Ботян Алексей Николаевич

Алексей Николаевич Ботян родился в 1917 году в селе Чертовичи Ошмянского уезда Виленской губернии Российской империи (ныне – в Воложинском районе Минской области Белоруссии), в крестьянской семье. В марте 1921 года по итогам Рижского мирного договора между РСФСР и Польшей село Чертовичи вошло в состав польского государства.

В 1932 году, после седьмого класса школы, Алексей Ботян поступил в педагогическое училище в городе Новогорудок, которое окончил в 1935 году, после чего вернулся в Чертовичи, где трудился сельскохозяйственным рабочим.

В 1939 году был призван в польскую армию. В звании унтер-офицера 3-го дивизиона зенитной артиллерии командовал расчетом орудия, в сентябре 1939 года после начала Второй мировой войны участвовал в боях с немецкими войсками, напавшими на Польшу. Согласно воспоминаниям Ботяна, его расчет сбил три самолета люфтваффе Junkers Ju 88.

После объединения Западной Белоруссии с Белорусской ССР в 1939 году артиллерийский дивизион вышел навстречу частям Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) и сдался в плен. Ботян совершил побег из расположения советских войск и вернулся в родное село.

В октябре 1939 года получил гражданство СССР, был зачислен на курсы советских учителей в Воложине. Окончил курсы в августе 1940 года.

С сентября 1940 года по май 1941 года работал заведующим начальной школой в селе Ровковичи Воложинского района.

В мае 1941 года Алексей Ботян был направлен на учебу в Высшую школу НКГБ СССР в Москве (ныне – Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации).

С началом Великой Отечественной войны включен в Особую группу при наркоме внутренних дел (позднее – 2-й отдел НКВД), сформированную на базе Первого (разведывательного) управления НКГБ – НКВД. Задачами группы были ведение разведопераций, организация партизанской войны, создание агентурной сети на оккупированных немцами территориях. В октябре 1941 года подразделения группы были сведены в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН).

Алексей Ботян в составе диверсионно-разведывательного подразделения ОМСБОН участвовал в обороне Москвы, проводил рейды по тылам немецких войск в районе Яхромы Московской области. В 1942 году проходил специальную подготовку в тылу, осваивал минно-подрывное дело и практику партизанской борьбы. С января 1943 года принимал участие в “рельсовой войне” – уничтожении коммуникаций и линий связи в тылу противника. В составе оперативной партизанской группы “Олимп” прошел с боями по территории Украины, Белоруссии, Польши и Чехословакии. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения, капитана госбезопасности Виктора Карасева.

Руководил операцией по взрыву немецкого комиссариата в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР 9 сентября 1943 года. В результате этой диверсии были уничтожены 80 гитлеровских офицеров. Совместно с подразделениями польской Армии Людовой отряд Алексея Ботяна (“партизана Алеши” – так командира отряда называли поляки) осуществил операцию по захвату города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены подпольщики, захвачено значительное количество оружия и снаряжения.

Одной из самых известных в биографии Алексея Ботяна стала операция по освобождению Кракова зимой 1945 года. Разведчикам удалось обнаружить и 18 января 1945 года уничтожить в Ягеллонском замке (Новы-Сонч, Краковское воеводство) склад взрывчатки, предназначенной оккупантами для минирования культурных памятников Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец. Об этих событиях в 1967 году советский писатель Юлиан Семенов написал роман “Майор Вихрь”, в том же году экранизированный режиссером Евгением Ташковым. В числе прототипов для собирательного образа майора Красной армии Андрея Бурлакова (Вихря) были Алексей Ботян, будущий Герой Украины Евгений Березняк, а также разведчик и писатель Овидий Горчаков.

После окончания войны Ботян проходил службу в оперативном составе Первого главного управления (внешняя разведка) Наркомата государственной безопасности СССР (с 1946 года – Министерство госбезопасности СССР, с 1954 года – Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР, КГБ при Совете министров СССР).

С 1947 года работал разведчиком-нелегалом на территории Чехословакии. Под видом волынского чеха-репатрианта Алоиза (Лео) Дворжака выехал в Судетскую область, переданную после войны из Германии в Чехословакию, и устроился слесарем на заводе в городке Хомутов близ Жатеца. В 1948 году поступил на конструкторский факультет Высшей промышленной мотостроительной школы в Аше, после окончания которого работал на Яхимовских урановых рудниках. В начале 1950-х годов женился, вскоре у пары родилась дочь.

В 1955 году был отозван из Чехословакии в Москву и уволен по сокращению штатов, которое проводилось в рамках реорганизации органов госбезопасности. Вслед за Ботяном в 1956 году в Советский Союз переехали его супруга и дочь.

В период с апреля 1955-го по 1957 год работал администратором-переводчиком (старшим метрдотелем) в московском ресторане “Прага”, при этом поддерживая связь со Вторым главным управлением (контрразведка) КГБ при СМ СССР.

В 1957 году был снова принят на работу в Комитет госбезопасности, получив звание майора.

Во второй половине 1950-х годов выполнял разведывательные задания за рубежом.

В 1965-1972 годах под прикрытием представительства советской авиакомпании “Аэрофлот” работал в Берлине (ГДР, ныне – Германия) по линии представительства КГБ при МГБ ГДР. Координировал отношения немецких агентов-нелегалов, находившихся в Западной Германии, с их родственниками на территории ГДР.

В мае и июне 1968 года выполнял ответственные задания в Чехословакии.

С 1972 года, после возвращения из ГДР, работал в 13-м отделе (позднее – отдел “В”, диверсии и саботаж) Первого главного управления КГБ при СМ СССР.

Привлекался для консультирования и проверки сотрудников созданной в 1981 году группы специального назначения КГБ СССР “Вымпел”.

В 1983 году был уволен в отставку по возрасту, однако до 1989 года продолжал работать в органах КГБ СССР как гражданский специалист.

К званию Героя Советского Союза его представляли трижды: в 1945, 1965 и 1974 годах, но по различным причинам представление реализовано не было. Высшую государственную награду ему вручили лишь в мае 2007 года.

“Красивейший город Европы, древний Краков, был сохранен для Польши и для всей мировой культуры во многом благодаря вашему личному мужеству”, — сказал тогда президент РФ Владимир Путин, вручая Золотую Звезду Героя России легендарному советскому разведчику.

Сейчас о вкладе в спасение Кракова поляки умалчивают, хотя доподлинно известно, что город уцелел в том числе благодаря ему, Ботяну. В то время в районе польского города действовало несколько разведгрупп, но у всех задача была одна — дать возможность молниеносному продвижению войск Красной армии к Кракову.

Под непосредственным руководством Ботяна была проведена операция по взрыву немецкого комиссариата в городе Овруч Житомирской области в тот момент, когда там собрались представители инспекции и матерые спецы по борьбе с партизанами, прибывшие из Германии (было уничтожено 80 гитлеровских офицеров).

В мае 1944 года по заданию центра во главе группы опытных партизан Ботян проникает на территорию Польши с целью разведать расположение частей противника в районе Кракова.

“Подошли недалеко к городу, а там была Армия Крайова. И они были против. И я хотел сам своим отрядом подойти помочь освободить город. Они были очень против того, чтобы советский партизан появился там, — вспоминал Ботян. — И они сообщили даже немцам… договорились с ними (я потом узнал). Организовали свою группу, и со мной эта группа должна была пойти на одно задание. Об этом они сообщили немцам. Хорошо, что парень (офицер царской армии), который был со мной, мне это рассказал. И мы не попали в засаду. Поэтому видите — не все поляки были довольны появлением советских партизан там”.

Но тем не менее Ботян сумел наладить контакт и с Армией Крайовой, и с Армией Людовой (военная организация Польской рабочей партии, которая действовала в 1944–1945 годах на оккупированных Германией польских территориях — прим. ТАСС). Совместно с подразделениями польской Армии Людовой его группа (партизана Алеши — так командира отряда прозвали поляки) осуществила операцию по захвату города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены подпольщики, захвачено значительное количество оружия и снаряжения. В этом небольшом польском городе на пути к Кракову до сих пор стоит обелиск, на котором выбито имя лейтенанта Алеши.

Операция по освобождению Кракова зимой 1945-го в биографии партизана Алеши занимает особое место. “Нас всех собрал командир Карасев и говорит: “Пришла команда центра направить Лексейку (так называли Ботяна) в город Краков. Желающие есть пойти с ним?” Все ринулись вперед. Я тогда сразу понял, что среди партизан я пользуюсь очень хорошим авторитетом и доверием”, — рассказывал разведчик в интервью ТАСС. Группе из 28 человек удалось обосноваться в районе Кракова и развернуть широкую разведывательную и диверсионную деятельность. В конце 1944 года ее бойцами был захвачен инженер-картограф, давший ценные сведения.

“У меня очень хорошие связи были с польским подпольем. Были надежные помощники, через которых узнавал разную информацию. Гитлер дал команду уничтожить город Краков. Восточнее от города был Ягеллонский замок (город Новы-Сонч, Краковское воеводство), из которого немцы снабжали фронт боеприпасами, сосредоточили огромное количество взрывчатки. И должны были при отступлении взрывать Краков. Это я узнал через связного. Мы решили воспрепятствовать этому”, — вспоминал Ботян. Выяснилось, что это склад со взрывчаткой предназначался для минирования культурных памятников Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец.

Группа советских разведчиков послала на склады польского офицера, который смог туда войти и заминировать их.

“Произошел сильный взрыв (около сотни тонн тротила). И не только замок взлетел вверх, но и все рядом здания были уничтожены, — вспоминал о тех событиях разведчик. — Немцы обезоружены остались. И уходили после этого не только дорогами, а лесами бежали…И мы их там ловили. Тем самым мы не дали возможность Гитлеру уничтожить Краков”. После такого немцы не смогли быстро восстановить запасы взрывчатки, и плотина в городе Новы-Сонч, которую собирались подорвать, осталась цела. Краков избежал участи быть стертым с лица земли. Взрыв произошел 18 января, а уже 19-го советские войска вошли в Краков.

Умер Алексей Николаевич Ботян в феврале 2020 года на 104 году жизни.