Ржевско-Вяземская

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция

(8 января – 20 апреля 1942 г.)

Предыстория: Советское руководство под влиянием успешного контрнаступления под Москвой планировало путем нескольких стратегических наступательных операций зимой и весной 1942 года добиться коренного перелома в ходе Великой отечественной войны и выйти на границы СССР. Победа под Москвой привела к недооценке мощи гитлеровской армии и промышленного потенциала.

Вермахт все еще имел большой военный потенциал, а Красная армия ещё не представляла той силы, которая в 1945 г. громила  «фашистского зверя в его же логове», то есть в Берлине. Приказ НКО №55 требовал закончить войну в 1942 году. В приказе говорилось: «гнать […] на запад без остановки, заставить […] израсходовать резервы еще до весны […] и обеспечить, таким образом, полный разгром гитлеровских войск в 1942 г.».

Попытка широкомасштабного наступления на всём участке советско-германского фронта распылила силы советского командования. После контрударов конца 1941 года, повсеместно немецким войскам удавалось держать советские части. В приказе Народного комиссара обороны И.В. Сталина 23 февраля 1942 года указывалось: «Инициатива теперь в наших руках и потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор красной армии». Общее «головокружение от успехов» после зимних побед привело к недооценке противника.

По планам Ставки ВГК главный удар должен был быть нанесён на западном направлении, где планировалось окружить и уничтожить основные силы немецкой группы армий «Центр» в районах Вязьмы и Ржева. При этом войска начинали новое наступление без должной подготовки и без оперативной паузы, то есть сразу по выполнению задач в ходе контрнаступления под Москвой.

К недостаткам стратегического планирования действий Красной армии стоит отнести тот факт, что действия фронтов не были скоординированы между собой. Постоянно почти на всём протяжении фронта велись наступательные бои. В историографии впоследствии роль таких «наступательных операций» будет значиться как сдерживающая. Однако, нельзя не брать в расчёт тот факт, что успешное наступление, в случае отвода немецких сил на другой участок, сковало бы ещё большие силы противника. Скоординированные успешные наступательные операции, которые проводились с небольшим временным промежутком, станут ключом к победе в 1944 году, они войдут в историю как «десять сталинских ударов». В 1942 Ставка ВГК работала менее организованно, и в отличие от неё, немецкое верховное командование в 1942 году сосредотачивало силы лишь на одном направлении, на южном.

Быстрое продвижение Калининского (генерал-полковник И.С. Конев) и Западного фронтов (генерал армии Г.К. Жуков) во второй половине декабря 1941 г. – первой декаде января 1942 г., разрушение противником железных и шоссейных дорог, а также мостов на грунтовых дорогах привели к значительному отставанию тылов. Все это вызывало сбои в снабжении соединений и частей боеприпасами и горючим. Погодные условия тоже не способствовали проведению наступления. Снежный покров достигал в поле 60, а в лесу – 90-100 см.

Справка

Жуков, Георгий Константинович (19 ноября 1896 г. (по юлианскому календарю) – 18 июня 1974 г.) – советский военачальник, маршал Советского Союза (1943). С 14 января 1941 г. по 29 июля 1941 г. являлся начальником Генерального штаба Красной армии. Член Ставки ВГК со дня её основания. В 1941 году он на должностях командующего фронтами участвовал в обороне Москвы и Ленинграда. С октября 1941 г. по 26 августа 1942 г. Г.К. Жуков руководил действиями Западного фронта, который в течение всего 1942 г. с большими для советских войск потерями безуспешно пытался овладеть Ржевом. С конца 1942 по конец 1944 г. Жуков координирует действия советских войск на Курской Дуге, по освобождению Украины и Белоруссии. В ноября 1944 г. Жуков назначен командующим 1-м Белорусским фронтом, которому предстояло штурмовать Берлин. Он сменил на этой должности поляка К.К. Рокоссовского. Несмотря на многочисленные споры о том, что Сталин назначил именно Жукова, так как именно русский по национальности должен был брать Берлин, наиболее вероятно, что эти обвинения беспочвенны. В отличии от Рокоссовского, Жуков был склонен к более решительным, быстрым и рискованным действиям. Поэтому в ситуации, когда Берлин нужно было взять раньше западных союзников, его кандидатура была более актуальна.

Ход операции: Начали наступление 8 января 1942 г. войска Калининского фронта (название фронта происходит от города Калинин, ныне – Тверь). Ударный кулак фронта в составе частей  39-й (генерал-лейтенант И. И. Масленников) и 29-й (генерал-майор В. И. Швецов) армий и 11-го кавалерийского корпуса (полковник Н. В. Горин, с 17.01 полковник С. В. Соколов) должна были добиться окружения немецких войск с запада. Взломав линию немецкой обороны западнее Ржева, дивизии 39-й армии по немецким тылам устремились на юг. Вклинившись в глубь территории противника на 80 км, уже в 20-х числах января они вели ожесточенные бои за Сычевку и западнее ее. Роль Сычёвки в период боёв подо Ржевом огромна. За счёт наступления войск Калининского фронта, железная дорога Ржев – Великие Луки была перерезана. Для снабжения своих войск в районе Ржева немцы использовали железную дорогу Ржев – Вязьма. Сычевка находилась именно на это й ж/д рокаде, а потому её захват и удержание заставило бы противника оставить Ржевский выступ.

Поэтому несмотря на то, что 12 января из Сычевки в Вязьму перебрался штаб немецкой 9-й армии, во главе с генерал-полковником Штраусом, гитлеровцы упорно держались за город, ведь через него шло снабжение армии.  12 января в прорыв были введены 11-й кавалерийский корпус и 29-я армия. Дивизии 29-й армии начали охват Ржева с запада.

В первые дни наступления была надежда на скорое освобождение Ржева. Но на подступах к Ржеву немецкому командованию за счет переброски новых частей удалось значительно усилить оборону. В итоге советским войскам освободить этот город сходу не удалось. Не привел к изменению положения и ввод в сражение подвижной группы фронта 11-го кавалерийского корпуса, так как он располагал крайне ограниченными силами и средствами: 5800 человек, 84 орудия и миномета, 27 противотанковых ружей.

В конце второй декады января на левом крыле Западного фронта Жуков, пытаясь переломить ход сражения, принял решение высадить в германском тылу воздушный десант. В течение 18-19 января парашютным способом была выброшена первая группа десантников числом более 600 человек.

Парашютисты при поддержке партизан и местных жителей подготовили аэродром у деревни Плеснево, на которую советские самолёты 20-23 января посадочным способом доставили ещё более 1000 десантников. Таким образом, общее число десантников не доходило даже до 1700 человек.

Эта горстка людей, вооружённых почти исключительно лёгким стрелковым оружием, получила задачу прервать движение по шоссе Вязьма-Юхнов и одновременно содействовать наступлению советских войск.

В то же время, наступление основных сил Западного фронта застопорилось. Противник воспользовался этим чтобы нанести контрудар. 22 января соединения его 9-й армии нанесли контрудар западнее Ржева, в результате которого к исходу 25 января 29-я армия генерал-майора В.И. Швецова была отрезана от главных сил.

Более двух недель она вела боевые действия в окружении в районе Мочаловских лесов. К 18 февраля стало понятно, что эта окруженная советская группировка не влияет на оперативную обстановку на фронте и было принято решение на её вывод. Но попытка прорыва из окружения 29-й армии 18-20 февраля 1942 года также была безуспешна. Армия почти полностью была уничтожена, солдаты убиты или попали в плен.

В центре полосы Западного фронта вели наступление 5-я и 33-я армии. 14 января 5-я армия генерал-лейтенанта Л.А. Говорова освободила Дорохово, 17 января – Рузу, 20 января – Можайск, 22 января – Уваровку, последний крупный опорный пункт противника на территории Московской области. За три недели армия продвинулась на 80-90 км, но была вынуждена остановиться из-за недостатка сил.

22 января Ставка передала в состав Калининского фронта 3-ю и 4-ю ударные армии Северо-Западного фронта. Наступление войск Западного фронта (33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 4-го воздушно-десантного корпуса) на Вязьму, начавшееся 26 января во взаимодействии с 11-м кавалерийским корпусом Калининского фронта, успеха не имело.

Советское командование потеряло инициативу В результате энергичных мер нового командующего немецкой 9-й армией В. Моделя был закрыт прорыв в обороне западнее Ржева и перерезаны коммуникации 39-й армии, части сил 29-й армии и 11-го кавалерийского корпуса.

Ставка ВГК потребовала завершить разгром основных сил группы армий «Центр». В это же время немецкое командование подтянуло подкрепления, которые во взаимодействии с авиацией отбили атаки советских войск на Вязьму. Одновременно противник нанёс сильные контрудары по коммуникациям выдвинувшихся вперёд 33-й, 39-й и 29-й армий, войска которых вынуждены были в начале февраля перейти к обороне. В течение второй половины февраля и марта 1942 года 43-я армия безрезультатно пыталась пробить коридор к 33-й армии генерал М.Г Ефремова, окруженной в районе Вязьмы. Сюда же двигалась 50-я армия Западного фронта. Но уже 15 апреля, когда до окруженной армии Ефремова оставалось не более 2 километров, немцы отбросили части 50-й армии, и наступление захлебнулось.

С 13 апреля всякая связь со штабом 33-й армии теряется. Армия перестаёт существовать как единый организм, и отдельные её части пробиваются на восток разрозненными группами. 17 или 18 апреля раненый М. Г. Ефремов покончил жизнь самоубийством.

Справка

Ефремов, Михаил Георгиевич (27 февраля 1897 (по юлианскому календарю) – 19 (18) апреля 1942) – советский военачальник, генерал-лейтенант. В октябре 1942 г. назначен командующим 33-й армией, участвовал в обороне Москвы на Наро-Фоминском направлении. В ходе наступления в начале февраля 1942 г. армия была окружена в районе Вязьмы. Армия героически сражалась вплоть до середины апреля 1942 г., то есть почти три месяца. Ефремов отказался покидать свои войска на самолете и эвакуироваться. Пытаясь выйти из окружения, был ранен. Чтобы не попасть в плен к противнику – застрелился. По свидетельству ветерана 33-й армии тело командарма принесли на жердях, но немецкий генерал потребовал, чтобы его переложили на носилки. При похоронах он приказал выставить пленных из армии Ефремова перед немецкими солдатами и сказал: «Сражайтесь за Германию так, как сражался Ефремов за Россию».

В конце марта — начале апреля войска Калининского и Западного фронтов предприняли ещё одну попытку разгромить ржевскую, оленинскую и вяземскую группировки и соединиться с войсками, действовавшими в тылу противника в районе Вязьмы, но опять успеха не имели.

20 апреля войска получили приказ о переходе к обороне на рубеже Ржев, Гжатск, Киров, Жиздра. Наступление было остановлено. С окончанием Ржевско-Вяземской операции завершилась Битва за Москву.

Итоги: Результатом Ржевско-Вяземской операции явилось продвижение советских войск на витебском направлении на 250 км, на гжатском и юхновском -на 80-100 км, освобождение Московской, Тульской и ряда районов Калининской и Смоленской областей. Однако решить главную задачу – окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку врага – Калининскому и Западному фронтам не удалось. При этом они потеряли 776 889 человек, из них 272 320- безвозвратно, 957 танков, 7296 орудий и минометов, 550 боевых самолетов. В то же время, по данным немецкой стороны, за январь -март 1942 г. потери группы армий «Центр» составили около 54 800 человек убитыми и пропавшими без вести и около 120 тыс. – ранеными. В результате в этой наиболее многочисленной группировке вермахта на Восточном фронте к весне 1942 г. практически не осталось дивизий, способных вести наступление.

В то же время, недостаток опыта и умений командного состава Красной армии все еще проявлялись слишком ярко, вследствие чего войска вели безуспешные бои. Оставались трудности с боеприпасами, так как советская промышленность все еще не могла полностью обеспечить потребности Красной армии. Эти недостатки стали устранятся лишь к концу 1942 года.

Сам город Ржев был освобождён лишь в марте 1943 года, более чем через год после того, как советские войска вышли на подступы к городу. За этот период советское командование дважды проводило стратегические наступательные операции на этом направлении, которые имели лишь ограниченный успех.