несогласии с ним. 

В то время как 28 сентября французские войска отходили к своим позициям, контратака немецкого 18-го пехотного полка (из тогда еще сформированной 52-й дивизии) в районе между Бишмисхаймом и Оммерсхаймом была отражена французскими силами.17 октября отвод был завершен. Франция потеряла порядка 2000 человек (убитыми, ранеными или большными).  

Общий план обороны Польской армии, План «Запад», предполагал, что наступление союзников на Западном фронте значительно облегчит польский фронт на Востоке.  

Однако ограниченное и вялое наступление на Саар не привело ни к какому отвлечению немецких войск. Тотальный штурм 40-й дивизии так и не состоялся. 12 сентября Англо-французский Высший военный совет впервые собрался в Абвиле во Франции. Было решено немедленно прекратить все наступательные действия. Генерал Морис Гамелен приказал своим войскам остановиться «не ближе 1 километра» от немецких позиций вдоль линии Зигфрида. Польшу об этом решении не уведомили. Вместо этого Гамелен сообщил польскому маршалу Эдварду Рыдз-Смиглы, что половина его дивизий находится в контакте с противником и что наступление французов вынудило Вермахт вывести из Польши не менее шести дивизий. 

На следующий день командующий французской военной миссией в Польше генерал Луи Фори сообщил польскому начальнику штаба генералу Вацлаву Стахевичу , что запланированное крупное наступление на западном фронте должно быть отложено с 17 на 20 сентября. 

 

С 16 по 17 октября немецкая армия, теперь усиленная войсками, вернувшимися из польской кампании, провела контрнаступление, вернув оставшуюся потерянную территорию, все еще удерживаемую французскими силами прикрытия, которые отступили, как и планировалось. Немецкие отчеты признали потерю 196 солдат, плюс 114 пропавших без вести и 356 раненых. Они также утверждали, что до 17 октября было сбито 11 их самолетов. К тому времени всем французским дивизиям было приказано отступить в свои казармы вдоль линии Мажино. Началась «странная война». 

Норвежская операция 

Норвежская операция (Норвежская кампания) – боевые действия между вооруженными силами нацистской Германией с одной стороны, и Норвежского королевства, при поддержке сил Великобритании и Франции, с другой. Продолжалась с 9 апреля до 10 июня 1940 года. 

Британский корабль Renown отправился из Скапа-Флоу на Вестфьорд с двенадцатью миноносцами 4 апреля. Британские и немецкие военно-морские силы встретились в первом сражении при Нарвике 9 и 10 апреля 1940 г., а первые британские силы высадились в Ондалснесе 13 апреля. Основной стратегической причиной вторжения Германии в Норвегию был захват порта Нарвик и обеспечение поставок железной руды, необходимой для критически важного производства стали. Кампания продолжалась до 10 июня 1940 года, когда король Хокон VII и его наследник наследный принц Олав бежали в Великобританию. 

Британский, французский и польский экспедиционный корпус численностью 38 000 солдат много дней спустя высадился на севере. Они имели весьма умеренный успех. Быстрое стратегическое отступление произошло после чрезвычайно быстрого вторжения Германии во Францию в мае. Затем норвежское правительство отправилось в изгнание в Лондон. Не считая немецкие военные корабли и базы, появившиеся позже, кампания закончилась оккупацией всей Норвегии Германией, однако изгнанные норвежские войска отступили и продолжали сражаться из-за границы. Боевые действия продолжались 62 дня. 

Норвегия, хотя и была нейтральной, считалась стратегически важной для обеих сторон войны по нескольким причинам. Во-первых, важность железной руды, поступавшей через порт Нарвик, из которой экспортировались большие количества железной руды из Швеции (от которой зависела Германия); этот маршрут был особенно важен в зимние месяцы, когда большая часть Балтийского моря была покрыта льдом. Нарвик приобрел большее значение для британцев, когда стало очевидно, что операция «Екатерина», план по установлению контроля над Балтийским морем, не будет реализована. Гроссадмирал Эрих Редер, главнокомандующим Кригсмарине, несколько раз в 1939 году указывал на потенциальную опасность для Германии, когда Великобритания перехватит инициативу и начнет собственное вторжение в Скандинавию – если бы могущественный Королевский флот имел базы в Бергене, Нарвике и Тронхейме, Северное море было бы практически закрыто для Германии. 

Контроль над Норвегией также был бы стратегическим активом в битве за Атлантику. Захват портов обеспечит брешь в блокаде Германии, что позволит последней получить доступ к Атлантическому океану. Благодаря этим портам Германия могла бы эффективно использовать свою морскую мощь против союзников. Доступ к норвежским военно-воздушным базам позволит немецким самолетам-разведчикам действовать далеко над Северной Атлантикой, в то время как немецкие подводные лодки и надводные корабли, действующие с норвежских военно-морских баз, смогли прорвать линию британской блокады через Северное море и атаковать конвои, направляясь в Великобританию. 

Первоначально немецкое командование считало, что сохранение нейтралитета Норвегии отвечает его интересам. До тех пор, пока союзники не войдут в норвежские воды, у торговых судов, идущих вдоль норвежского побережья, будет безопасный проход для перевозки импортируемой Германией руды. 

Гроссадмирал Эрих Редер, однако, выступал за вторжение. Он считал, что норвежские порты будут иметь решающее значение для Германии в войне с Великобританией. 14 декабря 1939 года Редер познакомил Адольфа Гитлера с Видкуном Квислингом, бывшим пронацистским министром обороны Норвегии. Квислинг предложил пангерманское сотрудничество между нацистской Германией и Норвегией. На второй встрече четыре дня спустя, 18 декабря 1939 года, Квислинг и Гитлер обсудили угрозу вторжения союзников в Норвегию.  

После первой встречи с Квислингом Гитлер приказал Верховному командованию вермахта (ОКВ) начать расследование возможных планов вторжения в Норвегию. Встреча с Квислингом сыграла центральную роль в пробуждении интереса Гитлера к эффективному вводу страны в его владения. Первый всеобъемлющий немецкий план оккупации Норвегии Studie Nord, инициированный Гитлером 14 декабря 1939 года, был завершен к 10 января 1940 года. 27 января Гитлер приказал разработать новый план, названный Weserübung. Работа над Weserübung началась 5 февраля. 

16 февраля 1940 эсминец Королевского флота HMS Cossack вошел норвежские территориальные воды, захватив немецкий вспомогательный корабль «Альмарк» («Altmark») в Йосингфьорде. Танкер «Альтмарк», сопровождал тяжёлый крейсер «Адмирал Граф Шпее», в то время как последний действовал как коммерческий рейдер в Южной Атлантике. Когда танкер начал обратный путь в Германию, на его борту находилось 299 пленных, взятых с кораблей союзников, потопленных крейсером. Он обогнул север Шотландии вдалеке. Когда 14 февраля «Альтмарк» приближался к гавани Бергена, норвежские военно-морские власти потребовали досмотра его груза. Международное право не запрещало переброску военнопленных через нейтральные воды, и немецкий капитан отказался от досмотра. Это привело к тому, что командующий в Бергене адмирал Карстен Танк-Нильсен отказался предоставить «Альтмарку» доступ в гавань с ограниченным доступом. Однако это требование было отклонено командующим адмиралом Генри Дизеном, и танкер сопроводили.  

16 февраля «Альтмарк» был замечен тремя британскими самолетами. Это привело к тому, что Королевский флот послал один легкий крейсер и пять эсминцев, которые патрулировали поблизости. Под атакой двух британских эсминцев (HMS Ivanhoe и Intrepid) «Альтмарк» бежал в Йоссингфьорд. Ее сопровождал норвежский торпедный катер «Скарв». Позже во фьорде к ней присоединился второй – «Кьелль» – и патрульный катер «Фирерн». Когда в 22:20 по местному времени во фьорд вошел HMS Cossack, норвежские суда не вмешались, когда британцы поднялись на борт «Альтмарка» поздним вечером 16 февраля. Абордажная операция привела к освобождению 299 военнопленных союзников, находившихся на немецком корабле. Абордажная группа убила при этом семерых немцев. 

После этого немцы послали в Норвегию решительные протесты. Норвежцы послали протесты в Британию. В то время как норвежские, шведские и американские эксперты в области международного права описали действия Великобритании как нарушение норвежского нейтралитета, Соединенное Королевство заявило, что инцидент был в лучшем случае техническим нарушением, которое было морально оправдано. 

Весь этот инцидент привел к тому, что немцы ускорили планирование вторжения в Норвегию. 21 февраля генерал Николаус фон Фалькенхорст был назначен ответственным за его планирование и командование сухопутными войсками. Официальное разрешение на вторжение и оккупацию Дании и Норвегии было подписано Гитлером 1 марта 1940 г. 

С окончанием Зимней войны союзники решили, что любая оккупация Норвегии или Швеции, скорее всего, принесет больше вреда, чем пользы, возможно, заставив нейтральные страны вступить в союз с Германией. Однако новый премьер-министр Франции Поль Рейно занял более агрессивную позицию, чем его предшественник, и хотел, чтобы против Германии были предприняты какие-то действия. Черчилль был сильным агитатором за действия в Скандинавии, потому что он хотел отрезать Германию от Швеции и подтолкнуть скандинавские страны на сторону Великобритании. Первоначально речь шла о плане 1939 года по проникновению в Балтийское море военно-морских сил. Вскоре это было изменено на план, предусматривающий добычу норвежских вод, чтобы остановить поставки железной руды из Нарвика и спровоцировать Германию на нападение на Норвегию, где она могла быть разгромлена королевским флотом.] 

Было решено использовать план Черчилля «Операция Уилфред», разработанный для того, чтобы заставить транспортные корабли войти в международные воды, где Королевский флот мог бы вступить в бой и уничтожить их. К этому должен был прилагаться план R4, операция, в ходе которой, при почти несомненном противодействии Германии операции «Уилфред», союзники должны были затем занять Нарвик, Тронхейм, Берген и Ставангер. Стороны надеялись, что операция не спровоцирует норвежцев оказать вооруженное сопротивление союзникам. 

Союзники разошлись во мнениях по поводу дополнительной операции «Королевская морская пехота», где мины также будут установлены в реке Рейн. В то время как англичане поддерживали эту операцию, французы наложили вето на нее в течение трех месяцев, поскольку они также зависели от Рейна и опасались немецких воздушных налетов на свои самолеты и заводы боеприпасов. Из-за этой задержки операция «Уилфред», первоначально запланированная на 5 апреля, была отложена до 8 апреля, когда англичане согласились выполнять норвежские операции отдельно от операций на континенте. 

Тем временем немецкая операция «Везерюбунг», уже несколько месяцев находившаяся в режиме низкоприоритетного планирования, обрела новое ощущение срочности после инцидента с «Альтмарком». Целью вторжения было обеспечение безопасности порта Нарвик и путей транспортировки руды, а также контроль над страной, чтобы предотвратить сотрудничество с союзниками. Она должна была быть представлена как вооруженная защита нейтралитета Норвегии. 

Одной из тем, обсуждавшихся немецкими стратегами, была оккупация Дании. Дания считалась жизненно важной, потому что ее расположение способствовало большему воздушному и морскому контролю над этим районом. В то время как некоторые хотели просто оказать давление на Данию, чтобы она согласилась, в конце концов было решено, что для операции будет безопаснее, если Дания будет захвачена силой. 

Другим вопросом, вызвавшим дополнительную переработку плана, было падение Гельба, предполагавшее вторжение в северную Францию и Нидерланды, для чего потребовалась бы основная масса немецких сил. Поскольку для обоих вторжений требовались определенные силы, «Везерюбунг» не мог появиться одновременно с Гельбом, а поскольку с приближением весны ночи сокращались, что было жизненно важным прикрытием для военно-морских сил, это должно было произойти раньше. В конце концов, 2 апреля немцы назначили 9 апреля днем вторжения (Wesertag), а 04:15 (норвежское время) – часом высадки (Weserzeit). 

В Норвегии германский план предусматривал захват десантом шести основных целей: Осло, Кристиансанн, Эгерсунд, Берген, Тронхейм и Нарвик. Кроме того, при поддержке Fallschirmjäger (Воздушно-десантные войска Германии) должны были захватить другие ключевые места, такие как аэродромы в Форнебу за пределами Осло и Сола за пределами Ставангера. План был рассчитан на то, чтобы быстро сокрушить норвежских защитников и занять эти жизненно важные районы до того, как удастся организовать какое-либо централизованное сопротивление. Таким образом были организованы следующие силы: 

  • Группа 1: Десять эсминцев, перевозящих 2000 войск Гебиргшегера под командованием генерала Эдуарда Дитля в Нарвик; 
  • Группа 2: Тяжелый крейсер “Адмирал Хиппер” и четыре эсминца в Тронхейм 
  • Группа 3: Легкие крейсера “Кельн” и “Кенигсберг” с несколькими меньшими вспомогательными судами в Берген 
  • Группа 4: Легкий крейсер “Карлсруэ” и несколько небольших вспомогательных судов в Кристиансанд 
  • Группа 5: Тяжелые крейсера “Блюхер” и “Лютцов“, легкий крейсер “Эмден” и несколько небольших вспомогательных судов в Осло 
  • Группа 6: Четыре тральщика в Эгерсунд 

Кроме того, линкоры “Шарнхорст” и “Гнейзенау” будут сопровождать группу 1 и группу 2, когда они будут двигаться вместе, а также несколько эшелонов транспортов с дополнительными войсками, топливом и оборудованием. 

Против Дании две моторизованные бригады захватят мосты и войска, десантники захватят аэродром Ольборг на севере, а тяжелые истребители люфтваффе уничтожат датские самолеты на земле. Хотя для этого вторжения было также организовано несколько военно-морских оперативных групп, ни в одной из них не было крупных кораблей. Десантные корабли без сопровождения доставят солдат для захвата датского Верховного командования в Копенгагене. 

Немцы надеялись, что им удастся избежать вооруженного столкновения с местным населением в обеих странах, и немецким войскам было приказано стрелять только в случае обстрела. 

Немецкое вторжение началось 3 апреля 1940 года, когда тайные суда снабжения начали выдвигаться вперед основных сил. Союзники развернули свои планы на следующий день, с шестнадцати союзных подводных лодок, приказал Скагеррак и Каттегат, чтобы заранее предупредить о немецком ответе на операцию «Уилфред». 

 

7 апреля в регионе начала развиваться плохая погода, окутавшая район густым туманом и вызвавшая бурное море, затруднившее передвижение. Силы HMS Renown вскоре попали в сильный снежный шторм, и HMS Glowworm, один из эскортных эсминцев, был вынужден выйти из строя, чтобы найти человека, выброшенного за борт. Погода помогла немцам, обеспечив прикрытие для их сил, и ранним утром они выслали группу 1 и группу 2, которым предстояло пройти наибольшее расстояние. 

Хотя погода действительно затрудняла разведку, две немецкие группы были обнаружены в 170 кмк югу от Назе (самой южной части Норвегии) патрулями Королевских ВВС (RAF) немного позже 08:00 и опознаны как один крейсер и шесть эсминцев. Хвостовой отряд бомбардировщиков, посланный атаковать немецкие корабли, обнаружил их на 125 км севернее, чем они были раньше. Во время атаки не было нанесено никакого ущерба, но численность немецкой группы была переоценена как один линейный крейсер, два крейсера и десять эсминцев. Из-за строгого соблюдения радиомолчания, бомбардировщики не смогли сообщить об этом до 17:30. 

Узнав о германском движении, Адмиралтейство пришло к выводу, что немцы пытаются прорвать блокаду, которую союзники наложили на Германию, и использовать свой флот для нарушения атлантических торговых путей. Адмирал сэр Чарльз Форбс, главнокомандующий британским флотом, был уведомлен об этом и отправился на перехват в 20:15. 

Поскольку обе стороны не знали о масштабах ситуации, они действовали по плану. HMS Renown прибыл в Вестфьорд поздно вечером того же дня и оставался на позиции у входа, пока миноносцы выполняли свою задачу. Тем временем немцы развернули остатки своих сил вторжения. Первый прямой контакт между двумя сторонами произошел на следующее утро без подготовки обеих сторон. 

 

HMS Glowworm, направляясь к HMS Renown, случайно наткнулся на немецкие корабли Z11 Bernd von Arnim, а затем на Z18 Hans Lüdemann в густом тумане около 08:00 8 апреля. Тут же завязалась перестрелка, и немецкие эсминцы бросились бежать, просигналив о помощи. На запрос вскоре ответил «Адмирал Хиппер», который быстро подбил HMS Glowworm. Во время операции HMS Glowworm протаранил «Адмирала Хиппера». Значительный урон был нанесен правому борту «Адмирала Хиппера», и HMS Glowworm был уничтожен залпом с близкого расстояния сразу после этого.  

Утром 8 апреля польская подводная лодка ORP Orzeł столкнулась и потопила подпольное немецкое военно-транспортное судно Rio de Janeiro у южного норвежского порта Лиллесанд. Хотя Orzeł доложил об этом инциденте Адмиралтейству, они были слишком обеспокоены ситуацией с HMS Glowworm и предполагаемым прорывом немцев, чтобы много думать об этом, и не передавали информацию дальше. Многих немецких солдат с места крушения спасли норвежские рыболовецкие суда и эсминец “Один”. На допросе выжившие рассказали, что им поручили защищать Берген от союзников. Эта информация была передана в Осло, где норвежский парламент проигнорировал потопление из-за того, что был отвлечен британскими горными работами у норвежского побережья. 

В 14:00 Адмиралтейство получило сообщение, что воздушная разведка обнаружила группу немецких кораблей на значительном расстоянии к западу-северо-западу от Тронхейма, держа курс на запад. Это укрепило мнение, что немцы действительно намеревались прорваться, и флот Метрополии изменил направление с северо-востока на северо-запад, чтобы снова попытаться перехватить. Кроме того, Черчилль отменил план R4 и приказал четырем крейсерам, перевозившим солдат и их припасы, высадиться на берег и присоединиться к флоту Метрополии. На самом деле, немецкие корабли, Группа 2, выполняли только отложенные маневры кругового маневра, чтобы приблизиться к месту назначения Трондхейма в назначенное время. 

В Офотфьорд, ведущему к Нарвику, вышли десять немецких эсминцев Группы 1, и ни один британский корабль не встал у них на пути. Они вошли в этот район без сопротивления. К тому времени, как они достигли внутреннего района вблизи Нарвика, большая часть эсминцев отделилась от основного строя, чтобы захватить внешние батареи Офотфьорда, оставив только три, чтобы бороться с двумя старыми норвежскими корабли береговой обороны стоять на страже в Нарвикской гавани, корабли «Эйдсволд» и «Нордж». Хотя оба корабля береговой обороны и устарели, они были вполне способны противостоять гораздо более легковооруженным и бронированным эсминцам. После быстрых переговоров с капитаном О. А. Виллохом, немецкие корабли открыли огонь по его кораблю береговой обороны, потопив его после попадания в него трех торпед. Вскоре после этого в бой вступила «Норге» и начала стрелять по эсминцам, но ее стрелки были неопытны, и она не попала по немецким кораблям, прежде чем была потоплена залпом торпед с немецких эсминцев. 

После затопления кораблей «Эйдсволд» и «Нордж», командир Нарвика, Конрад Сундло, стался с сухопутными войсками в городе без боя. 

В Тронхейме Группа 2 также столкнулись лишь с незначительным сопротивлением их десантам. «Адмирал Хиппер» атаковали оборонительные батареи, в то время как ее эсминцы проносились мимо них со скоростью 25 узлов (46 км/ч). Хорошо поставленный выстрел «Адмирала Хиппера» оборвал силовые кабели для прожекторов и сделал орудия неэффективными. Только один эсминец получил попадание во время посадки. 

В Бергене оборонительные укрепления оказывали более жесткое сопротивление Группы 3, пригнав и легкий крейсер Königsberg, и учебный артиллерийский корабль Bremse. Однако отсутствие работающих огней снижало эффективность орудий, и десантные корабли смогли состыковаться без особого сопротивления. Укрепления были сданы вскоре после того, как прибыли части люфтваффе. 

Укрепления под Кристиансандом завязали еще более решительный бой, дважды отбив высадку десанта и повредив его. Это едва не привело ее к посадке корабля Karlsruhe на мель. Однако вскоре возникла путаница, когда норвежцы получили приказ не стрелять по британским и французским кораблям, а немцы начали использовать норвежские коды, захваченные ими в Хортене. Немцы также воспользовались этой возможностью, чтобы быстро добраться до гавани и выгрузить свои войска, захватив город к 11:00.  

В то время как большинство из Группы 4 были заняты в Кристиансанне, торпедный катер Greif был захвачен без всякого сопротивления. Главной целью в Арендале был подводный телеграфный кабель в Великобританию. 

Группа 5 столкнулась с наиболее серьезным сопротивлением на внутренних оборонительных укреплениях Ослофьорда, в окрестностях города Дрёбак. Корабль Blücher, возглавляя группу, приблизился к фортам, полагая, что они будут застигнуты врасплох и не ответят вовремя, как это было в случае с фортами во внешнем фьорде. В течение нескольких минут Blücher был подбит и сильно горел. Поврежденный крейсер был потоплен залпом устаревших 40-летних торпед, выпущенных с суши. Корабль нёс большую часть административного персонала, предназначенного как для оккупации Норвегии, так и для штаба армейской дивизии, назначенной для захвата Осло. Крейсер Lützow, также поврежденный в результате нападения, и Blücher вышли в минное поле, отойди с Группой 5 19 км к югу от Сонсбуктена, где она выгружала свои войска. Это расстояние задержало прибытие основных немецких сил вторжения в Осло более чем на 24 часа, хотя норвежская столица все равно была бы захвачена менее чем через 12 часов после потери Blücher войсками, переброшенными в Аэропорт Форнебу недалеко от города. 

Задержка, вызванная норвежскими войсками, дала время королевской семье, парламенту, а вместе с ними и национальной казне, бежать из столицы и продолжать боевые действия против сил вторжения. 

Первоначально предполагалось, что аэропорт Форнебу будет охраняться десантниками за час до прибытия первых войск, но первоначальные силы затерялись в тумане и не прибыли. Несмотря на это, аэродром не был сильно защищен, и прибывшие немецкие солдаты быстро захватили его. Военно-воздушная служба Норвежской армии базировавшиеся на аэродроме Форнебу, сопротивлялись до тех пор, пока не кончились боеприпасы, а затем улетали на любые доступные второстепенные аэродромы. У наземного персонала Истребительного крыла скоро закончились боеприпасы и для зенитных пулеметов; в общей неразберихе и сосредоточенности на подготовке истребителей к бою ни у кого не хватило ни присутствия духа, ни времени выдать стрелковые боеприпасы для личного оружия наземного персонала. Сопротивление на аэродроме Форнебу подошло к концу, и единственной потерей немцев стал один Ju 52. Попытки норвежцев организовать контратаку были половинчатыми и фактически ни к чему не привели. Узнав об этом, сам Осло был объявлен вне закона и вскоре полностью сдался. 

Для Группы 6 в Эгерсунде и у десантников в Ставангере не было значительного сопротивления, и они быстро захватили свои цели. 

Германские планы вторжения и оккупации Норвегии в значительной степени опирались на авиацию. Чтобы обезопасить Скагерракский пролив между Норвегией и Данией, пришлось захватить авиабазы в Дании. Господство в этом проливе помешало бы королевскому флоту вмешиваться в основные линии снабжения сил вторжения. В этом отношении оккупация Дании считалась жизненно важной. Захват аэропорта Ольборга считался особенно важным в этом отношении. 

Немецкий корабль Wehrmacht пересек датскую границу около 05:15 9 апреля. В ходе скоординированной операции немецкие войска высадились в доках Лангелиние в датской столице, Копенгагене, и начали оккупировать город. Немецкие десантники также захватили аэропорт Ольборга. Одновременно германский посол предъявил королю ультиматум. Датская армия была небольшой, плохо подготовленной и использовала устаревшее оборудование, но сопротивлялась в нескольких частях страны. К 06:00 Датские военно-воздушные силы были вывезены и 28 немецких бомбардировщиков угрожали сбросить бомбы на Копенгаген. Король Кристиан, посоветовавшись с премьер-министром Торвальдом Стаунингом, Министр иностранных дел и командующими армией и флотом, решил капитулировать, полагая, что дальнейшее сопротивление датчан приведет лишь к бесполезной потере жизней. К 08:43 Дания капитулировала. Датская общественность была застигнута оккупацией врасплох, и правительство поручило ей сотрудничать с немецкими властями. В Дании оккупация продолжалось до 5 мая 1945 года.