Культурно-массовая, просветительская деятельность, идеология

Опасность, нависшая над страной, требовала мобилизации всех духовных сил общества. В этих условиях классовый и интернациональный принципы, на которых базировалась советская официальная идеология, отходили на второй план. В докладе И. В. Сталина от 6 ноября 1941 г. прозвучали знаменательные слова о «великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова». Историческая наука оказывала огромное идеологическое воздействие на формирование самосознания масс, консолидацию народов в борьбе с фашизмом. Тематика исследований по общественным наукам также приблизилась к задачам военного времени. В исторических публикациях большое место заняли труды о героическом прошлом России. Широкий научный и общественный резонанс получили проведенные в 1944 г. конференции в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова, посвященные 700-летию Ледового побоища, роли русской науки в развитии мировой науки и культуры. В годы войны происходила переориентация советской государственной идеологии в направлении актуализации ее национально-патриотических тенденций. Традиционными стали публикации, посвященные героико-эпохальным личностям русской истории. Тематика российского военного прошлого стала играть стержневую роль наряду с революционной героикой недавнего времени, а тема русского патриотизма в годы войны зазвучала с новой силой. Партийно-государственное руководство активно поддерживало усилия ученых по популяризации знаковых исторических событий и героев прошлого, хотя рамочные условия интеллектуальной работы историков в течение всей войны были весьма ощутимы. В 1942 г., в канун 25-й годовщины Октябрьской революции, Е. М. Ярославский, влиятельный идеолог партии, титульный соавтор (вместе с И. В. Сталиным и С. М. Кировым) руководства по основным принципам изучения и преподавания истории, в программной статье «О ближайших задачах исторической науки в СССР» указывал на необходимость «показать огромную роль великой русской нации в происходящей освободительной войне», а также «громадную роль и всех других народов СССР в этой героической борьбе, вызывающей восхищение, в широких кругах общественных деятелей за рубежом». И далее Е. М. Ярославский констатировал: «Каждый историк должен проверить накопленные им знания, должен перебрать весь арсенал исторической науки в той области, которую он лучше изучил, с одной целью — лучше применить эти накопленные знания, лучше использовать исторические события прошлых времен для того, чтобы укрепить в народе уверенность в неизбежности нашей победы, в неизбежности гибели врага».

В тяжелых условиях академические институты направляли все свои усилия на помощь фронту. В то же время оказалось плодотворным влияние эвакуированных историков на становление исторической науки в союзных и автономных республиках СССР. В 1941–1945 гг. многие историки воевали в действующей армии, в народном ополчении, активно вели лекторскую, пропагандистскую работу на фронте, в тылу, голоса ученых звучали на митингах, по радио, в печати. Видное место в лекционной работе занимала историческая тематика, как и в массовых пропагандистских изданиях, в произведениях художественной литературы и искусства. В лекционное бюро, созданное при Комитете по делам высшей школы, вошли крупные историки страны Б. Д. Греков, Е. В. Тарле, С. А. Бахрушин, М. Н. Тихомиров, Н. С. Державин, М. В. Нечкина. Опубликованные в 1941–1945 гг. книги авторов, находившихся на «историческом фронте», были нацелены на формирование чувств народного патриотизма, ненависти к агрессорам, самосознания граждан в условиях войны. С началом войны в связи с процессом эвакуации происходила перестройка системы исторической науки и ее учреждений. Институт истории АН СССР был эвакуирован в Ташкент и Алма-Ату, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова — в Ашхабад, затем в Свердловск, объединенные Киевский и Харьковский университеты — в КзылОрду. Одновременно шел процесс специализации сети исторических учреждений: в 1942 г. начал работу Институт славяноведения АН СССР, в 1944 г. — Институт истории искусства АН СССР, параллельно была создана Археографическая комиссия Института истории АН СССР. В 1943–1945 гг. сформировались академии наук Узбекистана, Армении, Азербайджана, Киргизский филиал АН СССР, в которых предусматривалась деятельность исторических отделений. В годы войны работали восемь отделений Академии наук СССР — в их числе Отделение исторических и философских наук. Усилиями советских ученых в 1941–1945 гг. закладывалась основа будущих трудов о Великой Отечественной войне. Именно это поколение историков первым прикоснулось к документальным свидетельствам военных лет. Изучение истории войны «по свежим следам» осуществлялось как силами АН СССР, так и военных структур — Военно-исторического управления Генерального штаба, военных академий, военно-исторических групп, существовавших при академиях. В Генеральном штабе Красной армии с мая 1942 г. приступил к работе Отдел по использованию опыта войны, который в марте 1944 г. был преобразован в управление. Для изучения военной тематики при Институте истории АН СССР в 1943–1944 гг. был образован военно-исторический сектор. В декабре 1941 г. при Московском комитете партии по инициативе секретаря ЦК, МК и МГК ВКП(б) А. С. Щербакова была создана Комиссия по истории обороны Москвы. В 1942 г. при АН СССР начала работу Комиссия по истории Великой Отечественной войны. Комиссии по сбору материалов по истории войны заработали также при ЦК ВЛКСМ, наркоматах, в армии и на флоте, в областях, краях и республиках. В 1943–1944 гг. такие комиссии возникали и в освобожденных районах. В письме начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрова от 1 февраля 1943 г., направленном А. С. Щербакову, отмечалось следующее: «Решением МК ВКП(б) в декабре 1941 г. была создана Комиссия по составлению истории обороны Москвы. Работа Комиссии уже с первых дней переросла рамки первоначального задания. Нельзя было писать [ее], не изучив Тульской и Калининской операций [и без помощи всего Советского Союза]. На местах были созданы свои комиссии. Сведения собирали и в дивизиях, но они были переброшены на другие фронты. В связи с этим Московская комиссия расширила работу. В структуре Академии наук СССР была создана группа научных сотрудников по собиранию и систематизации материалов Отечественной войны. Все это привело к тому, что Комиссия по составлению истории обороны Москвы, по существу, превратилась в общую комиссию по собиранию материалов по истории войны. Назрела необходимость создать такую комиссию, на которую можно было бы возложить собирание материалов по истории Великой Отечественной войны».

В короткие сроки подобные комиссии начали работу в союзных республиках, областях, краях, а также в наркоматах, в армии и на флоте. В это же время большая работа по сосредоточению материалов о деятельности компартии проводилась Институтом Маркса — Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б) и его филиалами. Сотрудники комиссии, в их числе ученые Института истории АН СССР, проводили и записывали беседы с военачальниками, полит работниками, солдатами непосредственно по следам боев. В ноябре 1945 г. комиссия была ликвидирована, а ее материалы переданы в архив Института истории СССР АН СССР. Они и сегодня являются важным источником для осмысления событий Великой Отечественной войны. Знания и опыт эвакуированной на восток интеллигенции использовались для подготовки и повышения квалификации местных кадров. С 1943 г. на базе эвакуированных научных учреждений началась работа по созданию новых филиалов и баз Академии наук СССР. Были открыты Западно-Сибирский филиал в Новосибирске, Уральский в Свердловске, Казанский и Башкирский филиалы. Филиалы и базы Академии наук создавались в союзных и автономных республиках. В ноябре 1943 г. Узбекский и Армянский филиалы АН СССР были преобразованы в академии наук этих республик. В январе 1945 г. такое же преобразование было осуществлено в Азербайджане и Казахстане. Осенью 1943 г. было принято постановление об организации Академии педагогических наук РСФСР, в июне 1944 г. — о создании Академии медицинских наук СССР, первым президентом которой стал выдающийся нейрохирург академик Н. Н. Бурденко. Всего за годы войны в стране было открыто около 200 научных центров. В тяжелейших военных условиях заметные изменения претерпела и научная работа вузов. Многие ученые Ленинградского государственного университета (ЛГУ) в первые же дни войны отказывались от своих плановых тем, переходя на имеющие непосредственное оборонное значение. Так, профессор ЛГУ И. И. Жуков обратился к ректору А. А. Вознесенскому с заявлением: «Я могу дать больше! Свяжите меня с заинтересованными организациями! Идет драгоценное время, и я чувствую, что работаю не в полную силу!»

С плана исследовательских работ в июле 1941 г. сняли 186 тем, но ввели 204 новые, связанные с оборонной тематикой. Вопреки трудностям военного времени защищались кандидатские и докторские диссертации. Так, в МГУ имени М. В. Ломоносова за годы войны было защищено 106 докторских и 520 кандидатских работ, в Томском университете — 14 докторских и 46 кандидатских диссертаций, в Саратовском университете — шесть докторских и 24 кандидатские диссертации. Проводились и научные конференции. Перед исследователями стояла задача квалифицированно реагировать на гитлеровскую пропаганду в самых разных ее аспектах: поэтому в отделе истории Древнего Востока МГУ, например, «особо была выдвинута проблема генезиса отдельных народностей Востока, отношения между народностями, языками и расами, вопросы роли арийцев и семитов в истории культуры Древнего Востока». Велась также работа в области методологии: весной — летом 1942 г. профессорско-преподавательский состав работал над сборником «Против фашистской фальсификации истории».

С первых дней своей жизни мы чувствуем потребность в эмоциональном общении, испытываем тягу к творчеству. Занятия художественной самодеятельностью отвечают этим потребностям в полной мере.

Раскрывая способности, поднимая эстетический уровень человека, художественная самодеятельность тем самым влияет на дальнейший рост личности, открывает перед человеком безграничный мир искусства, помогает человеку быть гармоничным во всех проявлениях своей жизни.

Главная цель темы «Художественная самодеятельность» — раскрыть эстетическую ценность самодеятельного народного творчества, вызвать живой интерес к самодеятельному искусству.

На примерах работы лучших коллективов художественной самодеятельности можно увидеть действенную силу самодеятельного творчества в формировании высоких нравственных качеств человека, органическую связь между трудовой деятельностью и художественным творчеством. Социальное искусство органически объединяет профессиональное искусство и народное творчество, они не оторваны друг от друга, а взаимно влияющие, взаимообогащающие. После появления таких форм самодеятельного искусства, как народные театры, консерватории, самодеятельные филармонии, университеты культуры, самодеятельные оперные и балетные театры, можно сказать, что в нашей стране происходит взаимное сближение профессионального искусства с самодеятельным. Это сближение особенно ярко проявляется в общности репертуара и идейно-эстетической направленности создания произведения.

Что при рождении человек получает от природы в области способностей? Только предпосылки, определенную предрасположенность, задатки. Способностями называют психические свойства личности, обладая которыми человек может успешно выполнять ту или иную деятельность. Задатки – это врожденные свойства. А, что делать, если нет ярко выраженных способностей? Нужно делать все возможное, чтобы они появились и  они появятся. Если с раннего возраста человек будет читать книги, решать задачи, проводить опыты, посещать музеи и театры, работать в мастерских, тем самым сформируются первичные навыки и умения, которые, в дальнейшем помогут правильно выбрать профессию и реализоваться в обществе, как полноправный гражданин. Не обязательно талантливый человек поет или танцует, хороший доктор, квалифицированный инженер, грамотный бухгалтер не менее талантлив, главное, чтобы человек с раннего детства понимал необходимость творческого подхода к делу и вложения в него большого количества труда. «Талант развивается из любви к труду», говорил М.Горький.

Участники художественной  самодеятельности отдают все свое свободное время занятиям искусством, испытывая при этом радость творчества приобщение к великим художественным ценностям. Для них работа в художественной самодеятельности не является приобретением какой-нибудь творческой профессии,  хотя в жизни  случается и такое.  Они идут в самодеятельный коллектив не ради того, чтобы стать актером, солистом-певцом или танцором, а из-за глубокого влечения к искусству, из-за стремления духовно обогатить, эстетически облагородить свою жизнь, испытать художественное наслаждение.

Художественная самодеятельность нашей столицы, успешно развивавшаяся до начала ВОВ, могла служить примером для всей страны. Тысячи участников музыкальных, хореографических, театральных коллективов получили здесь широкие возможности для развития своих способностей и дарований, достигли высокого уровня исполнительского мастерства. Некоторым кружковцам художественная самодеятельность помогла найти новое призвание и открыла путь к профессиональному искусству.

 

В понятие учебно-воспитательной работы коллектива самодеятельности входит: воспитание патриотических чувств участников коллектива, развитие морально-нравственных качеств, повышение общей и специальной культуры исполнителей, совершенствование их художественного  мастерства. Формула К. С. Станиславского – «люби искусство в себе, а не себя в искусстве» — это требование морального и профессионального воспитания художника распространяется и на содержание учебно-воспитательной работы в любом самодеятельном коллективе. «… С искусством приходят не только знания, но и изящество и развитие характера становится не просто сценическим термином, — театр развивает характеры самих исполнителей» (народная артистка СССР Ц. Мансурова).

Учебно-воспитательная работа связана, прежде всего, с творческими задачами коллектива, подчинена интересам создания художественно полноценных произведений самодеятельного искусств

Формы творческой работы самодеятельности многообразны.

Индивидуальное искусство (чтецы, певцы, танцоры, инструменталисты) сочетается с коллективными формами самодеятельности (кружок, ансамбль, коллектив). Наиболее устоявшимися и зрелищными формами работы самодеятельности являются коллективы (театральный, хоровой, танцевальный и д.р.) Современный этап развития самодеятельности породил ее высшую форму – народный театр, народные филармонии, университеты культуры, народные оперные и балетные театры.

Методы работы самодеятельного коллектива определяются исходя из жанра, содержания художественного произведения, условий работы и состава коллектива.

У самодеятельного коллектива ряд своих особенностей:

  1. Состав коллектива (добровольное,  любительское объединение, уровень подготовки);
  2. Характер репетиций. Учебно-воспитательная работа. Если в профессиональном коллективе решают  постановочные задачи, то в самодеятельном главное — научить;

3.Текучесть состава участников;

  1. Массовость самодеятельности.

Ведь любой коллектив нужно не только умело организовать, его постепенно надо учить, воспитывать, ставить перед его членами все более и более сложные задачи в области исполнительского искусства, расширять их идейный и художественный кругозор.

Как профессиональное, так и самодеятельное искусство подразделяется на виды и жанры (театр, музыка, живопись, танец, трагедия, комедия, опера, оперетта и т. д.). В широкой сети самодеятельности существуют следующие виды: театральная (кружок или коллектив, народный театр), хоровая (коллектив, вокальные ансамбли, народный самодеятельный хор), танцевально-хореографическая (кружок, коллектив, народный балетный театр), музыкально-инструментальная (индивидуальное музыкальное исполнительство, музыкальные ансамбли, самодеятельный оркестр, народный симфонический оркестр) и д. р.

Танец как один из видов искусства служит средством идейно-эмоционального воздействия. Искусство танца раскрывает богатый духовный мир человека. Главным элементом, составляющим основу танца, является телоположение. Переход из одного телоположения в другое образуют движение.

Еще в самые древние времена танец был одним из первых языков, которым люди могли выразить свои чувства. Он таит в себе огромное богатство для успешного художественного и нравственного воспитания, он сочетает в себе не только эмоциональную сторону искусства, приносит радость, как исполнителю, так и зрителю – танец раскрывает и растит духовные силы, воспитывает художественный вкус и любовь к прекрасному.

Свое начало искусство танца берет в народном танцевальном творчестве. Живительный, неиссякаемый родник народной хореографии позволил танцевальному искусству обрести и создать все то богатство и разнообразие выразительных средств, которыми он располагает в настоящее время.

Желание творчества неиссякаемо и не зависит от истории и политики. Наиболее показательным является период ВОВ, на примере которого можно проследить как в  тяжелых, трудных условиях, тянулись к творчеству, и как это творчество помогло, и выжить и победить.

Именно во время войны возросло особенное значение художественной самодеятельности как организующего и культурно-воспитательного средства. В эти суровые годы на предприятия пришли миллионы новых рабочих и работниц, преимущественно молодежь, которая жадно тянется к искусству. Великие испытания войны не только не погасили интереса к самодеятельному искусству, но еще больше расширили его аудиторию, предъявили еще более высокие требования к его идейному содержанию и мастерству исполнителей.

Осуществляя титаническую работу по перестройке всей жизни страны на военный лад, руководя самоотверженной борьбой народа с гитлеровскими оккупантами, уделялось особое внимание воспитанию воинов в духе беспредельной любви и преданности Родине, готовность защищать ее с оружием в руках до последней капле крови.

Культурно-просветительская деятельность в армии и на флоте была делом совершенно новым, не имевшим прецедентов в истории. Лишь собственный опыт в период первой мировой войны помог осознать потребность в художественно-просветительной деятельности. Уже в годы гражданской войны в Красной Армии создаются культурно-просветительные комиссии, красноармейские клубы, библиотеки, красные уголки, получают широкое развитие военная печать, художественная самодеятельность, ускоренными темпами ликвидируется неграмотность среди бойцов.

Система армейских культурно-просветительских учреждений, которая начала складываться в ходе гражданской войны, непрестанно совершенствуется в послевоенный период. Возникает широкая сеть культурно-просветительных учреждений: ленинские комнаты в подразделениях, клубы и библиотеки в частях и на кораблях, Дома Красной Армии в гарнизонах. В этот период сформировались центральные культурно-просветительские Учреждения Красной Армии, а также драматические театры, ансамбли красноармейской песни и пляски в округах и на флотах.                    «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!» — этот лозунг на протяжении ВОВ определял деятельность культ-просвет Учреждений в армии и на флоте. Умело связывая свою работу с изменениями военно-политической обстановки, с конкретными задачами, выдвигаемыми перед ВС, они мобилизовали воинов на самоотверженную борьбу с врагом, на достижение победы.

Центрами культурно-просветительной деятельности на фронте являлись клубы, Дома Красной Армии, Дома Военно-Морского Флота. Они объединяли опытные, квалифицированные кадры пропагандистов, библиотечных работников, художников оформителей, организаторов солдатской самодеятельности. Здесь же сосредоточивалась основная масса литературы, технических средств пропаганды  — всего, что составляет материально-техническую базу культпросвет работы.

С введением полного единоначалия непосредственно руководили клубами, ДКА, ДВМФ, библиотеками политические органы и заместители командиров по политической части.

Начальники политорганов утверждали месячные планы работы культпросвет учреждений, на основе которых разрабатывались календарные планы на срок от 5 до 10 дней, в зависимости от конкретных боевых задач, решаемых соединением, армией, фронтом.

Во фронтовые  и армейские учреждения культуры политорганы направили многих партийных комсомольских работников, писателей, учителей, преподавателей вузов, квалифицированных лекторов,  призванных в армию и на флот.  В ДКА Волховского фронта, к примеру, плодотворно трудились: полковник Чагин – профессор, доктор философских наук, декан философского факультета Ленинградского государственного университета;  капитан Могилевский – доцент, заведующий кафедрой; капитан Базанов – кандидат исторических наук; поэт Всеволод Рождественский.

Одновременно клубных работников готовили в училищах и на краткосрочных курсах при политорганах фронтов, флотов и армий. В 1942 г. во всех военно-политических училищах вели курс лекций «Культурно-массовая работа в Красной Армии». На курсах усовершенствования политсостава Военно-Морского флота имелось специальное отделение, где проходили переподготовку офицеры культпросвет отделов, начальники домов ВИФ и базовых клубов. При политуправлениях флотов в августе 1943 г. были образованы военно-политические курсы начальников клубов. Краткосрочные курсы в Москве и Горьком выпускали начальников библиотек.

Регулярно проводились семинары, сборы и инструктивные совещания, подробно обсуждались развитие худ. самодеятельности в частях, формы работы с бойцами нерусской национальности.

Лишь немногие армейские и фронтовые Дома Красной Армии возглавляли кадровые культпросвет работники. Главную трудность предоставлял подбор кадров. В то время многие считали, что человек с винтовкой в руках гораздо полезнее для борьбы с врагом, чем клубный сотрудник. Политработники, а тем более солдаты и сержанты – бывшие киномеханики, художники, артисты, нередко отказывались переходить из боевых подразделений в «тыл», каким виделся им Дом Красной Армии.

Потребовался определенный срок, чтобы люди поняли, насколько важен для победы труд квалифицированного лектора, организатора художественной самодеятельности и т. д.

Сотрудники клуба нередко совмещали в своем лице пропагандистов и организаторов, артистов и художников. Выступая в непосредственной близости от передового края, члены бригады нередко участвовали в схватках с противником.

Программы всякий раз готовились очень тщательно, отличались жанровым разнообразием. Клубные работники не ограничивались только собственными силами, а старались выявить способных  исполнителей среди солдат, сержантов, офицеров, помогали создавать самодеятельные творческие коллективы в подразделениях. Если позволяла обстановка, привлекалась молодежь из окрестных населенных пунктов. Концерты обычно заканчивались массовыми плясками и хоровым пением.

«Несмотря на то, что условия… не позволяли провести концерт, все же клубная бригада ни с чем  не посчиталась и в балке под открытым небом, под аккомпанемент артиллерийского и минометного огня провела с большим успехом концерт самодеятельности, воодушевила бойцов и командиров на новые боевые подвиги и на полный разгром немецких оккупантов. Военком 1-го батальона СП Самодайкин».

К самоотверженной борьбе с ненавистным врагом призывала наглядная агитация. В период наступления клубная передвижка дала 52 киносеанса, в том числе 39 – непосредственно в частях и подразделениях первого эшелона.

Расширялся состав клубной агитбригады, укреплялись ее связи с участниками полковой самодеятельности.  Специальные группы, находившиеся в батальонах, в перерывах между боями устраивали «летучие» концерты. Нередко агитбригада делилась на группы, чтобы одновременно выступать в разных подразделениях.

Сложные условия фронтовой обстановки вызвали к жизни ряд специфических форм и средств клубной работы. Для оперативного информирования воинов, агитационно-пропагандистских и культурно-художественных мероприятий в частях действующей армии предназначались агитационные машины, поезда, повозки (сани), агиткультчемоданы, походные ленинские комнаты и. д.

Когда началось наступление под Москвой, агитмашины старались не отрываться от войск, обслуживая их перед боем или сразу же после его завершения.

Как известно, во время гражданской войны важными центрами агитационно-пропагандистской деятельности являлись агитпоезда. По ходатайству Главного политического управления Советское правительство  в феврале 1942 г. разрешило сформировать красноармейские агитпоезда при политуправлениях фронтов.

Патриотическая песня оказалась в «головной походной заставе» советского искусства, сыгравшего исключительно важную роль в идейном и эстетическом воспитании воинов действующей армии и флота. Эту работу вели Центральный Дом Советской Армии имени. М. В. Фрунзе, Краснознаменный ансамбль песни и пляски под управлением А.В. Александрова. Первую фронтовую концертную бригаду образовала группа актеров Центрального театра Советской Армии, которых фашистское нападение застало в военных лагерях в Бессарабии. За 10 месяцев непрерывного пребывания на фронте они дали 860 концертов.

Постоянно обслуживали воинов фронтовые и армейские ансамбли песни и пляски. С большим успехом прошли концерты ансамбля войск НКВД под управлением Дунаевского, ансамбля Орджоникидзевского ДКА, ансамбля красноармейской песни и пляски 18-й армии, концертной группы Черноморского флота. Они комплектовались на базе довоенных окружных коллективов, из артистов и музыкантов, призванных в ряды СА, бойцов, приобщившихся к искусству на фронте. Их ряды пополнялись за счет гражданских учреждений культуры, концертных бригад, которые волею обстоятельств оказались в сфере действий армии или фронта. Фронтовые и флотские ансамбли песни и пляски состояли, как правило, из 90-100 военнослужащих и вольнонаемных артистов-профессионалов. Руководили этими коллективами Ю.Шапорин, В.Мурадели, Н.Чаплыгин, М.Фрадкин и др. видные деятели советского искусства.

Множественные Дома Пионеров принимали активное участие в проведении концертов художественной самодеятельности на фронтах и в тылу.

Ансамбли, театры и концертные бригады, действовавшие в войсках, не могли в полной мере удовлетворить потребности огромного фронта, миллионов воинов. Успешное решение этой задачи предполагало широкое использование «внутренних резервов» самой армии – многочисленные любители искусства из ряда бойцов и командиров. К тому же жизнь неоднократно подтверждала, что и в мирные дни, и на дорогах войны песня, пляска, музыка – верные, надежные друзья солдата.

Организация  культурного досуга личного состава, развитие художественной самодеятельности, распространение книг, журналов, газет, политические, научные и военные знания — все это в немалой степени способствовало воспитанию высокоидейного, всесторонне развитого, дисциплинированного, культурного воина – патриота и интернационалиста, надежного защитника.

«Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!» — этот лозунг на протяжении ВОВ определял деятельность культпросвет учреждений в армии и на флоте. Умело связывая свою работу с изменениями военно-политической обстановки, с конкретными задачами, выдвигаемыми перед ВС, они мобилизовали воинов на самоотверженную борьбу с врагом, на достижение победы.

На всем протяжении войны учреждений культуры помогали поддерживать моральный дух войск, воспитывать у личного состава армии и флота безграничную любовь к Родине, к народу, чувство семьи единой, верность интернациональному долгу. Каждодневно пропагандировались ратные подвиги, в которых концентрировались лучшие морально-политические и боевые качества советского воина.

На самом деле период ВОВ мало исследован. В настоящее время уделяется большее внимание истории ВОВ. Ветераны уходят из жизни, все меньше остается свидетелей. Очень важно  узнать у оставшихся в живых подробности, исследовать,  проанализировать,  сделать выводы, которые могут быть полезны в будущем в процессе развития самодеятельного художественного творчества.

Сегодня, когда все мы готовимся праздновать 60-летие победы, может показаться, что все, что сказано выше, уже не актуально сегодня. Была другая страна, другой социальный строй, в чем-то правильный, во многом критикуемый. Но вопросы воспитания и обучения остались прежними, как показать человеку ценность творчества, ценность работы над собой, как привить любовь к гармонии, потребность трудиться.

Во время войны люди привыкли к жестокости, хлебнули много горя, нужно было учиться начинать новую жизнь. А на жестокости и страхе хорошую жизнь не построишь. И когда, после работы человек шел в кружок художественной самодеятельности, перед ним раскрывался забытый мир прекрасного. Заживали душевные раны,  вновь появлялось желание заниматься творчеством, человек становился полноценным гражданином. Он чувствовал заботу о себе со стороны государства, ощущал свою нужность, и мог снова полноценно жить и трудиться.

Сегодня, к сожалению, государство уделяет недостаточное внимание развитию и поддержанию на должном уровне художественной самодеятельности. Будем надеяться, что это временное явление. Главный козырь самодеятельности – это закладывание правильного фундамента в массы. Не обязательно тратить огромные средства только на профилактику и борьбу с преступностью, колоссальные средства на военные действия внутри государства, немалые деньги на лечение и реабилитацию моральных и физических травм. Необходимо уделять пристальное внимание на развитие самодеятельного творчества, как реального инструмента по воспитанию гармонично развитого гражданина своего общества.

«Наше прошлое, безусловно, придает нам силы. Но даже самая славная история сама по себе не обеспечит нам лучшей жизни. Это величие должно быть подкреплено. Подкреплено новыми делами сегодняшних поколений граждан нашей страны». Эти слова сказал на инаугурации наш президент В.В.Путин. Смеем надеяться, что наша власть осознает необходимость правильной воспитательной работы.