Северные конвои

Союзные конвои в СССР в 1941-1945 гг.  представляли собой  специальные формирования транспортных судов и кораблей охранения, создававшиеся союзниками СССР с целью обеспечить безопасность их перехода в советские северные порты и обратно.

На протяжении всей войны задача защиты союзных конвоев для Северного флота была одной из главных. Напомним, что прибытие каждого конвоя контролировалось не только наркомом Военно-Морского Флота, но и Ставкой, и даже Верховным Главнокомандующим.

Конвой, будучи группой торговых или вспомогательных судов, перевозящих войска или военное снаряжение, при самостоятельном плавании представляет собой уязвимый объект для атаки как надводных кораблей, так и подводных лодок и авиации противника. Поэтому конвои выходили в море в охранении военных кораблей различных классов.

В состав кругового охранения транспортов входили эскадренные миноносцы, корветы, фрегаты, шлюпы, тральщики и охотники за подводными лодками. Кроме того, формировались отряды ближнего, дальнего и оперативного прикрытия. Они следовали параллельными курсами с конвоем, прикрывая его с южного, наиболее опасного направления. Северный флот в своей операционной зоне усиливал охранение.

Организация союзных конвоев в СССР и ответственность за безопасность переходов в советские порты и обратно возлагались на британское адмиралтейство. Основным местом формирования арктических конвоев стали порты Лох-Ю и Скапа-Флоу (Великобритания), Рейкьявик и залив Хваль-фьорд (Исландия). Сюда они прибывали из США и отсюда же отправлялись в СССР. Пунктами прибытия конвоев и отправки их обратно были Архангельск, Молотовск (Северодвинск), Мурманск.

Первый конвой “QP-1” вышел 21 августа 1941 г. из Хваль-фьорда  и прибыл в Архангельск 31 августа 1941 г. Ответственность за весь маршрут от пунктов формирования до пунктов разгрузки конвоев несли англичане.

Все прибывавшие в советские порты конвои до сентября 1942 имели литерное обозначение «PQ» (по инициалам одного из офицеров отдела планирования Адмиралтейства Квилина Питера Робертса (Quellyn Peter), а  следовавшие в обратном направлении обозначались «QP».  Первому конвою добавили также кодовое название “Dervish”.

В дальнейшем было введено новое литерное обозначение – соответственно «JW» и «RA» и порядковый номер, начиная с условного номера 51. В состав конвоев включались британские, американские и другие союзные транспорты (с сентября 1941 по март 1943 гг. – и советские транспорты). С 1942 г. свыше половины судов в составе конвоев были американскими.

Первоначально конвои формировались из 6-10 транспортов, с марта 1942 г. – из 16-25, а PQ-16, PQ-17 и PQ-18 имели соответственно 34, 36 и 40 единиц. С середины декабря 1942 г. большие конвои разделялись на 2 группы, каждая из 14-16 транспортов. С февраля 1944 г. стали посылаться конвои из 30-49, а в 1945 г. – из 24-28 судов.

Переход конвоев занимал 10-14 суток и осуществлялся по маршруту Великобритания (или Исландия) – о. Ян-Майен – о. Медвежий – советские порты. В зависимости от ледовой обстановки в Гренландском и Баренцевом морях маршрут избирался севернее островов Ян-Майен и Медвежий (возможно дальше от баз и аэродро­мов противника) или южнее (в зимнее время).

В 1941 г. германское командование, рассчитывая на «молниеносную войну» против СССР, не предпринимало активных боевых действий против конвоев. Но уже в 1942 г. оно привлекло значительные силы авиации, подводных лодок, и в отдельные периоды действовало 10-15 подводных лодок. Германия сосредоточила в норвежских базах большинство надводных кораблей своего флота; увеличила постановку мин на путях перехода конвоев; подвергла интенсивным ударам с воздуха Мурманск и Архангельск.

Немецким военным командованием была разработана специальная тактика разведки и атак на суда союзного конвоя («тактика стаи»).

В результате совместных действий германских сил авиации и флота в июле 1942 г. был разгромлен конвой PQ-17 (потоплено 23 судна из 34), что вынудило союзников приостановить отправку конвоев.

Судьба конвоя “PQ-17”.

Наиболее трагичной была судьба конвоя “PQ-17”. Из Рейкьявика он вышел 27 июня 1942 г. в составе 35 транспортов и 3 судов-спасателей. В ближнем прикрытии каравана следовало до 20 кораблей эсминной группы Дж. Брауна. На расстоянии до 50 миль их сопровождали крейсера и эсминцы группы А. Гамильтона. Дальнее патрулирование осуществляла англо-американская эскадра адмирала Д. Тови (Великобритания) и Р. Гиффена (США) в составе двух линкоров, пары крейсеров и авианосца с прикрытием из 12 эсминцев. Кроме этого, выставлялась завеса из 9 британских и 6 советских подводных лодок. В трюмах пароходов находились 297 самолетов, 594 танка, 4246 автомобилей и более 150 тыс. тонн других грузов общей стоимостью 700 млн долл.

По расчетам Адмиралтейства тяжелые германские корабли, вышедшие к тому времени в море, ставили цель уничтожить союзнический караван. Противостоять бронированной германской армаде эсминцы и крейсера группы Гамильтона вряд ли смогли бы. И первый лорд Адмиралтейства отдал приказ: “Каравану рассредоточиться!”

Оставленные без прикрытия суда в условиях “белых ночей” и хорошей погоды стали отличной мишенью и легкой добычей для германских самолетов и подводных лодок. На разгром “PQ-17” были приглашены несколько специальных киногрупп, отснявших сотни метров пленки для пропагандистских фильмов. Из 34 транспортов конвоя до порта назначения дошли лишь 11.

После проводки в сентябре 1942 года конвоя PQ-18 в связи с подготовкой союзников к проведению операции «Торч» (Северо-Африканская десантная операция 1942 г.) вновь образовалась 2-х-месячная пауза. В марте – октябре 1943 г., с наступлением полярного дня, конвои также не отправлялись. После потопления британскими кораблями в декабре 1943 г. линкора «Шарнхорст» германское командование отказалось от привлечения крупных надводных кораблей для борьбы с конвоями, и активность германского флота в Северной Атлантике резко снизилась. Тем не менее США и Великобритания прекратили отправку конвоев в весенне-летний период 1944 г., что было связано с подготовкой и началом операции «Оверлорд».

Организация охраны

Непосредственное охранение северных конвоев в СССР осуществляли эскадренные и эскортные миноносцы, корветы, фрегаты и др. С 1942 г. в состав охранения включали эскортные авианосцы. Для защиты конвоя от возможного нападения надводных кораблей противника выделяли отряд прикрытия, который иногда делился на 2 группы: крейсерский отряд (ближнее прикрытие) и отряд дальнего (оперативного) прикрытия из линейных кораблей, крейсеров и авианосцев. Отряд оперативного прикрытия двигался параллельно курсу движения конвоя (ближе к норвежскому побережью) или развёртывался на подходах к базам противника, преграждая выход его крупным кораблям.

Разграничительная линия между зонами действий британского флота и советского Северного флота проходила по меридиану 18° (позднее 20°) восточной долготы. С марта 1942 г. силы Северного флота, с выходом союзного конвоя из пунктов формирования, вели все виды разведки, включая ледовую; наносили удары по германским аэродромам; осуществляли оперативное прикрытие конвоя, выдвигая 2-4 подлодки в районы, расположенные вблизи германских военно-морских баз. С заходом конвоя в зону Северного флота активизировался поиск германских подлодок, осуществлялось его воздушное прикрытие, охранение усиливалось кораблями из состава Северного флота. Перед приходом конвоев в горле Белого моря и на подходах к портам разгрузки дополнительно осуществлялись траление фарватеров и поиск подлодок. Кроме советских кораблей к решению этих задач привлекались британские тральщики и сторожевые корабли, которые с сентября 1941 г. находились в базах Северного флота.

Со второй половины 1942 г. союзники перешли к сквозному конвоированию, при котором боевые корабли сопровождали суда от пунктов формирования конвоев до пунктов их прибытия. Это стало возможным благодаря появлению крупных эскортных кораблей с большой дальностью плавания и решению вопроса пополнения запасов топлива в море (для этого в состав конвоя стали включать до 8 танкеров). Оборудование аэродромов на Азорских островах дало возможность прикрывать конвои авиацией над всей Южной Атлантикой. В случае следования конвоев южными маршрутами, где авиация берегового базирования не могла прикрыть суда, в состав конвоя включали эскортные авианосцы.

К зиме 1942/43 г. успешный провод конвоев значительно увеличился благодаря привлечению большого количества береговой, а с весны 1943 г. – палубной авиации и широкому использованию кораблями и самолетами радиолокационных станций. Охранным мерам придавалось особое значение. Уинстон Черчилль обратил особое внимание на то, что 80 % потерь приходится на Атлантический океан, включая английские территориальные воды и Северное море. Лишь 5 % тоннажа было потеряно в Тихом океане.

Взаимодействие советского и британского флотов по обеспечению северных конвоев в СССР осуществлялось через Главный морской штаб ВМФ СССР, а также штаб Северного флота и британские военно-морские миссии в Полярном и Архангельске, имевшие свои радиостанции, через которые поддерживалась связь с британским адмиралтейством, базой в Исландии, кораблями и транспортами в море.

Всего в 1941-1945 гг. в советские порты прибыли 40 конвоев, а ушли из них 36. Из 813 транспортов, следовавших в составе конвоев, противник потопил на переходе 59 (2 советских); 33 транспорта по различным причинам возвратились на свои базы. В советские северные порты было доставлено 4 млн тонн грузов или около 24% из общего количества поставок союзников. В обратном направлении вышли 713 транспортов, из которых погибли 24 (5 советских); возвратились в порты отправления 8. При эскортировании конвоев союзники потеряли 21 корабль, из них 6 кораблей Северного флота; германские ВМФ – 17 подводных лодок, 2 линкора и 3 эсминца.

По оценкам современных исследователей, 94,5 % от всех отправленных в нашу страну транспортов с грузами по ленд-лизу достигли цели.

Фотоархив