Новые порохи и виды взрывчатки

В мае 1943 года должна была начаться битва под Курском. Вермахт сосредоточил там колоссальные силы: 900 тысяч солдат и 2700 танков. Начинка новых советских снарядов – мощная взрывчатка – ставила под удар все планы гитлеровского командования. Наступление, которое было назначено на 3 мая 1943 года, пришлось перенести на 12 июня, а затем на 5 июля. Это дало советским войскам драгоценное время для подготовки к сражению, которое стало переломным в ходе Великой Отечественной войны. Огромная заслуга в этом принадлежит изобретателю той самой взрывчатки – молодому советскому ученому Евгению Ледину.

В начале 1940 года Ледину удалось завершить свои исследования – он разработал новое взрывчатое вещество на основе гексогена с особыми добавками. Их называют флегматизаторы, они способны снизить чувствительность к удару при первом соприкосновении с броней без потери мощности взрыва.

Результаты оказались настолько впечатляющими, что работу Ледина решили выдвинуть на соискание Сталинской премии. Но ученый неожиданно отказался. Он попросил еще год на доработку взрывчатки и на дополнительные испытания. Евгений хотел создать более мощную взрывчатку и новую технологию наполнения ею снаряда.

Меньше, чем через год – в конце 1940-го – Ледину удалось добиться невозможного: не только понизить чувствительность гексогена, разработать новый способ снаряжения, но и увеличить энергию взрыва в два раза. Для этого Евгений добавил в состав 20% алюминиевой пудры.

Новое взрывчатое вещество он назвал A-IX-2. К тому моменту гитлеровская Германия уже совершила европейский блицкриг, и ученый спешил наладить его серийное производство.

Сегодня историки вооружений гадают, чем было вызвано отсутствие интереса к изобретению? Одна из наиболее вероятных причин: подобную взрывчатку поставить на поток было крайне сложно из-за главного компонента.

Гексоген производится из уротропина, сухого горючего. Его в Советском Союзе в те годы тогда использовали главным образом для производства некоторых лекарственных препаратов.

5 декабря 1941 года началось контрнаступление войск Калининского фронта под Москвой, 6 декабря – Западного и Юго-Западного фронтов, а 7 декабря Евгения Ледина вызвали в Кремль.

Совещание в кабинете Сталина длилось несколько часов. В этот же день Евгений Ледин был повышен в звании до военинженера третьего ранга и возглавил Специальное Экспериментально-производственное Бюро НКБ. Из Ленинграда Специальным самолетом ему в помощь привезли сотрудников НИИ, где трудился Ледин.

Сталин поставил жесткие сроки: боеприпасы надо было снарядить и доставить на государственные испытания через три месяца. Ледину выделили лаборантов, которые не имели навыков обращения со взрывчатыми веществами. При первых испытаниях произошел взрыв, погибли 12 человек. Евгения Ледина вызвали на Лубянку. Всю ночь шел допрос. Предполагали диверсию или ошибку в расчетах самого ученого. Ледин объяснял: были нарушены правила техники безопасности. Доложили Сталину. Услышав, что погибли 12 человек, вождь ответил – дайте ему еще 24.

Снаряды пробивали броню толщиной даже 85 миллиметров. Это была победа. С конца 1942 года снаряды со взрывчаткой A-IX-2 стали поступать в войска. К лету 1943 года большинство снарядов танковой, противотанковой артиллерии, авиационных пушек, зенитной артиллерии поставлялись в снаряжении A-IX-2.